Автор: Bulmachan

Переводчик: Candice

Оригинальное название «The Spell»

Ссылка на оригинал: на candyterry.com

Пэйринг: Кенди/Терри, Терри/Сюзанна, НЖП

Рейтинг: R

Жанр: Romance

Размер: Миди

Разрешение на перевод: получено. Также по соглашению с хозяйкой сайта candyterry.com Candice имеет право переводить любые фанфики с ее сайта

Примечание: Переведен в 2006г. Отредактирован в 2010г

Предупреждение: переведен для сайта «Кухня Кенди». Другие ресурсы на размещение перевода разрешения не получали.

Саммари: Сюзанна пытается добиться любви мужа. Что окажется сильнее: колдовство или настоящая любовь?

 

Погода стояла облачная, ветреная, холодная. Непривычно, скажем так, холодная для нью-йоркской зимы. Однако Сюзанна все-таки приняла приглашение Клэр пойти прогуляться в город. Бывшая актриса все время пребывала в депрессии, и за последние дни ее настроение не улучшилось. Поэтому Клэр вытащила ее за покупками и упорно катила инвалидное кресло по скользким улицам.

Клэр, давняя школьная подруга Сюзанны, прослышав о несчастном случае, стала ей как сестра. Она приходила, когда Терри отсутствовал. Их семьи водили знакомство с давних пор. Клэр была хорошо обеспечена, и ей не приходилось волноваться о деньгах. На девичью дружбу могло повлиять замужество Сюзанны – и Клэр была готова отойти в сторону ради счастья подруги – но, видя, как развиваются отношения новобрачных, Клэр и Сюзанна сблизились как никогда.

«Не выходи за него», отговаривала Сюзанну разумная Клэр, «ты же знаешь, он тебя не любит. Он с тобой только из чувства долга». Сюзанна же с мечтательным взором всегда отвечала: «со временем все изменится, вот увидишь». Но время шло, минуло полтора года, а все оставалось по-прежнему.

Идея выйти за покупками оправдала себя. Девушки болтали и набивали машину новыми платьями, украшениями – всем тем, что могло бы помочь Сюзанне завоевать сердце мужа.

– Клэр, не купишь мне шоколада? – попросила Сюзанна. В ее любимом магазине толпился народ, и на кресле-каталке туда не пробиться. Хоть она и Сюзанна Марлоу, в такой холод людям было не до нее, они торопились по домам. Клэр согласилась, и пока она ходила за шоколадом, кое-что привлекло внимание Сюзанны.

«Хотите быть счастливы в любви? Вернуть любимого? Поможет мадам Луиза», гласила старая выцветшая вывеска на стене. Края вывески обрамляли эзотерические знаки.

– Если б это было так просто, – вздохнула девушка, но мысль о лозунге прочно засела в голове. Слова звучали так соблазнительно.

Сюзанне удалось подкатить кресло к входу, и, немного помешкав, она въехала внутрь. В помещении таинственно пахло фимиамом и чем-то еще. Испуганно таращась, она прокатила коляску за черные и красные занавеси и увидела темную комнату, полную всяческих диковин. В комнате горели свечи, а посередине стоял покрытый красным бархатом стол. На нем в сторонке лежала колода карт, а в центре стоял хрустальный шар. Странный запах усилился, и девушка засомневалась, верно ли она поступила… может, лучше уйти, пока никто ее не увидел?

Вдруг кто-то сжал ее плечо. Сюзанна вскрикнула. Когда она обернулась, то увидела, что на нее смотрит старая дама с длинными белыми волосами.

– Не бойся, дитя мое, я помогу тебе, – смиренно произнесла дама.

– Мне ничего не нужно, я уже собиралась уходить, – ответила Сюзанна, обретя дар речи. – До свидания, – и попыталась выехать из комнаты, но от страха ее не слушались руки.

Хозяйка салона внимательно посмотрела на посетительницу и тепло улыбнулась.

– Что ж, понимаю. В сердце твоего мужа живет воспоминание о другой женщине и мешает ему полюбить тебя?

Сюзанна растерялась: старуха задела больное место. Нарочно. Но откуда она могла знать? Сюзанна не распространялась о своей личной жизни.

– Я уже попрощалась.

– Милая, послушай меня, – заговорила старуха и погладила Сюзанну по щеке худой морщинистой рукой. – Я знаю, твой муж ни разу не сказал тебе ни слова о любви, а я хочу тебе помочь. Видишь это снадобье? Я дам его тебе. Оно действует лишь один раз, так что не откладывай, поняла? Вот, спрячь его у себя, и когда будешь одна, добавь туда одну слезинку с каплей своих любимых духов. Если слеза появится из-за ссоры с ним, будет даже лучше – это усилит чувства. Встряхни бутылочку и перемешай содержимое, и когда мужа не будет дома, вылей все на его подушку и его сторону постели, особенно на матрас. Ах да, и не забудь надушиться любимыми духами на ночь.

Сюзанна вся обратилась в слух и не отрывала глаз от бутылочки в руке дамы.

– А как оно подействует?

Собеседница улыбнулась.

– Увидишь… и когда ты убедишься, что я не обманываю, ты вернешься, – и на этом оставила гостью в размышлениях.

На лице Сюзанны появилась робкая улыбка: она попробует. А почему бы и нет, черт возьми? А вдруг сработает? Она быстренько спрятала бутылочку к себе, чтобы Клэр ничего не узнала. С некоторыми усилиями ей удалось выехать из темной комнаты. На улице подруга с шоколадкой ее обыскалась.

– Где ты околачивалась, Сюзанна Марлоу? Я до смерти перепугалась!

– Извини, я отвлеклась, – состроила Сюзанна невинное личико. – Так мы идем?

Дальше делать было нечего. Холодало все сильнее, и девушки решили вернуться к Сюзанне. Терри отсутствовал, скорее всего, по рабочим делам, отнимавшим кучу времени. Девушки выпили чаю со сладостями, купленными в магазине. Потом Клэр ушла. Сюзанна, оставшись одна, вытащила бутылочку и посмотрела ее на свет. Внутри было что-то темное и густое. Сюзанна поморщилась – на дорогих простынях и подушке наверняка останется ужасное пятно… и как потом это объяснять Терри? Что подумает прислуга, неважно, но Терри-то наверняка спросит, что случилось на его половине кровати.

Но… вдруг получится?

Сюзанна помотала головой и опустила глаза.

– Наверняка она мошенница.

Сюзанна была готова выкинуть снадобье в мусор, но что-то остановило ее. Она заперла бутылочку в ящике тумбочки. Терри вернулся поздно. Он играл главную роль в постановке «Гамлет», и спектакль четвертый месяц шел с неизменным аншлагом. С колотящимся сердцем Сюзанна ожидала супруга в постели.

По прошествии месяца со дня их свадьбы вечера проходили по однообразному расписанию. Терри приходил, здоровался, принимал ванну, сушил волосы, облачался в пижаму и халат и направлялся в домашнюю библиотеку. В окружении книг он пропускал стаканчик шотландского виски или бренди, чтобы расслабиться, и думал… думал о своем и пребывал в уединении. Через несколько часов он возвращался в спальню и ложился. Сюзанна уже спала… по крайней мере, он так думал.

Второй день Сюзанна не могла забыть о таинственном снадобье, которое ей дала старуха. Она не верила в колдовство: разве могло оно помочь ей в отношениях с мужем? Но все же она решила попытаться. Она спрятала бутылочку и позвонила в серебряный колокольчик.

Через несколько секунд появилась горничная.

– Скажите Терри, что я хочу поговорить с ним, – распорядилась Сюзанна, закрыв ящик.

Горничная удалилась с поручением. Через несколько минут, надо сказать, куда неспешнее, чем служанка, дверь открыл Терри.

– Сюзанна, ты хотела поговорить?

– Да, – ответила она, слегка нервничая.

– Чем могу быть полезен? – в его ровном спокойном голосе не проскальзывало ни капли любви.

Сюзанна помялась.

– Нет, ничего, я просто… хотела поговорить с тобой, узнать, как ты.

– Сюзанна, извини, но я сейчас очень занят. Я читаю новый сценарий, поговорим позже, – вежливо сказал Терри и собрался выйти из комнаты.

Сюзанна потеряла терпение. Она, в конце концов, его жена!

– Да, конечно. А если бы я сказала, что у меня известие о Кенди? Ты бы ушел так же быстро? Наверняка нет.

Терри замер на месте и повернулся к Сюзанне.

– Кенди? Что случилось с Кенди?

Сюзанна сложила руки и расстроилась еще больше.

– Я знала, она все равно для тебя важнее, чем я!

Обеспокоенный Терри подошел к жене.

– Что тебе известно о Кенди? – его голос звучал очень серьезно.

Она глянула в сторону и принялась играть выученную назубок роль жертвы.

– Ничего. Я просто хотела убедиться, что она по-прежнему важна для тебя.

Терри прикрыл глаза, подбирая слова.

– Сюзанна, ты прекрасно знаешь, что для меня значила Кенди.

В голубых глазах стояли слезы.

– Ты все еще не можешь забыть ее, ведь так?

– Перестань задавать один и тот же вопрос. Сейчас имеет значение только это, – он показал свое обручальное кольцо. – Я буду в библиотеке.

Он вышел из спальни и закрыл за собой дверь.

Говорить об их отношениях и смотреть в глаза мужа для Сюзанны было настоящей пыткой. Его холодный взгляд не выражал ничего, кроме смирения. И что еще хуже, при одном упоминании некоего имени Терри откладывал все текущие дела и уделял все внимание тому, кто это имя упомянул.

Слезы гнева сами хлынули из глаз, и, помня о словах старухи, девушка открыла бутылочку и капнула внутрь пару слезинок. Затем взяла флакон любимых французских духов и добавила сколько нужно. Закрыла бутылочку и встряхнула ее, смешивая ингредиенты. Мало-помалу, жидкость потеряла густоту и стала нежно-розовой. Ложиться спать было рано, и, опасаясь, как бы жидкость вновь не потемнела, Сюзанна спрятала бутылочку в бюстгальтере. Здесь ее никто не станет искать.

только для размещения на candykitchen.ru

Сюзанна сверилась со временем. Терри должен прийти домой и появиться в спальне через час. Она сняла наволочку с его подушки, вылила на нее чуть-чуть розовой жидкости и еще немного на матрас: не хотелось посадить пятно на простыни. Удивительно, но жидкость была почти неразличима, ощущался лишь запах духов. Пришлось повозиться, чтобы привести в порядок кровать со стороны мужа, и затем, как наказывала старуха, Сюзанна надушилась сама.

Теперь оставалось только ждать…

Ей хотелось поскорее увидеть результат. Она не сводила взгляда с циферблата. А минуты тянулись убийственно медленно.

Наконец, час настал, и снаружи послышались знакомые шаги Терри. Сюзанна впопыхах схватила книгу и, сделав вид, что читает, открыла на первой попавшейся странице. Она уложила волосы и принарядилась для супруга, а сердце ее колотилось так быстро, что грозило разорваться в любую минуту. Она начала читать, но в смысл особенно не вникала… дверь вдруг открылась, и вошел Терри.

– Добрый вечер, Сюзанна, – сказал он, вешая пиджак, и направился в ванную. Комната наполнилась запахом дыма от сигар, выкуренных за день.

– Добрый вечер, Терри, как прошел спектакль? – спросила она достаточно громко, чтобы он услышал.

– Как обычно, – кратко ответил он.

Сюзанна ужасно нервничала. Еще столько времени ждать, пока он ляжет. Терри вышел через несколько минут, вытирая голову полотенцем. Сюзанна глянула на него искоса, продолжая делать вид, что читает, и заметила, что он повел носом, будто принюхивался. Неужели действует?

– Сюзанна, что это за запах? – спросил он.

Она улыбнулась, и в ее глазах отразилось предвкушение.

– А, это мои духи. Я просто пролила чуть-чуть на подушку, и комната вся пропахла.

Молодой человек ничего не сказал; взглянул на жену и ушел в библиотеку. Абсолютно никаких перемен. Почему он не изменился, если почувствовал запах? Поразмыслив, Сюзанна пришла к выводу, что старуха была просто мошенницей.

– Слава богу, я хоть не платила, – пробормотала она, положила книгу на тумбочку, погасила свет и повернулась на правый бок, ожидая, когда Терри придет и ляжет спать.

Она отчитывала себя за то, что повелась на старухины обещания, и тут послышался какой-то звук. Дверь медленно открылась и закрылась. Сюзанна перепугалась – это не мог быть Терри, он только что вышел. Кто это может быть? Может, грабитель?

Но затем послышался знакомый шорох халата, упавшего на стул. Халата Терри… К ней легли в постель. Некоторое время оставались на другой стороне постели, а потом придвинулись к ней.

– Спокойной ночи, крошка, – шепнул Терри на ухо Сюзанне, поцеловал ее в щеку, обнял и положил ладонь ей на живот. Потом уснул и засопел.

Сюзанна изумилась до глубины души! Просто не верилось: Терри назвал ее «крошка», поцеловал на ночь, да еще и обнял. Чтобы убедиться, что это правда, она накрыла его ладонь своей… какой он теплый, и как приятно было ощущать его так близко. Сколько раз она об этом мечтала? Больше тысячи. Она не хотела засыпать, она хотела наслаждаться этим прекрасным ощущением, но глаза слипались, и она уснула.

На следующий день Сюзанна проснулась в одиночестве. Терри, вероятно, ушел в театр, но ей было все равно. Слово «крошка» звучало у нее в ушах, а живот хранил тепло его ладони. Беспечный шепот слетел с ее уст… Терри. Она взглянула на его опустевшую сторону и принюхалась там, где вчера пролила жидкость. Запах остался… Может, сегодня все пройдет также чудесно, как предыдущей ночью? Она улыбнулась и пожелала, чтобы время поскорей пролетело.

Настал вечер.

Сюзанна нервничала куда сильнее вчерашнего. А что если Терри зайдет дальше, чем прошлой ночью? От этой мысли ее щеки заалели.

Услышав знакомые шаги, направляющиеся к комнате, она не могла сдержать волнения. Дверь открылась, и Сюзанна взглянула на своего Прекрасного Принца. Вот сейчас он с распростертыми объятиями подбежит к ней, как в замедленной съемке, признается ей в любви, и тогда запоют птицы и засверкают салюты. Но где же Прекрасный Принц, где птицы, где салюты? Когда Терри зашел, на нем были очки – значит, он собирается заняться делами в библиотеке. Ведь все должно было быть по-другому. Почему же сейчас он не такой милый, как вчера?

– Сюзанна, ты еще не спишь? – обратился он к ней, подошел к шкафу и начал искать папку.

– Нет, я… мне не спится, – солгала она.

Терри открыл папку и просмотрел бумаги.

– Хочешь, я принесу тебе молока?

– Нет-нет, не надо. А ты скоро ляжешь? – спросила она, желая понять, в настроении ли он сейчас хотя бы пообниматься.

Его глаза не отрывались от папки, пока он не нашел то, что искал.

– Нет, я очень занят. Я просто зашел за документом. Надеюсь, ты скоро уснешь. Спокойной ночи.

С этими словами Терри вышел из спальни и закрыл дверь.

Сюзанне хотелось швырнуть подушкой ему вслед. «Ах, ну почему же не сработало?!» мысленно возопила она и снова принюхалась к подушке. А потом вспомнила слова старухи: оно действует лишь один раз.

Девушка сильно расстроилась. Она целый день ждала, когда настанет ночь, и что получила? Разочарование, огромное разочарование! Но про себя она решила: завтра она опять зайдет к старухе. С горечью и печалью она погасила свет и быстро уснула.

На следующий день Сюзанна поведала Клэр обо всех чудесах, что случились ночью, и попросила отвезти ее в салон. И естественно, заставила подругу поклясться жизнью, что та не проболтается ни одной живой душе.

После того, как она подробно рассказала о том, что и как сделала, Клэр испугалась.

– Сюзанна, это же ведьма, а ты католичка!

Сюзанна отвела глаза.

– Нет, она не ведьма. Она хорошая женщина, которая просто хочет мне помочь, и я увижусь с ней, даже если ты со мной не пойдешь… Я думала, ты мне подруга!

Вспышка гнева не удивила Клэр. Но Сюзанна была ее подругой, и явно нуждалась в ее помощи.

– Ладно, я пойду с тобой, но обещай, что не наделаешь глупостей, хорошо?

Сюзанна улыбнулась.

– Не наделаю, не волнуйся.

Клэр перекрестилась.

– О Боже, гореть мне в аду за это.

Девушка в кресле-каталке только хихикнула.

Клэр согласилась по двум причинам. Она давно не видела подругу такой бодрой, радостной. Глаза Сюзанны сияли счастьем. Но ее надо было удержать от глупостей. Одного не понимала Клэр – одержимой любви к Терри, но, черт возьми, это была любовь.

– Ты уверена, что хочешь этого? – спросила она, когда они добрались до салона с выцветшей вывеской.

– Больше всего на свете, – ответила Сюзанна.

Только они собрались пройти за черные и красные занавески, послышался голос старухи.

– Ей можно доверять?

Девушки переглянулись, одна другой испуганнее.

– Ей можно доверять? – снова спросил голос. Сюзанна узнала его и ответила утвердительно.

– Тогда входите.

Старуха сидела за столом в той же темной комнате и с подозрением оглядывала вторую гостью.

– Клэр моя лучшая подруга, – объяснила Сюзанна, заметив настороженность хозяйки салона, – я ей полностью доверяю.

Старуха кивнула и пригласила Клэр присесть за стол. Подруга откатила кресло в сторону и села рядом с Сюзанной.

– Итак, я вижу, что была права, ты все-таки вернулась… теперь расскажи, как все прошло? Тебя устроила его реакция? – спросила старуха с понимающей улыбкой.

– Ну, – покраснела Сюзанна, – он назвал меня крошкой, поцеловал на ночь и, когда уснул, обнял меня.

Однако старуху это не слишком удивило.

– И все? – уточнила она.

Сюзанна была сбита с толку.

– Вы думаете, этого мало?

Старуха почесала подбородок.

– Хм-м, его чувства к другой еще сильны; вероятно, их связывает невидимая нить. Снадобье, которое я дала тебе, очень сильное; у тебя как минимум должна была быть ночь любви, желания и страсти.

Клэр состроила гримаску.

– Вы его не знаете.

– Моя милая грустная девочка, хочешь ли ты, чтобы я помогла тебе? – обратилась старуха к Сюзанне, держа ее за руки и едва обращая внимание на Клэр.

В глазах Сюзанны вспыхнула искра надежды.

– Но… как вы можете помочь?

– Могу заставить его полюбить тебя, – улыбнулась старуха.

– Правда?

– Конечно.

– А что вы хотите? Денег? – сейчас Сюзанна радовалась, что выросла в богатой семье, и может заплатить старухе любую сумму.

Хозяйка салона не проявила ни малейшего интереса.

– Не стоит волноваться, это неважно. Главное, насколько сильно ты хочешь, чтобы я помогла тебе.

– Очень, очень хочу!

Старуха заговорила серьезно.

– Ты на все готова ради этого мужчины?

Тут вмешалась Клэр.

– Погодите-ка… что Вы имеете в виду?

Старуха снова пропустила слова Клэр мимо ушей и не сводила взгляда с Сюзанны.

– Девочка моя, ты на все готова ради этого мужчины?

Сюзанну одолевали сомнения.

– Э-э, на все?..

– Что ж, – старуха отпустила ее руки и встала, – если ты не готова, я не смогу тебе помочь.

– Нет-нет, не уходите! – воскликнула Сюзанна, видя, как ускользает надежда на счастье. – Да, я готова на все ради Терри.

Старуха, скрывая улыбку, вернулась на место – сейчас следовало внушить клиентке уверенность.

– Хорошо, я помогу тебе. Но теперь, все, что здесь происходит, должно оставаться тайной. Об этом никто не должен знать – нам ни к чему лишние расспросы. Ты согласна, Клэр?

Наконец-то старуха обратила внимание на Клэр,.. и у той по спине прошел холод.

– Но…

– Клэр, пожалуйста, мне так нужна твоя помощь! – умоляла Сюзанна.

Клэр лишь покорно пожала плечами.

– Ладно, все равно всегда выходит по-твоему.

– Значит, договорились. Тогда скажи мне вот что. Сохранилось ли у твоего мужа что-нибудь от другой женщины? – спросила старуха. – Например, подарок?

– Да, кое-что есть, – подтвердила Сюзанна.

– Тогда принеси мне эту вещь, и чем быстрее, тем лучше.

Сюзанна кивнула.

– Только ее и ничего больше?

– Пока только ее, – улыбнулась ей старуха.

– И тогда Терри меня полюбит? – отчаяние девушки было очевидно.

– Терпение, моя красавица, терпение. Когда ты достанешь эту вещь?

– Прямо сейчас. Я весь день свободна.

Клэр снова вмешалась.

– Я могу занести, так будет быстрее.

– Правда?

– Я же сказала, ты всегда добиваешься своего.

Старуха начала хлопотать.

– Тогда найди и принеси мне ее… затем приходите завтра в три часа пополудни.

Клэр встала и надела пальто. Сюзанна спросила:

– Мадам, а как вас зовут?

– Луиза, как сказано на вывеске. Клэр, не задерживайся с поручением.

Девушки покинули салон и вернулись в дом Гранчестеров. Убедившись, что Терри еще не вернулся, Сюзанна попросила отвезти ее в библиотеку. Там она заперла дверь.

– Что ты собираешься делать? – прошептала Клэр.

Сюзанна подъехала на кресле к небольшой картине и сняла ее. За картиной обнаружился сейф.

– Терри часто отсутствует, и я, скажем так, поиграла в детектива… Поскольку он в свободное время почти всегда сидит здесь, я решила здесь все осмотреть, и нашла кое-что интересное.

Клэр попыталась открыть, но без кода не смогла.

– Как ты его откроешь?

– Так же, как и раньше, – улыбнулась Сюзанна. – Я не сразу подобрала верную комбинацию, – сказала она, повернула одно колесико на несколько делений влево, другое вправо, и замок щелкнул.

– Ты опять меня удивляешь.

– Поди посмотри, что там, – сказала Сюзанна. – По-моему, это тайник Терри.

Она вынимала письма, бумаги и все остальное, пока не нашла искомое. Нечто небольшое, завернутое в носовой платок. Видимо, этой вещицей очень дорожили.

– Это подойдет, – сказала Сюзанна.

Клэр не понимала… может, платок раньше принадлежал Кенди?

– Что это?

– Дурацкая губная гармошка, которую эта мерзавка подарила ему, когда они учились в школе, – ответила Сюзанна, и развернула платок.

Об этом Клэр была наслышана. Сюзанна не раз жаловалась, что Терри дорожит всем, что связано с Кенди, больше, чем их семейной жизнью. Историю гармошки Сюзанна узнала случайно. Однажды она предложила Терри бросить курить, и он улыбнулся. Сюзанна обрадовалась и ласково спросила его о причине улыбки. И Терри честно, как всякий раз, когда речь шла о Кенди, без всякой задней мысли признался, что ему вспомнилось, как когда-то от вредной привычки его пыталась отучить Мисс Веснушка… а когда увидел лицо жены, понял, что сделал ошибку. Не говоря уже о том, что Сюзанна два дня ходила мрачнее тучи.

И теперь ей, разумеется, не доставляло радости держать в руках подарок от бывшей подруги мужа.

– Но Сюзи, если что-то пропадет, Терри заметит, особенно, если бережет ее как зеницу ока.

– Не заметит, если внутрь положить что-нибудь такой же формы, – заверила девушка, вынула шоколадку и обернула ее платком. – Вот так. Он не заметит разницы, если, конечно, не захочет поиграть. Надеюсь, сегодня обойдется.

– А теперь?

– Теперь, – Сюзанна сложила все обратно в сейф, как было раньше, – ты отнесешь ее мадам Луизе, а завтра мы придем в салон вместе.

Клэр глянула на гармонику. Поблескивающий, тщательно отполированный инструмент хорошо сохранился: определенно, подруга была права.

– Сюзи, ты действительно хочешь это сделать?

Сюзанна повесила картину обратно, закрывая тайник, и поглядела на Клэр. Решительность, обретенная в салоне мадам Луизы, не угасла.

– Да. Я никого так не любила, как Терри, и хочу только, чтобы он полюбил меня… Все мои прошлые усилия пропали даром. Это единственный способ завоевать его сердце. А сейчас давай уйдем отсюда, пока никто ничего не заподозрил… и спрячь ее.

Клэр отвезла подругу в спальню и ушла с поручением в салон. Той же ночью мадам Луиза внимательно изучила и гармонику, и клиентку.

– У этой девушки темная аура. Тем легче мне будет работать.

На следующий день девушки как штык были в салоне. Хозяйка заперла входную дверь, чтобы не помешали случайные посетители.

– Девочка моя, прошлой ночью мне многое открылось, – сказала она и отложила колоду Таро.

– Да? И что же?

– Мне открылось, почему мое снадобье подействовало не так, как положено. Нить, которая связывает этих двоих, крепнет день ото дня.

– Но как так может быть, ведь они давно не виделись друг с другом? – Сюзанне претила мысль о том, что Терри ведет двойную жизнь и скрывает Кенди где-то в городе.

– Дорогая, для сохранения связи вовсе не нужно быть близко физически. Они расстались, но души их оставались вместе. Муж твой ведь избегает тебя? Почему? Потому что все еще любит ее… если я не ошибаюсь, эта нить протянулась между ними еще в юности, и не отпускает от нее и от воспоминаний, связанных с ней, – объяснила старуха.

Сюзанна опустила взор.

– Мне не обязательно выслушивать то, что я давно знаю.

Старуха взяла Сюзанну за руку.

– Не отчаивайся, дорогая, у нас все получится. Он будет любить тебя также сильно, как ее… теперь я должна услышать всю их историю со всеми подробностями– .

И опять расстроенной Сюзанне пришлось пережить пытку историей любви Терри и Кенди, пересказать все подробности. Тем временем старуха вынула из ящика скляночку и иглу и положила на стол. Потом терпеливо дослушала историю. Сюзанна не сдерживала слез.

– Не плачь, милая, я знаю, как помочь твоей беде. Скажи, ты по-прежнему согласна на все ради него?

– Да, – сказала девушка, вытирая лицо платком.

– Тогда, моя красавица, мне нужно несколько капель твоей крови, – попросила старуха добрым голосом, – обещаю, тебе не будет больно.

– Моей крови? – слегка встревожилась Сюзанна. – Зачем?

– Ты мне не веришь? Вспомни, как хорошо было в его объятиях, и какие прекрасные снились сны? Думала ли ты, каково быть любимой им, телом и душой? – искушала ее старуха.

В ответ Сюзанна лишь покраснела. Она думала об этом со дня свадьбы. Словно во сне, она потянулась за иглой и уколола палец. В скляночку закапала кровь.

– Этого хватит, – сказала старуха и забрала иголку.

– И что вы с ней будете делать? – заговорила Клэр, до сих пор хранившая молчание.

– Это секрет, – улыбнулась старуха. – Первый шаг сделан.

Сюзанна пососала палец и обернула его платком.

– А кровь Терри тоже нужна? Ее будет трудно достать.

Старуха спрятала скляночку и посмотрела на клиентку.

– Нет. Но теперь обе слушайте очень внимательно, потому что это следующий шаг.

– Хорошо, – отозвались Сюзанна и Клэр.

– Мне нужно, чтобы вы нашли эту девушку и принесли ее локон и несколько капель крови. А еще отобрали у нее распятие, которое она не снимает.

– Но…

– Я не закончила. Вы должны сделать так, чтобы она съела это и душилась этим, пока бутылка не опустеет. И с этой секунды все будет в моих руках. Да, и нужно несколько твоих волосков, дорогая, – сказала старуха и вручила Сюзанне ножницы.

– Ну, с моими волосами легко, но как достать все остальное? – спросила та, отрезая волосы.

Старуха положила прядку рядом со склянкой и улыбнулась.

– У тебя острый ум, дорогая, ты найдешь способ. Помни, чем раньше ты достанешь мне все необходимое, тем скорее услышишь слова, которых так долго ждешь.

Клэр приподняла бровь.

– Здесь Вы правы, у нее богатое воображение.

– Отлично, я что-нибудь придумаю, – хихикнула Сюзанна. – Можно взять обратно гармошку?

– Да, дорогая, возьми.

Прежде чем уйти, Сюзанна с самым невинным видом спросила:

– Кстати, нет ли у Вас еще того средства, которое вы мне давали? Можно мне еще?

Старуха снова улыбнулась.

– Мне жаль, дорогая, я говорила, что оно действует только один раз. А теперь иди и подумай, как добыть остальные компоненты.

Девушки ушли, размышляя о поставленной задаче. Перво-наперво надо было найти Кенди.

Пока девушки занимались своими делами, Терри в театре повторял роль. Как профессионал, он с головой погружался в работу, однако сейчас ему что-то мешало сосредоточиться. Он оторвался от книги и оставил ее на столе. Снял очки, которые носил целый день, закрыл глаза и потер двумя пальцами след от дужки.

Его не покидала тревожная мысль… почему на днях он проснулся и обнаружил, что обнимает Сюзанну? Почему они лежали так близко друг к другу, словно вот-вот сольются в супружеском союзе? Он никогда не прикасался к жене, они не стали влюбленной парой. Тогда почему он заключил ее в объятия?

«Да что со мной такое, черт побери?» подумал он и открыл глаза. Он пытался понять, что им двигало.

Рассеянным взглядом он уставился в никуда. Неожиданно на его лице появилась слабая улыбка.

«Мисс Веснушка, как ты сейчас поживаешь?» с нежностью вспомнил он. Потом снова надел очки и вернулся к работе.

только для размещения на candykitchen.ru

С тех пор, как старуха дала задания двум своим молодым посетительницам, утекло немало воды. Сюзанне, конечно, хотелось быстрого результата, но оказалось, не все так просто. Частный детектив, нанятый ею, после недельного расследования сообщил, что Кенди в Нью-Йорке не проживает.

В общем, вернулись к тому, с чего начали… Уехать она могла либо в дом Эндри, либо в приют, где ее вырастили. А если детектив ошибся, и ее нет ни там, ни там? Сюзанна бы разведала сама, но путешествие в ее состоянии обернулось бы сплошными трудностями и расстройством. Кроме того, ей пришлось бы успеть побывать в двух местах и вернуться в Нью-Йорк в тот же день. Так быстро не летали даже самолеты.

И снова вся надежда была на подругу. Клэр вызвалась поехать и все выяснить. Но куда именно ехать? Эту проблему Сюзанна могла разрешить. Адрес она нашла в тайном сейфе среди писем и документов. Терри записал на листке кое-какие сведения о Кенди, и, конечно же, адрес Дома Пони. Он заезжал туда лишь однажды, но на всякий случай пометил, как туда добираться.

В конце концов, Клэр набралась смелости направиться без сопровождения в Иллинойс, чтобы отыскать и Кенди, и «ингредиенты». Путешествовала она, разумеется, первым классом. И когда она приехала в Дом Пони, то прониклась ужасом и отвращением. Грязное неказистое здание приюта пришло в полное запустение.

Входная дверь была незаперта и приоткрылась от первого стука. Клэр оглянулась и сунулась внутрь. Похоже, здесь давно никто не жил. Клэр подумала, не заблудилась ли она. Однако, «Дом Пони» гласила, что адрес верный.

Что же произошло? Стоит ли войти и искать в доме или хотя бы оглядеться снаружи? Не успела Клэр ступить шагу, как вдруг кто-то тронул ее за плечо.

– А-А-А-А-А-А-А!!! – вскрикнула она и обернулась. И оказалась лицом к лицу с молодым человеком, который, судя по его глазам, перепугался еще больше.

– Как вы посмели до меня дотронуться! – она пыталась делать вид, что возмущается, но дрожащий голос выдавал волнение.

– Извините, – извинился Том, возмужавший и похорошевший, – но кто вы такая и что здесь делаете? Кажется, мы незнакомы.

– Я искала Дом Пони, – объяснила девушка. – Мне нужна Кенди.

Услышав имя подруги детства, Том улыбнулся.

– А, Вы подруга Кенди?

Пришлось соврать.

– Да, мы познакомились в школе, в Лондоне, и раз уж я оказалась неподалеку, то подумала, не навестить ли мне ее.

– Тогда, может, зайдете ко мне на чашку чая? Я расскажу, что здесь случилось, – пригласил Том со всей учтивостью, которую привили ему мисс Пони и сестра Мария.

Жилище Тома ничуть не изменилось. Разве что двухлетний малыш, играя в ковбоя, убегал от матери и мисс Пони. Том опустился на колени и подхватил его.

– Ну же, Томми, будь хорошим мальчиком и не доставляй хлопот маме и тетушке Пони, ладно?

Темноволосый малыш хихикнул и чмокнул отца в щеку, а тот передал сына в заботливые руки жены.

– Спасибо, милый, – сказала она и вместе с мисс Пони удалилась. Том с гостьей остались чаевничать.

– Я прошу прощения, – сказал Том, снимая ковбойскую шляпу, – но мой сын такой непоседа, что к вечеру жена и мисс Пони с ног валятся от усталости.

Клэр внимала с улыбкой. Итак, старая леди с доброй улыбкой – это мисс Пони.

Том отвлек ее от раздумий.

– Значит, Вы хотели увидеть Кенди?

– Да, – начала сочинять Клэр, – когда-то в школе она мне рассказывала о холме и Доме Пони. Я бы очень хотела увидеть ее, и вот, приехала, туда, где она живет, как она мне объясняла. Но там никого не оказалось.

– Дом Пони, – в голосе Тома прозвучали ностальгические нотки. Он откинулся на спинку стула и поведал невеселую историю.

В то время, когда Кенди жила в приюте, туда пришло письмо от настоятельницы конгрегационной церкви. Сестру Марию отзывали из приюта. Она всей душой стремилась остаться с мисс Пони и детьми, но настоятельница была неумолима. Сестра Мария ушла в слезах.

Кенди сочла своим долгом остаться и помогать заботиться о детях. Но сердце мисс Пони подсказывало: не здесь назначено быть ее воспитаннице. Кенди выросла, выучилась; перед ней открывался целый мир. Мисс Пони убедила ее, что со всем справится, а дипломированная медсестра должна лечить тех, у кого не хватает денег на хорошую больницу. Кенди колебалась, но, видя настойчивость Мисс Пони, вступила в общество Красного Креста – организацию, которая разъезжала по стране и помогала нуждающимся.

Шли месяцы, и у мисс Пони стало не хватать сил на поддержание порядка в приюте. Мисс Пони любила детей всем сердцем, но, увы, годы брали свое. Том, который неизменно навещал и помогал ей, решил взять дело в свои руки. Он пригласил мисс Пони жить к себе: как-никак, она растила его с малых лет. Детей отправили в другой приют, а Дом Пони закрыли.

Тем временем Кенди вернулась из поездки по стране в миссии «Красного Креста». При виде запустелого приюта у нее все оборвалось. Она сперва подумала, что с мисс Пони что-то случилось, но даже после того, как все прояснилось, продолжала винить себя за то, что не уберегла свой единственный родной дом. Мудрая мисс Пони сказала, что закрытия приюта было неизбежно. К тому же, она радовалась за своих крошек и гордилась ими. За годы работы они с сестрой Марией воспитали хороших людей. И лучшие примеры тому – Кенди и Анни.

После долгого откровенного разговора Кенди успокоилась. Мисс Пони частично облегчила груз ее вины. Но Кенди все равно потеряла свой дом. Том был рад принять ее у себя, но она решила заехать погостить к Альберту. В поместье Эндри все осталось по-прежнему: кто-то воротил нос, кто-то обливал презрением. Зато Альберт встретил ее с распростертыми объятиями и неизменно доброй улыбкой.

Однажды вечером они прогуливались по саду, как раньше, и вели неспешную беседу. Кенди с удовольствием проводила время в саду Энтони, так что их прогулка завершилась именно там.

В окружении прекрасных цветов Альберт признался: он задыхается в путах семейного долга и собирается объявить, что слагает с себя полномочия главы клана. Кенди полностью его поддержала. Ей тоже приходилось несладко, когда надо было вести себя как леди из общества. Но еще она знала, что Эндри всегда Эндри, особенно, если речь идет об Альберте.

Родственники воспротивились такому решению. В конце концов, они с Альбертом заключили договор: он будет делать все, что сочтет нужным, до тех пор, пока сохраняет за собой свой статус и обязанности. Это несколько расходилось с планами Альберта, но он не мог повернуться спиной к семье, особенно к Кенди. Вскоре он отбыл в Австралию. Кенди заверила его, что и с ней, и с семьей все будет в порядке, и беспокоиться не о чем.

Месяц спустя после отъезда Альберта горничная нашла в комнате Кенди адресованное ему письмо. Том сказал, что в письме Кенди отказывалась от фамилии и положения Эндри. Но служанка забыла письмо в фартуке, и во время стирки вода уничтожила конверт вместе с содержимым. Кенди сходила на фамильное кладбище и положила по цветку на могилы Энтони и Стира. Потом она уехала из города, никого не известив, не оставив никаких координат.

– Больше мы о ней не слышали. Мисс Пони переживала, и мы постарались убедить ее, что у Кенди все хорошо, – окончил историю Том и глотнул остывшего чая.

Клэр запоминала все детали, чтобы потом пересказать Сюзанне. Однако задача усложнялась. Если даже близкие не знали, где Кенди, кто еще мог подсказать? Клэр попрощалась с Томом и его семьей и уехала. Новости Сюзанну явно не обрадуют.

Никто, даже Том, не предполагали, что Кенди поселилась в Огайо. Ей здесь понравилось, к тому же до Чикаго было рукой подать. До Чикаго, где осталось все, чем она дорожила: детские воспоминания, друзья.

Но она не случайно пустилась в путь. Причиной тому был некто на букву Т. Терри. Пока она гостила у Эндри, он свалился как снег на голову. Он признался, что ему невыносимо жить в браке без любви, и что очень тоскует по ней. За ту минуту, что Кенди видела его, повзрослевшего, но не утратившего своей привлекательности, слушала его голос, смотрела в темно-синие глаза, в ней всколыхнулась буря смешанных чувств. С одной стороны, ей ужасно не хватало его, его подколок. С другой стороны, она была убеждена, что не имела права скучать по человеку, который ей не принадлежит. Неведомо откуда Кенди нашла силы сказать ему, что его место рядом с Сюзанной, его женой, и что он должен вернуться в Нью-Йорк. Как человек с моральными ценностями, Терри понимал, что обязан уважать Сюзанну за ее жертвы, но сердце упорно не соглашалось. Движимый виной и отказом любимой женщины, Терри покинул дом Эндри. Он больше не пытался переубедить Кенди, и она была ему за это благодарна… во второй раз ей бы не хватило сил его прогнать.

Тем не менее, Терри знал, где она живет, и мог прийти потом. Кенди же больше не хотела встречаться с ним. От одной мысли о его появлении сводило живот и кровоточило сердце. Да, Терри страдал не меньше. Только она ни за что бы не решилась признаться ему, как ей больно.

По примеру Альберта, который наслаждался свободой, она уехала и начала новую жизнь на новом месте. Денег у нее было немного, и Кенди сняла комнатушку в четырехэтажном коттедже, который держала Мириам, приятная добрая женщина. Работа нашлась в общественной больнице. Платили немного, но девушке хватало, и на свою жизнь она не жаловалась.

Этим утром Кенди встала с ощущением ранимости. Словно весь ее мир держался на волоске. И все началось с разрыва с Терри. Почему все ее надежды на счастье шли прахом? Будет ли конец ее потерям?

Впрочем, долго унывать Кенди не любила. Так что она постаралась взбодриться и начать день с улыбки. А перед тем, как уйти на работу, кинула взгляд на картинку с Терри. Она когда-то вырезала ее из газеты, где рассказывалось об успехе спектакля. Когда что-то не ладилось, Кенди было достаточно посмотреть на фотографию. И сейчас знакомая улыбка прогнала тоску.

– Ладно, пора на работу, – сказала она, надела пальто и ушла.

Клэр, с великим трудом отыскав телефон, дозвонилась до Сюзанны и рассказала все, что узнала от Тома. Она поклялась, что прочесала каждый куст, но Кенди как сквозь землю провалилась. Сюзанна впала в отчаяние. День за днем, и все без толку. А если они не найдут Кенди, мечты о счастливой жизни с Терри никогда не станут явью. Что же делать? Нужно найти ее, во что бы то ни стало!

И тут нашу милую Сюзи осенило. Она заперлась в библиотеке, открыла сейф Терри и снова взяла оттуда гармонику. Припрятав искомое, аккуратно закрыла сейф, отперла дверь и распорядилась, чтобы ее отвезли в город. Да, только старуха могла ей помочь.

Сюзанна попросила шофера остановиться на углу квартала, где находился салон мадам Луизы, и, улучив минутку, пробралась внутрь. Хозяйка, как обычно, сидела в темноте и гладила черную кошку. Сюзанна объяснила ситуацию и попросила помощи. Старуха кивнула.

Она спустила кошку на пол и заперла дверь. Из большого поржавевшего сундука достала две черные свечи и расставила их по обеим сторонам стола. В углу комнаты приготовила травяную смесь, выложила ее в пепельницу и поставила ее так, чтобы вместе со свечами образовался треугольник. Потом зажгла спичку и положила на травы. Те тут же загорелись. В центр стола гадалка положила причудливую колоду карт, а сверху гармонику.

Сюзанна сидела напротив. Она умирала от любопытства, но не решалась надоедать расспросами. Старуха полностью погрузилась в свою ворожбу. Девушка глянула в пепельницу – там внизу образовалась какая-то краснота, трудноразличимая в сумраке.

– Теперь, красавица моя, – сказала старуха, – мне нужна твоя помощь. Я хочу направить всю твою энергию и мысли на то, что мы сейчас сделаем, понимаешь?

– Э-э… да, – ответила девушка, слегка нервничая.

Старуха зажгла черные свечи. Закрыла глаза, вытянула ладони над пламенем и заговорила нараспев:

– О, Повелитель, ничтожным слугам твоим нужна твоя помощь. Краткий миг твоего появления осветит путь наш. Приди к нам, Хозяин, ибо мы взываем к тебе!

Она открыла глаза и убрала руки. И в эту секунду огоньки свечей и травяной смеси стали гореть, мерцать и менять оттенки в едином ритме. Огонь потемнел и слегка заискрил. Старуха улыбнулась.

– Он здесь.

Довольная, она села, взяла гармошку и положила рядом с горящей пепельницей. Потом начала раскладывать карты.

– Ты говорила, ее зовут Кенди Уайт Эндри? Девочка моя, вот восемь карт. Выбери три.

– Да, Кенди, – подтвердила Сюзанна, глядя на разложенную колоду. – Любые три карты?

– Те, которые подсказывает сердце, дорогая.

Дрожащей рукой Сюзанна вытянула три карты. Старуха перевернула и рассмотрела их. Затем убрала остальные и положила восемь новых.

– Она недалеко, это хорошо. Теперь следующие три.

На сей раз Сюзанна брала увереннее.

Старуха закрыла глаза на несколько минут и потом довольно улыбнулась. Убрала еще пять карт и сложила их в колоду, оставив только те, что вытянула клиентка.

– Достаточно, дорогая, я знаю, где она… Я вижу ее. Она живет одна и работает с доктором. Я покажу тебе этот район Огайо на карте.

Сюзанна решила, что гадалка блефует, она наверняка… как она могла поручиться, если даже не взглянула на последние карты? А Огайо? Зачем Кенди понесло в Огайо?

– А вы уверены? Вы даже не видели эти три карты».

– Мне это не нужно, но ради тебя я посмотрю.

По словам старухи, карты показывали местонахождение Кенди, но Сюзанна ничего не могла понять.

– Дорогая, сейчас самое время осуществить задуманное. Она живет воспоминаниями о прошлом, как и твой муж. И что самое лучшее, она одна. Я покажу на карте, где ее искать, и скажи своей подруге, чтобы поторопилась.

Старуха склонилась к горящей пепельнице, потом, бормоча что-то себе под нос, дотронулась до свечи, и три огонька вернули свой первоначальный цвет. В пепельнице пламя погасло через несколько секунд. Содержимое выглядело так, будто не горело вовсе, и краснота на донышке исчезла. Сюзанне это показалось странным, но она не стала забивать себе голову ненужными мыслями: если старуха права, Клэр вскоре отыщет Кенди.

Вооружившись картой, девушка ушла, чтобы связаться с подругой.

Наконец, Клэр добралась до цели, которую указала гадалка. Ей также удалось заполучить список всех местных врачей и больниц с адресами. Промаявшись четыре дня в напрасных поисках, она ужасно устала и хотела уже плюнуть на все.

«Старая ведьма могла бы указать и поточнее», жаловалась про себя Клэр, вычеркивая одно из последних имен в списке. Оставалось проверить еще одного врача, но убогая лечебница совершенно не вязалась с семьей Кенди. Вряд ли стоило туда идти.

На часах пробило семь вечера. Клэр почти уверилась в своем решении закончить поиски, но тут из дверей вышли две женщины. На одной из них, молодой кудрявой блондинке, была униформа медсестры.

«Может, она?» подумала Клэр и подошла поближе, но так, чтобы оставаться незамеченной.

Через пару кварталов другая женщина попрощалась. Клэр услышала имя – Кенди – и поняла: жертва найдена! Наконец-то! Клэр проследила за блондинкой до самого дома и записала адрес.

Как же теперь заставить ее выпить старухино снадобье? Как достать ее волосы и кровь? Клэр так и видела, как Сюзанна ее отчитывает: «скорее, скорее»… Легко сказать.

Клэр кое-что надумала, но это было небезопасно. Уже стемнело, и она здесь одна… не совершит ли она ошибку? Может, есть другой способ? Клэр поразмышляла добрых десять минут и сделала свой выбор.

– Вы действительно хотите поехать в неблагополучный район? – шофер, которого Клэр наняла, поглядел на нее с отчуждением. Что могло понадобиться в таких местах такой приличной на вид девушке?

– Да, отвезите, пожалуйста, меня туда и подождите. Потом отвезете меня обратно в гостиницу, – сказала Клэр.

Чем дальше ехала машина, тем хуже выглядели фасады окрестных домов. Значит, Клэр попала по адресу. Завидев неподалеку бар, она попросила отвезти ее туда. И напомнила, чтобы ее подождали.

Когда Клэр переступила порог, то возблагодарила небеса, что ее здесь никто не знал. Она бы от стыда провалилась сквозь землю, если бы кто-нибудь спросил, что она делала в таком месте. Она огляделась. Все взгляды были устремлены на нее. Она слишком выделялась. Девушки ее круга сюда явно не заходили.

На пути к стойке ее окружили трое парней.

– Эй, крошка, угостить тебя выпивкой? – обратился к ней один из парней, вероятно, главарь шайки.

– Н-нет, спасибо, – отказалась она, слегка нервничая.

– Что? Ты мне отказываешь? – ответ парня не устроил. – Мои друзья могут тебя переубедить.

– Я… кое-кого ищу, вот и все, – ответила Клэр.

– Что ж, детка, ты нашла меня, – сказал он, дотронувшись до ее щеки.

Клэр мотнула головой, уворачиваясь от прикосновения.

– Нет, я имела в виду другое… У меня есть кое-какая работа.

– Работа? Что за работа?

– Хочу передать послание одной девице, если вы понимаете, о чем я.

В глазах главаря зажегся интерес.

– Н-да? И зачем?

– Она флиртовала с моим дружком, и я хочу предупредить ее, что может случиться, если она не отстанет, – солгала Клэр.

– А как насчет денег? – спросил один из парней. – Тебе хватит расплатиться?

– Вполне, только никому ни слова.

– Что ж, для такой работы ты нашла верных людей. Я Боб, а ты…

– Неважно, кто я, – Клэр чувствовала себя непринужденнее и перехватила инициативу. – Держись подальше, от тебя несет спиртным.

Они отошли в дальний угол, чтобы все обговорить. Теперь, когда девушка была в компании парней, остальные потеряли к ней интерес. Клэр описала Кенди, где ее найти, и что нужно сделать.

– Вот половина оплаты. Остальное получите завтра, когда работа будет сделана, – сказала девушка и отдала деньги. Боб и остальные вытаращились на предлагаемую сумму.

– Что ж, мадам, завтра мы будем здесь, – откланялись они, рассовывая деньги по карманам.

Клэр, не мешкая, выскочила из бара и вернулась в гостиницу. Она тряслась как осиновый лист. Но начало положено, и она надеялась, что скоро управится с заданием и вернется в Нью-Йорк.

На следующий день Кенди ушла из приемного кабинета в семь часов вечера. На улице уже стемнело. Она шла, вспоминая прошедший день, и не обращала внимания на то, что творилось вокруг. Когда она повернула за угол, то неожиданно врезалась в кого-то. Человек упал. А человеком этим, разумеется, оказался Боб.

– Ой, извините, сэр, я вас не заметила.

– Ничего, бывает, – ответил Боб.

Пока Кенди помогала ему подняться, двое других парней схватили ее сзади. Боб прикрыл ей рот, чтобы не закричала. Они осторожно затащили ее в темную аллею, связали ее по рукам и ногам, заткнули рот платком. Кенди сквозь слезы в ужасе таращилась на парней. Чем она такое заслужила?

Боб изучил ее похотливым взглядом. Девушка еще больше испугалась. Наконец, он заговорил.

– С такой милашкой я бы предпочел заняться кое-чем другим, – он провел пальцем по ее лицу, – ну да черт с тобой.

Кенди безуспешно пыталась освободиться.

– Теперь слушай сюда, Блондиночка, – парень отбросил церемонии и шутливый тон, – не уводи чужих парней, а то в следующий раз еще не так поплатишься.

Он ударил пленницу так, что она потеряла сознание. Парни в спешке ретировались и через несколько кварталов встретились с Клэр.

– Дело сделано.

– Прекрасно. Вот вторая половина. А теперь вы меня не знаете, вы меня не видели. Прочь с моих глаз! – потребовала она.

– Непросто будет забыть такое милое личико, но уговор есть уговор. Было приятно иметь с вами дело. Всего вам, – откланялся Боб.

Клэр вошла в аллею. Кенди лежала на земле среди коробок. Удостоверившись, что жертва еще не очнулась, Клэр принялась за работу. Она уколола девушке палец и, сжав потуже, набрала крови в склянку. Затем отрезала несколько локонов, нашарила среди одежды распятие, о котором говорила старуха, и сложила все в сумку. Еще прихватила носовой платок из кармана пальто Кенди – вдруг старой ведьме понадобится. Достав все необходимое, Клэр начала приводить девушку в сознание.

– Ну же, очнись, – позвала она и вынула платок изо рта у жертвы.

– Что… – Кенди пришла в себя и, вспомнив о нападении, взмолилась: – Пожалуйста, отпустите меня!

– Отпустить? Но не собираюсь тебя удерживать. Я видела каких-то парней с тобой, и когда они меня заметили, тут же сбежали, – солгала Клэр. – Я помогу тебе.

– Спасибо вам. Я боялась худшего, – призналась Кенди.

– Не бойся. Давай я развяжу тебя и отведу домой.

Кенди встала на ноги, отряхнула форму и пальто и сообщила свой адрес. Клэр помогла дойти ей до коттеджа и увидела, в какой комнате живет Кенди.

Правая щека еще горела от тяжелой оплеухи, и Кенди пошла в ванную умыться. Клэр, тем временем, с отвращением оглядела невзрачную комнатенку. Картинку с Терри она, к счастью, не заметила.

– Ты представить себе не можешь, как помогла мне, – к Кенди вернулась ее привычная жизнерадостность. – Я так испугалась!

– Не стоит. Я просто рада, что оказалась в нужное время в нужном месте, – медовым голосом отозвалась Клэр. – Знаешь, моя бабушка говорила, чтобы позабыть о невзгодах, нет лучшего средства, чем хороший шоколад. Хочешь?

Она вынула из сумочки красивую коробку с конфетами и предложила Кенди.

– Твоя бабушка очень мудрая, – улыбнулась Кенди и взяла одну конфетку. – М-м, вкуснятина!

– Нравится? Можешь взять все, – предложила Клэр. – Я уже съела полкоробки.

– Ой, я не могу, – отказалась Кенди.

Но Клэр настаивала, пока собеседница не сдалась. Девушки поболтали еще, а пока Клэр не обронила, что ей пора домой.

– Неужели уже так поздно? – она глянула на часы. – Но я рада, Кенди, что тебе лучше.

– Ты не сказала, как тебя зовут, – спохватилась Кенди, провожая гостью до двери.

– Кэролайн. Да, кстати, тебе нравятся духи?

– Да, Кэролайн, а что? – полюбопытствовала Кенди.

– Мой друг занимается парфюмерией, и я подумала, раз у такой милой девушки случился ужасный день, я дам тебе кое-что.

Клэр еще раз открыла сумочку и вынула флакончик духов. Французских, судя по надписи на ярлычке.

– Ой, я не могу его принять, он наверняка стоит целое состояние, – возразила Кенди.

– Не беспокойся, не такой уж он дорогой… кроме того, мой друг прилично зарабатывает и постоянно дарит мне духи. У меня дома три таких флакона.

Клэр была так мила и убедительна, что Кенди не устояла. Она открыла и понюхала.

– М-м, замечательный запах. Спасибо, Кэролайн, я буду пользоваться ими каждый день.

– Это мысль, – подмигнула Клэр, – а почему бы тебе не капнуть пару капель прямо сейчас? У тебя сразу поднимется настроение. И, конечно, пользуйся ими каждый день – тогда ты будешь всегда улыбаться, и твоему другу тоже понравится.

Кенди рассмеялась.

– У меня нет друга, но они мне наверняка помогут. Большое тебе спасибо за все, и заходи ко мне, когда захочешь, ладно?

Напоследок девушки обнялись, и Клэр ушла. Следующим утром она отправилась в Нью-Йорк.

После происшествия в аллее обеспокоенный доктор предложил провожать Кенди после работы до дома. Но он был уже немолод, ходил медленно, так что ему пришлось бы очень поздно возвращаться к себе. Поэтому провожать Кенди он доверил своему сыну. Филипп, Фил, двадцатипятилетний молодой человек, следовал по стопам отца. Постепенно провожать Кенди домой вошло у него в привычку, и после семи вечера они покидали кабинет доктора вместе.

Тем временем в городе Большого Яблока...

– Сюзи, миссия выполнена! – возвестила Клэр, входя в гостиную Гранчестеров. Сюзанна сделала страшное лицо: на кушетке читал газету ее муж.

– Ой, привет, Терри, я тебя не заметила, – извинилась гостья.

– Привет, Клэр, – отвлекся он от чтения и поздоровался с подругой жены. – Что за миссия?

Сюзанна была готова вот-вот взорваться. и моментально покраснела.

– Да так, пустяки, – смутилась Клэр. – Просто Сюзи попросила меня купить новую помаду, и я ее нашла.

– Ясно, – обронил Терри. Разговоры о косметике явно не вызывали у него интереса.

Сюзанна предложила перейти в другую комнату. Клэр отвезла ее в спальню и заперла дверь.

– Ну, говори, как все прошло? – Сюзанне не терпелось узнать новости.

– Вот, я все достала, – Клэр показала сумку, – но во сколько мне это обошлось… ты представить себе не можешь! Из-за тебя, Сюзи, гореть мне в аду!

– Трудно было найти ее?

– Да, но хуже всего было притворяться добренькой перед ней. Она до тошноты милая и правильная, – скривилась Клэр.

– И не говори, – фыркнула Сюзанна. – Мне ли не знать.

В Клэр проснулась сплетница.

– Ты удивишься, когда узнаешь, в каких условиях она живет.

Однако Сюзанна и слышать об этом не хотела.

– Мне все равно, сейчас же едем к мадам Луизе!

– Сюзи, имей сострадание, – пожаловалась подруга. – Я только что приехала, я так намучалась с этой игрой в детектива. Мне надо отдохнуть.

Но Сюзанне слишком не терпелось.

– Ладно, тогда приходи днем… Я ждала слишком долго, и больше не могу!

– Но Сюзи…

– Пожалуйста, – Сюзанна состроила несчастненькие глазки.

– Ладно, ладно, я приду в четыре.

Сюзанна была настроена решительно. Ее не останавливал даже начавшийся снегопад. В назначенное время они с подругой предстали перед старухой.

– Мы все сделали, – с сияющей улыбкой объявила Сюзанна.

– Прекрасно, дорогая. Ты точно ничего не забыла?

– Нет, здесь все, – сказала Клэр, опустошая сумку, – кровь, волосы, распятие…

Ворожея резко вздрогнула.

– Убери его с моих глаз!

– Хорошо, хорошо, – Клэр положила его обратно в сумку. – И еще ее платок. Я подумала, может, он пригодится.

– Что с вами? – обеспокоилась Сюзанна, видя, как побледнела старуха.

– Ничего, все в порядке. Ах, платок? Еще лучше. Скажи, она выпила то, что я тебе дала? И что с духами?

– Тоже порядок. Она съела конфеты с жидкостью и наверняка теперь вовсю пользуется духами.

– Все идет как нельзя лучше, – хмыкнула старуха, потирая руки.

– И когда же будет чудо? – настаивала Сюзанна.

– Имей терпение, моя красавица. Приходи сюда в это же время через четыре дня. Теперь я должна сделать свою работу.

Но Сюзанна была слишком избалована, чтобы терять еще время на ожидание

– Четыре дня? Это слишком долго.

Старуха тепло улыбнулась.

– Чтобы все получилось как следует и длилось вечно, нужно время. Так что будь терпелива. Да, и не могла бы ты принести мне носовой платок своего мужа?

Сюзанна кивнула.

– Отлично. А теперь необходимо вот что: поскорее разломай распятие на мелкие кусочки и выбрось его в Гудзон.

– Да. А сейчас мы лучше пойдем, чтобы не мешать вам. Вы не представляете, как я вам признательна за все, – сказала напоследок Сюзанна.

Когда девушки ушли, старуха улыбнулась.

– В свое время я тоже буду тебе признательна, дорогая. Вот увидишь.

Сюзанна велела шоферу ехать к Гудзону. Он остановился поближе к реке. Девушки принялись уничтожать распятие. Когда от крестика остались одни обломки, Клэр поддержала кресло Сюзанны, и та выбросила кусочки в воду.

В зимнюю безлунную полночь, когда Сюзанне думалось, что четыре дня это целая вечность, старуха готовилась свершать обряд. Она убрала стол, стулья и все лишнее из комнаты. Оставила лишь клетку с белым голубем. На полу она начертила пентаграмму и расставила по кругу зажженные черные свечи. В центр пентаграммы поместила ингредиенты, которые достали девушки, а также травы, которые жглись днем раньше. Сама она оделась в черное, взяла перевернутый крест и стала читать заклинание, выравнивая две темные ауры – свою и Сюзанны. Она вошла в круг и встала на колени, держа перевернутый крест перед собой. Обряд начался.

– Малигнус состерабу финари ду МАНТРЕК! – воскликнула старуха. Цвет пламени свечей и трав, как и в прошлый раз, изменился, но сейчас огонь в пепельнице горел сильнее.

Не прерывая заговора, старуха вылила в блюдечко почти всю кровь Сюзанны и высыпала туда же ее волосы. Затем начала вливать туда кровь Кенди, каплю за каплей. Когда склянка почти опустела, ворожея возложила руку над блюдечком и сделала несколько пассов, перемешивая содержимое силой мысли. Через несколько секунд волосы Сюзанны всплыли на поверхность, и тогда старуха насыпала на них сверху волосы из прядки Кенди.

Волосы Сюзанны моментально впитали их. Старуха снова возложила руку и опять перемешала кровяную смесь, не притрагиваясь к ней. Когда все было готово, ворожея поставила блюдечко перед собой, вынула голубя из клетки и пронзила его острым ножом, так что кровь капнула на смесь и на непотухшие травы. Мертвого голубя она положила перед перевернутым крестом в качестве жертвы. Осталось подождать несколько секунд.

От горящих трав вдруг повалил чернильно-черный дым и направился к блюдечку. От едва заметного прикосновения смешанная кровь забурлила, волосы в ней растворились, и осталась лишь темно-красная жидкость. Пентаграмму охватил странный вихрь, до того сильный, что голубь поднялся и исчез в выси.

– Благодарю Тебя, Мой Господин, – поклонилась старуха перевернутому кресту. Горящие травы внезапно потухли, пламя черных свечей вернуло свой естественный оттенок, ветер стих.

Кровяного раствора в блюдечке, кажется, прибавилось. Старуха взяла его, пошевелила, дабы убедиться, что все хорошо перемешалось, и чуть-чуть отпила. Вынула из кармана хрустальную подвеску и налила внутрь немного жидкости. В последующие дни старуха добавляла в смесь кровь Кенди, пока не опустошила склянку.

На четвертый день в четыре пополудни Сюзанна и Клэр вошли в салон и закрыли за собой дверь, чтобы никто не помешал.

– Вижу, вы быстро учитесь, – кивнула старуха Клэр, запиравшей дверь.

Сюзанне так не терпелось, что она позабыла поздороваться.

– Мадам Луиза, я больше не могу ждать… у вас есть новости?

Старуха просто улыбнулась и кивнула.

– Да, дорогая, все готово.

Клэр окинула комнату взглядом. Но все вещи стояли на своих местах. Знай она, что творилось здесь четыре дня назад, она бы не поверила, что это была та же комната и та же хозяйка.

В глазах Сюзанны загорелся огонек надежды.

– Так вы говорите, что сегодня Терри изменится?

– Не так скоро, ты ведь хочешь, чтобы он любил тебя так, будто ты это она? Процесс будет идти медленно, но результатом ты будешь довольна.

Сюзанна опустила голову.

– Ну, если вы так говорите.

– Теперь, – старуха взяла вытянутый сверкающий бокал со смесью, приготовленной ранее, – выпей это.

– Что это? – хором спросили девушки.

– Скажем так, пропуск в мир твоего счастья, – улыбнулась старуха. – Давай же, выпей до дна.

Сюзанна медлила. Ворожея отстраненно глянула на нее.

– Только не говори, что струсила, дорогая. Или ты его не любишь?

Сюзанна закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Вновь посмотрела на бокал и взяла его.

– Ради Терри я пойду на все.

Сюзанна начала опорожнять бокал. Клэр, тем временем, вручила старухе носовой платок Терри.

– Я очень рада, что ты вспомнила о нем… – ухмыльнулась ворожея, – теперь, дитя мое, вытри им губы, – сказала она Сюзанне и вручила ей платок.

Девушка послушалась. На ткани она заметила краем глаза пятно. Очень похожее на кровь. Впрочем, она сразу же отбросила эту мысль; такого не могло быть.

Старуха взяла бокал из ее трясущейся руки и отставила. Потом попросила платок обратно и связала его с платком Кенди. Пробормотала что-то себе под нос, положила платки в бумажный пакет и завязала красной лентой. Девушки обеспокоено наблюдали за ее действом.

– Дорогая, послушай меня внимательно. Держи этот пакет закрытым и зашей его в свой матрас.

– Но я не могу, – в глазах Сюзанны читалась трагедия, – это невозможно.

Клэр сжала ее руку и посмотрела на ворожею.

– Я зашью.

Старуха кивнула. Она взяла со стола еще какую-то блестящую штучку и, держа ее длинными тонкими пальцами, показала девушкам. Это оказалась хрустальная подвеска на серебряной цепочке. В подвеске было что-то рубиновое.

– Это тебе, дорогая. Здесь, считай, заключено твое счастье. Носи ее, не снимая, даже когда принимаешь ванну. Думай о том, что от нее зависит твоя жизнь, и никому, кроме тебя и Терри, нельзя до нее дотрагиваться. Ясно?

Сюзи сразу надела украшение.

– Да, поняла. Я должна все время ее носить.

– Да, и крайне важно, чтобы никто другой к ней не прикасался. И ты тоже, Клэр, – подчеркнула старуха, заметив любопытство в глазах девушки.

Клэр посмотрела на нее и кивнула.

– Что-нибудь еще? – спросила улыбающаяся Сюзанна.

– Теперь все. Остается только ждать.

Клэр по-прежнему терзалась подозрениями. В чем загвоздка? Почему нельзя трогать подвеску? С ее-то драгоценностями за несколько тысяч долларов ей незачем было воровать дешевенькую безделушку.

– Не давай ей денег, вдруг не сработает, – шепнула она Сюзанне.

– Сработает, – заверила старуха, – не беспокойся о деньгах: можешь заплатить, когда пожелаешь… но если хочешь скорее увидеть результаты, поторопись и положи пакет в матрас.

– Как скажете, мадам Луиза. Большое вам спасибо.

Приехав в дом Гранчестеров , девушки отыскали иголку, полотно и ножницы, и заперлись в хозяйских покоях. Клэр с неимоверными усилиями подняла и перевернула матрас. Потом вспорола его посередине и стала освобождать место для пакета, который держала Сюзанна. И тут в дверь постучали.

Девушки испуганно посмотрели друг на друга… кто это может быть?

– Сюзанна, я могу войти? – раздался голос Терри.

Девушка задрожала как в лихорадке и спешно принялась придумывать подходящую отговорку.

– Э… Эмм… Терри, я сейчас занята. Ты не мог бы зайти попозже?

– Хорошо, – ответил он.

Девушки прислушивались к его шагам. Убедившись, что Терри действительно ушел, они перевели дух.

– О, Боже, чуть не попались! – выдохнула Сюзанна. – Давай поторопимся. Надо закончить до того, как он вернется.

Клэр спрятала пакет в матрасе и зашила прорезь. Закончив работу, девушки перевернули матрас и застелили постель. Не прошло и пяти минут, а в комнате воцарился обычный порядок.

С тех пор, как на Кенди напали, минула неделя. Фил продолжал провожать ее до дома. Незаметно для себя он привязался к девушке. Сегодня они, как обычно, шли и болтали. В основном, о работе и медицине. Когда до коттеджа оставалась пара шагов, Кенди вдруг остановилась.

Фил повернулся к ней.

– Кенди, что с тобой? – забеспокоился он, увидев, как побледнела спутница.

– Не беспокойся, все в порядке… просто легкое головокружение, – ответила она, прикрыв глаза, и приложила ладонь ко лбу.

– Голова кружится? Ты не заболела?

И тут Кенди у него на глазах упала в обморок. К счастью, молодой человек успел ее подхватить. Он звал ее, пытался привести в чувство, но безуспешно. Тогда он взял ее на руки и поспешил отнести домой.

Хозяйка открыла дверь в комнату Кенди и принесла компрессы. Фил уложил девушку на кровать, поставил градусник. Температура была слегка понижена. Молодой доктор попросил у Мириам немного виски или бренди и заставил пациентку выпить. Резкий вкус спиртного привел ее в чувство.

– Тебе лучше? – спросил Филипп.

Кенди слабо улыбнулась. Она не любила беспокоить других.

– Не совсем. Голова немного кружится, но я справлюсь.

– Я приготовлю что-нибудь поесть, – сказала Мириам и ушла на кухню.

Фил не скрывал своего беспокойства.

– Скажи честно, ты перетрудилась на работе? Ты высыпаешься?

Кенди потерла глаза.

– Да, высыпаюсь… по правде говоря, я, пожалуй, даже слишком много сплю, – отшутилась она. – Может, у меня понизился уровень сахара в крови?

– Но у тебя нет диабета, – доктор потрогал лоб Кенди.

– Нет, но, знаешь, такое случается и у здоровых людей.

Но Фил решил перестраховаться.

– Неважно, я останусь с тобой на ночь. Мне не нравятся эти симптомы, и до завтра я хочу понаблюдать за тобой.

– В этом нет необходимости, – улыбнулась Кенди. – Мне уже лучше.

– Ты уверена?

Девушка села и постаралась выглядеть бодрой.

– Да, конечно, и спасибо за то, что помог добраться до дома.

– Мне будет неспокойно, если я оставлю тебя одну, – не унимался Фил.

– Не стоит, – снова улыбнулась она. – Ты же знаешь, я сильная.

Тут вошла Мириам с подносом, полным еды.

– Вот твой ужин, Кенди.

Девушка потерла руки и широко улыбнулась.

– От еды головокружение наверняка пройдет.

Филу не хотелось оставлять ее, но, в конце концов, он согласился.

– Надеюсь, что так. Ладно, уговорила, я пойду, а если что, пожалуйста, звони.

Мириам и Кенди попрощались с молодым человеком, и он вышел из комнаты.

Мириам предложила Кенди посидеть с ней. Но девушка заявила, что чувствует себя уже лучше и отнесет поднос, когда закончит ужинать. Однако, когда хозяйка ушла, Кенди отставила еду и села на краешек кровати. Ее что-то тревожило, но что – она не понимала. Она отыскала глазами картинку с Терри и помолилась, чтобы ее подозрения не оказались плохим предзнаменованием для тех, кто ей дорог, и для нее самой. Потом она все съела, и ее сморил сон.

На другой день Сюзанна не торопилась просыпаться. Неожиданно она чихнула и разбудила мужа. Она улеглась на спину, не открывая глаз.

– Доброе утро, Терри.

К ее удивлению, он не ответил. Они друг с другом общались мало, но по утрам он всегда здоровался. Сюзанна открыла глаза и увидела, что он внимательно смотрит на нее и ласкает ее локон. Раньше он так не смотрел на нее.

– Сюзанна, я никогда не замечал, какие красивые у тебя волосы, – произнес Терри и встал с постели.

Сюзанна онемела и, покраснев, выдавила из себя слова благодарности.

Она уже начала терять веру в слова старухи, и поведение мужа очень ее обрадовало. Минут через двадцать, когда Терри ушел, в спальню вошли горничные. Они помогли хозяйке умыться и одеться, усадили ее в кресло-каталку… и все это время они почему-то не могли оторвать от нее глаз. Сюзанна, впрочем, ничего не сказала – ее распирало ликование. Когда служанки ушли, она подкатила кресло к зеркалу, взяла расческу, и с удивлением заметила, что волосы начали завиваться. Совсем немного, но у нее всю жизнь были прямые волосы… Да, удивительно, но если Терри нравилось, тогда все в порядке.

Следующим утром Кенди не услышала будильника и проспала, однако чувствовала себя намного лучше. Она приняла душ, оделась и со всех ног помчалась на работу. За здоровье веснушчатой медсестры беспокоился не только Фил. Несмотря на бодрость духа, румянец на щеках у нее так и не появился. Фил настоял на полном обследовании. Он не обнаружил ничего подозрительного и немного успокоился. Кенди разрешили работать, как обычно.

Днем зашла Клэр.

– Ой, ну что ты за подруга. Если собралась в парикмахерскую, могла бы и мне сказать. Мне тоже нужно сменить прическу, – упрекнула она, взглянув на преобразившуюся Сюзанну.

– Закрой дверь, – сказала та и призналась: – Я не делала никакой прически.

Клэр, попивая чай, рассмеялась.

– Оправдывайся-не оправдывайся, нет тебе прощенья за то, что пошла без меня.

Сюзанна состроила многозначительную гримасу. Посерьезневшая Клэр дотронулась до белокурых волос.

– Но как? Ведь они всегда были прямыми и длинными. Это странно!

– Конечно, это необычно, но ты не поверишь: Терри понравилось! – улыбнулась Сюзанна.

– И что ты собираешься делать?

– Разумеется, ничего! Если ему понравилось, я оставлю их как есть… Похоже, эта штука, – она показала на подвеску, – начинает действовать.

– Ясно.

Тем временем у Кенди закончился рабочий день. Фила по-прежнему беспокоило ее состояние: девушка хоть и твердила, что чувствует себя прекрасно, но была все еще бледной. Вот только Кенди, попрощавшись с ним возле дома, прилегла. От нехорошего предчувствия сердце сковывало холодом, голова слегка кружилась.

Шли дни, и ощущение не менялось, но она упрямо твердила, что с ней все в порядке. Нехорошие симптомы объясняла начинающимся гриппом и грешила на холодную погоду.

Волосы у Сюзанны день ото дня кудрявились и даже меняли оттенок… хоть и оставались светлыми. Как она принимала эти перемены? Вообще-то, ей было все равно. С тех пор, как она проснулась и увидела, как Терри гладил ее волосы, она решила, что так и надо. Терри ничего не говорил, даже не удивился перемене. Ему просто нравились волосы… они напоминали ему другие мягкие кудри, к которым он так любил прикасаться.

только для размещения на candykitchen.ru

Через неделю никто и не вспоминал про обморок у Кенди. Они с доктором работали без передыха – зима прибавляла им хлопот. И вот сегодня во время операции у Кенди потемнело в глазах, пот полил ручьями, и, не выдержав приступа головокружения, которое так и не прошло, она потеряла сознание. Доктор не мог прервать операцию, и девушке помог подняться дежурный врач. В спешном порядке вызвали Фила, и, пока его отец заканчивал операцию с дежурным врачом в качестве ассистента, молодой человек осмотрел Кенди. Температура опустилась еще ниже. Да и пульс прощупывался слабо. Но дыхание было в норме. Зрачки тоже не выявили ничего необычного. Фил утер пот с лица Кенди и уложил ее на носилки.

Отец Фила к этому времени уже закончил операцию. Он повторно обследовал Кенди. И тоже не мог взять в толк, что случилось с девушкой. Физические показатели были в норме. Нашатырный спирт привел ее в чувство, и Кенди увидела, что Фил снова измеряет ей пульс.

– Извини, я правда не знаю, что происходит, – тихо, почти шепотом произнесла она.

– Ш-ш, не разговаривай.

Кенди кивнула.

– У тебя очень низкое кровяное давление, Кенди. Что с тобой? – спросил молодой человек, укладывая инструменты в чемоданчик.

– Низкое? Оно всегда было нормальное, – заверила она. – Фил, я не знаю, что происходит, все это так странно. Как твой отец? Как операция?

Фил опять вытер лоб девушке.

– Он закончил операцию и ушел домой. Он хочет просмотреть кое-какие книги, чтобы разобраться, что с тобой.

Кенди закрыла глаза.

– Может, я переутомилась на работе?

– А не взять ли тебе несколько выходных?

– Но как же твой отец?

Фил приложил ладонь к ее щеке, проверяя температуру.

– Я могу помогать ему, но кто будет ухаживать за тобой?

– Я сама могу о себе позаботиться, – сказала она и, тронув лоб, поморщилась от боли.

Фил отрицательно покачал головой.

– Вижу я, как ты можешь о себе позаботиться, сумасшедшая девчонка. Ты ударилась головой, когда упала в обморок, поэтому сейчас она у тебя болит.

– Не смейся, – она открыла глаза и улыбнулась.

Он взял ее руку, пытаясь согреть.

– У меня идея: почему бы тебе не побыть у меня дома? Я хорошенько позабочусь о тебе, и отец наверняка не откажет.

– Нет, не нужно… Все пройдет. Если я высплюсь за два дня, мне будет лучше, – настаивала Кенди.

– Ты такая упрямая, – вздохнул он. – Почему ты не принимаешь моей помощи?

Девушка попыталась оправдаться.

– Нет-нет, я должна учиться не зависеть от других. Если я по малейшему поводу буду просить о помощи, я не буду чувствовать себя достаточно взрослой.

– Ладно, но как только придет отец, мы заберем тебя домой.

Кенди лишь улыбнулась.

– Ты победил.

Когда доктор вернулся, они привезли Кенди домой. Мириам помогла ей сменить одежду и лечь в постель. Она обещала позаботиться о девушке в течение ночи, и если что, звонить. Всю ночь отец и сын изучали книги по медицине, ища сведения о симптомах, проявившихся у Кенди. Но увы, безрезультатно.

Тем временем Сюзанна наблюдала, как за окном падает снег. Постепенно ее сморил сон. Клэр не появлялась несколько дней – она подхватила грипп. Но сейчас она выздоровела и зашла к подруге на чай с пирожными. Она постучала в дверь хозяйской комнаты, но никто не отозвался. Клэр вошла и испугалась: волосы у Сюзанны завивались сильнее, чем в прошлый раз.

Она разбудила подругу.

– Проснись, Сюзи, проснись.

– М-м, что такое? – пробормотала та, не размыкая глаз.

– Что с твоими волосами? – Клэр прикоснулась к светлой прядке.

– Ничего, а что?

– Понимаешь, если смотреть на тебя сзади… – Клэр тщательно подбирала слова, – то тебя можно принять за другого человека.

Сюзанна зевнула и открыла глаза.

– Не говори глупостей. Ты, наверное, еще не оправилась от гриппа.

– Ха-ха, как мило. Я волнуюсь за тебя, а… – Клэр заглянула в глаза подруге и умолкла.

Сюзанне стало надоедать, что все на нее глазеют.

– Что теперь?

– Твои глаза… они ведь голубые?

– Да, а что? – Сюзанна слегка забеспокоилась.

– Они не голубые, – выдавила Клэр.

– Как не голубые?!

– Они голубые с зеленым. Дай-ка зеркало, – она вынула зеркало из ящика. – Вот, взгляни!

Сюзанна пригляделась.

– Ты с ума сошла, Клэр…– возразила она. – Ты же знаешь, мои глаза меняют цвет в зависимости от погоды на улице. Сегодня облачно – естественно, к голубому примешался зеленый. А теперь мне столько нужно тебе рассказать. На днях Терри…

И она поведала, как начала меняться ее жизнь. Клэр задумалась. У Сюзанны изменилась внешность, Терри вдруг стал вести себя по-другому… все это дело рук гадалки, и только ее. После чаепития Клэр пошла в салон, но там оказалось закрыто. Клэр еще поразмыслила. Может, Сюзанна права, и она зря волнуется.

только для размещения на candykitchen.ru

Раньше Терри, возвратясь вечером домой, шел в библиотеку. Теперь же он, приняв ванну, ложился в постель и, глядя в потолок, беседовал с Сюзанной. Девушка парила от радости: никогда муж не проводил с ней столько времени. В этот раз он повернул голову и посмотрел в глаза жены. Такие прекрасные, и такие знакомые!

Сюзанна покраснела: нечасто Терри так на нее смотрел. Он вглядывался, вглядывался в ее глаза, пока на него не навалилась дневная усталость. Он придвинулся к Сюзанне и поцеловал ее на ночь в губы. Затем отвернулся и уснул.

…Терри закрыл глаза и погрузился в крепкий приятный сон. Он был на ночной улице. Его окружал густой туман, похожий на лондонский.

Он пошел незнамо куда. Наверное, пытался выбраться на свет. Ноги привели его на берег озера. Туманная завеса здесь немного рассеивалась. Что-то привлекло его внимание. Как будто кто-то направлялся к нему с середины озера.

Терри внимательно вглядывался. Человек был похож… похож… это была женщина? Да, женщина в длинном белом, почти невесомом платье из шелка. Она шла к нему по воде, оставляя круги на гладкой поверхности. Когда она подошла ближе, он узнал ее и улыбнулся. Он попытался подойти к ней, но ходить по воде не умел, и решил дождаться ее на берегу. Сердце его наполнялось радостью и желанием.

Улыбающейся Кенди оставалось дойти до него всего пару шагов. Он протянул к ней руки, пытаясь обнять. Но от его прикосновения лицо ее исказила боль, а в глазах появились слезы.

– Терри, пожалуйста, помоги! – в голосе ее звучало страдание

Почему она просит о помощи, если она рядом с ним? Он мог лишь обнять ее крепко-крепко, чтобы успокоить ее и прогнать тоску.

– Кенди, любимая моя, – прошептал он с нежностью и хотел было поцеловать ее. Но она начала таять в его объятиях, пока ее печальное лицо не исчезло в ночи. В отчаянии он оглянулся вокруг, тщетно пытаясь отыскать… и снова услышал вдали ее мольбу:

– Терри, пожалуйста, помоги мне. Терри-и-и-и-и!

Молодой человек проснулся от тревоги и боли и резко сел на постели. Его обнаженная грудь учащенно вздымалась и опускалась. Он взглянул на руки. Его сердце сжималось от ужаса при воспоминании об исчезающей Кенди. Справа от него спала Сюзанна. Сейчас ее близость почему-то вызывала неприязнь, и чтобы избежать случайных прикосновений, Терри отодвинулся к краю постели. Он закрыл глаза и снова попытался уснуть, но видения из сна продолжали его преследовать.

Он встал, накинул халат и ушел в библиотеку. Со стаканом виски в руке он посмотрел в окно на темную облачную ночь и задумался. Что мог значить этот сон? Голос Кенди разжалобил бы и камень.

– Неужели я так сильно хочу увидеть ее, что вот-вот потеряю рассудок? – спросил он себя и осушил стакан. Спать больше не хотелось, а утро настать не спешило. Он принял душ и принялся за новый сценарий.

Кенди два дня не выходила из своей комнаты. Всякий раз, когда Фил навещал ее, хозяйка говорила, что девушка спит. Памятуя о ее заверениях, что она, мол, выспится пару деньков и встанет как новенькая, он решил обождать с обследованием. Он тщательно просмотрел доступную литературу по медицине, но не нашел ничего, что бы указывало на симптомы недомогания Кенди.

Однако, на третий день Мириам повторила, что девушка все еще спит, и Фил не на шутку обеспокоился. Столь продолжительный сон никак нельзя было назвать нормальным, и Мириам тоже так считала. Женщина вошла в комнату, включила свет и пригласила гостя войти. Кенди спала, полностью укрытая. Фил не удивился – последнее время она мерзла.

Мириам подошла поближе, откинула одеяла с лица девушки и повернула ее на спину. И увидела нечто такое, отчего невольно вскрикнула и выронила из рук бутылку с молоком.

Сюзанна, не просыпаясь, потянулась к мужу, но нашарила лишь прохладные простыни. Она открыла глаза. Где же Терри? Однако, желудок напомнил, что давно пора подкрепиться. Сюзанна вызвала горничных, и те приступили к ежедневным утренним обязанностям. Когда хозяйка позавтракала, они убрали поднос и усадили ее перед зеркалом, зная, как той нравится укладывать волосы. Сегодня Сюзанна решила заплести косу. Она поискала изящную заколку из черного дерева и взяла расческу. Но, едва увидев отражение в зеркале, громко вскрикнула.

Через две секунды в комнату заглянул Терри. Крик жены его напугал и напомнил о дне, когда она спасла ему жизнь.

– Сюзанна, что происходит? Что с тобой?

Но она лишь плакала и не отрывала ладоней от лица.

Служанки тоже прибежали в комнату на крик, думая, что «белобрысая надоеда», как они прозвали хозяйку, опять упала со стула. Терри поблагодарил их за расторопность и отослал обратно. А сам опустился на колени рядом с женой и опять спросил:

– Сюзанна, что случилось? Почему ты так кричала?

– Ничего, – ответила она между всхлипываниями, – уйди, пожалуйста, Терри, уйди!

Терри встал. Он был явно раздосадован переполохом непонятно из-за чего.

– Кто тебя разберет… – буркнул он и захлопнул за собой дверь.

Через пять минут Сюзанна позвонила в колокольчик и немедля послала за Клэр – срочно. Через четверть часа Клэр примчалась к Гранчестерам и застала подругу в спальне рыдающей у туалетного столика.

– Сюзанна, ради Бога, скажи, что с тобой?

– Запри сейчас же эту чертову дверь! – приказала девушка, всхлипывая.

Клэр послушалась.

– Рассказывай!

– Подойди.

Клэр подошла поближе… Сюзанна медленно повернула к ней залитое слезами лицо.

– БОЖЕ МОЙ! – воскликнула Клэр, отступила на шаг и зажала руками рот.

Глаза Сюзанны покраснели от слез, но не это поразило Клэр… глаза, голубые от рождения, приобрели красивый зеленый оттенок.

– Ты можешь объяснить, что со мной такое? – еще больше разрыдалась девушка.

Подруга склонилась и обняла ее.

– Но Сюзи…

– Ты что, не видишь, на кого я стала похожа? – глаза Сюзанны горели гневом. – На эту идиотку Кенди!

Клэр выпустила ее и попыталась успокоить.

– Да нет, тебе только кажется.

– Нет? – переспросила она. – Тогда взгляни!

Сюзанна разделила волосы и сделала два хвостика. Получалось и впрямь похоже.

– Теперь ты тоже скажешь, что мне только кажется? Добавить веснушек, и я вылитая она, черт побери! – Сюзанна стукнула себя по колену.

– Сюзанна, что ты сделала?– Клэр хотела найти выход из ситуации, но сначала надо было разобраться, откуда взялись такие перемены.

Подруга снова заплакала.

– Ничего, ничего… Вчера вечером я легла в постель, как обычно, а теперь…

– Здесь наверняка не обошлось без этой чертовки ведьмы. Говорила я тебе, не надо было ее слушать!

– Ты так думаешь? – Сюзанна поглядела на подругу.

– Уверена. Идем сейчас же к ней.

Клэр умыла Сюзанне лицо, нацепила на нее солнечные очки, чтобы не привлекать внимания к глазам. Терри – как и вся прислуга – с любопытством глянул на выходящих девушек, не имея ни малейшего понятия, что происходит. Клэр приказала шоферу ехать как можно быстрее, несмотря на заснеженную дорогу. Машина остановилась недалеко от салона. К дверям гадалки Клэр повезла Сюзанну сама. Внутри, однако, было непривычно пусто.

Неожиданно к ним подошла женщина лет тридцати, выходившая на улицу.

– Здравствуйте, мы хотели поговорить с мадам Луизой, – обратилась к ней Клэр.

– Мне жаль, молодые леди, – тепло ответила женщина, – она ушла и больше не вернется.

На лице Сюзанны отразился ужас.

– Что Вы хотите этим сказать?

– Она сказала, что здесь ей делать больше нечего, – объяснила женщина, – вы же знаете, что у нее за работа.

Сюзанна закрыла лицо руками.

– Мне конец.

– Вы знаете, где ее найти? – спросила Клэр.

– Нет, она вернула ключи от салона владельцу и ушла.

Клэр бросила взгляд на подругу.

– Проклятье, Сюзанна, давай обыщем город. Мы наверняка ее найдем.

Она вывезла кресло на улицу и оставила подругу ждать, а сама пошла за шофером. И тогда женщина из салона обратилась к Сюзанне.

– Дитя мое, почему ты плачешь? Разве тебе не обещали, что он будет любить тебя так, будто ты это она? Разве не к этому ты стремилась?

Сюзанну осенило: женщина и есть ведьма! Она попыталась повернуть кресло, но мешал снег, и продолжить разговор не удалось. О словах преобразившейся гадалки она рассказала Клэр. Но, когда девушка вошла в салон, то никого не обнаружила.

– Здесь пусто. Сюзанна, ты уверена, что это была она?

– Да.

Клэр ничего не понимала.

– Но… ведь эта женщина куда моложе ведьмы.

Обе замолчали: подошел шофер, чтобы помочь затащить кресло в машину. Клэр отдала распоряжение проехаться по городу, чтобы отыскать эту таинственную женщину.

Девушки продолжили разговор, уже шепотом.

– Что она говорила?

– Она сказала «Дитя мое, почему ты плачешь? Разве тебе не обещали, что он будет любить тебя так, будто ты это она? Разве не к этому ты стремилась?»

– Чертова ведьма… и что теперь нам делать?

Сюзанне ничего не оставалось делать, кроме как признать правду.

– Ей не было никакого дела до меня… она лишь использовала меня, чтобы помолодеть.

И она снова заплакала.

Фил, не ожидав такой реакции от Мириам, подошел к Кенди, чтобы узнать, в чем дело… и глазам своим не поверил. Девушка спала глубоким сном. И все бы ничего, но ее прекрасные белокурые волосы превратились в тусклую паклю, лицо заливала ужасная бледность, и губы отливали синевой. Фил был потрясен, однако смерил ей температуру и давление.

И то, и другое оказалось сильно пониженным. Лоб и руки Кенди застыли как лед, но она еще дышала.

Доктор раздел ее, чтобы осмотреть дальше, но все было нормально. Сердце билось очень медленно, и массаж ему не помог. От нюхательной соли Кенди проснулась, но ее постоянно клонило в сон. Фил похлопал ее по щекам, заставляя бодрствовать.

– Кенди, послушай, ты должна поесть. Ты два дня маковой росинки во рту не держала. Мириам принесите, пожалуйста, побольше еды и вызовите моего отца как можно скорее. И, пожалуйста, принесите все из этого списка.

Женщина поспешила исполнить поручения. Ожидая, пока придет старый доктор, Кенди съела пару ложек горячего бульона, приготовленного Мириам, и приняла лекарства, выписанные Филом. Лечение помогло – бледность чуть-чуть пошла на убыль.

Фил держал ее за руку.

– Боже мой, Кенди, ты до смерти напугала меня!

– Мне уже лучше, спасибо тебе, – ответила она, пытаясь уснуть.

Он посерьезнел.

– Теперь выслушай меня. Я останусь с тобой, пока ты полностью не выздоровеешь. Можешь кричать и прогонять меня, но я все равно не уйду. Дело слишком серьезное.

Кенди пыталась обернуть все в шутку.

– Итак, доктор, что же со мной?

– Скажу честно – понятия не имею. Помнишь, мы отсылали твою кровь на анализы? Они показали, что все в норме.

– Слишком честно для доктора.

– Ты заканчиваешь есть, – сказал он, указывая на поднос, – а я пойду принесу кое-что из дома. Мириам за тобой присмотрит.

Кенди постаралась успокоить его улыбкой.

– Спасибо, Фил.

– Не за что. Съешь все, – наказал он и вышел из комнаты.

Молодой доктор забежал к Мириам и сообщил о своих планах. Чтобы не рисковать лишний раз, он строго-настрого запретил пускать в комнату Кенди других людей.

– Не говорите ничего о ее волосах и как можно скорее уберите зеркала из комнаты.

Мириам кивнула и исполнила все рекомендации.

только для размещения на candykitchen.ru

Девушки выбились из сил и поняли, что гадалку им не найти. Тогда они вернулись в дом Гранчестеров. Клэр посидела немного и ушла. Темные очки Сюзанна решилась снять только в постели. Терри, вернувшись из театра, направился в спальню и увидел, что его ждет жена.

– Тебе лучше? – спросил он, открывая дверь в ванную.

– Да, – тихо сказала она.

Приняв душ, Терри повесил халат и лег. Он подвинулся так, чтобы Сюзанна склонила голову ему на плечо. И она, разумеется, с радостью приникла к нему.

– Не делай так больше, хорошо? Ты заставила меня волноваться, – сказал он с нежностью и поцеловал ее в лоб.

Что она могла ответить? Она прошептала обещание, и в голове мелькнула мысль, что такая жизнь стоит любой жертвы. Так это или нет, она не знала. Она погладила мужа по груди, и ее ладонь замерла у его сердца.

– Можно, я тебе кое-что скажу? Сегодня был самый долгий день в моей жизни. Я думал, спектакль никогда не закончится. Больше всего на свете мне хотелось прийти домой и побыть с тобой.

Он взял жену за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза. Образ, о котором он так долго мечтал, теперь был рядом с ним, и дышал любовью. Сюзанна увидела, как тянутся к ней его губы, и затрепетала… и закрыла глаза в ожидании желанной награды.

Но Терри помедлил… что-то было не так, чего-то не хватало, и душа воспротивилась порыву тела. Когда прошло несколько секунд, а губы так и не коснулись ее, Сюзанна открыла глаза. Терри откинулся на подушку. Он погасил свет и почти сразу уснул.

Сюзанна ужасно огорчилась… она едва не набросилась на мужа с кулаками, но силой, конечно, здесь не поможешь. Кроме того, ей не хотелось отказываться от такой роскоши, как сон в его объятиях.

День за днем Терри проявлял все больше нежности к Сюзанне, но целоваться все еще избегал. А его теплые объятия и биение сердца лишь распаляли девушку. Еще чуть-чуть… мгновение поцелуя, и любимый муж будет принадлежать ей вечно. Но Терри кое о чем умалчивал – ему не давал покоя тот сон. Стоило закрыть глаза, и перед глазами вставала Кенди, умоляющая о помощи. Впрочем, тревога и боль со временем ослабли. При виде белокурой красавицы в своих объятиях жизнь ему казалась сказкой.

…В течение недели, благодаря вниманию и профессиональной помощи друга, Кенди держалась… по крайней мере, ей не стало хуже. Фил не сомневался: если она перестанет принимать лекарства, беды не миновать, девушка может не выжить. Коллеги, с которыми он обсуждал этот случай, проявляли интерес, однако ответить затруднялись. Когда Фил выходил из комнаты, Кенди бросала взгляд на картинку с Терри. Боль не утихала.

…Этой ночью Терри вел себя так же, как и вчера. Он заключил Сюзанну в объятия, но ее терпение подошло к концу. Пока муж любовался ее прекрасными глазами, она решилась и сама поцеловала его в губы. Терри оказался во власти коктейля чувств: любви, желания, страсти… и ответил на поцелуй. Сюзанна старательно гладила его грудь, и внезапно Терри накрыл ее своим телом.

…В магическом салоне женщина снова облачилась в черное и встала в центр пентаграммы, окруженной черными свечами. На сей раз она не жгла травы и не вызывала духов; пламя свечей потемнело… благодаря Сюзанне.

– Продолжай, продолжай, дитя мое. Наконец, настала ночь, которой мы ждали, – произнесла женщина с простертыми вверх руками.

…Тем временем в Огайо Кенди начало лихорадить, выступил сильный пот. Испуганный Фил проснулся и, когда зажег свет, увидел, что девушка мечется в постели с гримасой боли на лице. Она опять побледнела как мертвец, а температура еще понизилась.

…Терри открыл глаза и увидел под собой Кенди. Она наслаждалась его ласками и поцелуями и просила о большем. Его губы целовали нежную шею, руки блуждали по всему ее телу. Сюзанна решила форсировать события, пока Терри не передумал.

…Чем ближе становился пик страсти, тем сильнее разгорались свечи. Кенди стало хуже, она не приходила в сознание… а Терри вот-вот закрепит свой брачный союз.

– Приди ко мне, молодость, и одари меня своей красой! – воскликнула ворожея.

– …Терри, помоги, пожалуйста, – зазвенел у Терри в ушах знакомый крик из сна. И сейчас в нем сквозило куда больше отчаяния и страдания. Терри словно очнулся. Когда же он понял, что под ним не Кенди, он яростно отстранился. И пресек попытку жены его удержать.

– Сюзанна, оставь меня! – сказал он, поправляя пижаму.

– Терри, не уходи! Я люблю тебя, а ты меня! Дай мне это доказать!.. – отчаянно воскликнула Сюзанна. Волосы ее растрепались, сорочка бесстыдно распахнулась на груди.

– Не говори ерунды, – бросил он и, хлопнув дверью, вышел из комнаты.

– …ПРОКЛЯТЬЕ! – возопила ведьма и рухнула на колени. – Эта чертовка его упустила! Впрочем, неважно, у меня еще есть шанс.

…Дрожь резко прекратилась, пот перестал лить ручьями. Но Кенди была все так же бледна и холодна как лед. Она уснула спокойным сном, и Филу стало легче.

…А Терри? Ему нужно было прогнать сонливость. Тяжело дыша, он вышел в заснеженный сад. От холода разум прояснился, и тогда молодой человек вернулся в дом и заперся в библиотеке. Почему, почему он целовал Сюзанну? В какую секунду с ним случилось такое наваждение? Подумать только, он едва не совершил непоправимое.

– Кенди, ты и понятия не имеешь, как ты мне нужна, – пробормотал он и уснул на кушетке, с болью вспоминая отчаянный крик, послышавшийся тогда, когда они с Сюзанной были в шаге от соития.

– Ну сколько можно жаловаться на одно и то же? Ты два дня подряд заводишь эту песню! – упрекнула Клэр. Обычно она внимательно выслушивала подругу, но от сто первого повторения одной и той же истории ее терпение иссякло.

Сюзанна вздохнула.

– Мы чуть-чуть не дотянули… тебе не понять, ведь ты никогда не влюблялась.

– И теперь ты будешь жалеть еще и меня? Посмотри, всего за пару недель в отношениях с Терри ты достигла намного больше, чем за все полтора года… считай это первой попыткой.

Сюзанна скрестила руки.

– Надеюсь. Я ведь не первый раз пытаюсь, если ты понимаешь, а чем я… Кроме того, я больше не смотрюсь в зеркало. Ненавижу свою внешность!

– Зато у тебя, по крайней мере, остался твой характер, – пошутила Клэр.

– И не упоминай! Я никогда не буду такой, как она.

– А что насчет Терри? – Клэр взяла еще пирожное. – Как он?

– Ну, вчера он был немного странный, но сегодня вел себя как обычно.

И девушки продолжили беседу…

только для размещения на candykitchen.ru

Дела в Огайо шли неважно. С той ночи лекарства больше не действовали. Фил и его отец опасались, что, несмотря на все их усилия, Кенди вот-вот отойдет в мир иной. Мириам решила позвонить семье и друзьям Кенди – чтобы кто-то близкий скрасил ее последние минуты.

Так что, пока больная спала, Мириам открыла ящик тумбочки. Первой попалась на глаза фотография Терри. Хозяйке вспомнилось, что Кенди несколько раз произносила это имя во сне. Видимо, так зовут ее друга или кого-то очень близкого ей. Его-то и стоило известить о болезни. В ящике нашлась черная книжечка с адресами и телефонными номерами. Под именем Терри там оказалось три номера театральных компаний. Звонки в Нью-Йорк могли обойтись в целое состояние, но ради Кенди Мириам пошла на траты. Так что, когда Фил пришел ее подменить, она направилась к ближайшему телефону.

Первый номер не ответил; по второму сказали, что Терри будет через час. Мириам решила не тратить зря время и закупила продукты для обеда. Через час она снова позвонила. На другом конце трубки долго не хотели переводить звонок и звать Терри, но женщина, в конце концов, убедила их, что дело срочное.

Терри сидел на краю сцены и читал текст пьесы. Когда ему сообщили о звонке из Огайо, он снял очки и, прикрыв глаза, потер нос.

– Огайо… Огайо, я никого не знаю в Огайо, – пробормотал он, однако по настоянию ассистента все же подошел к телефону.

– Гранчестер слушает, кто это? – обратился он, не утруждая себя вежливостью; люди, особенно девушки, часто выдавали себя за кого-то другого только чтобы поговорить с ним.

– Ох, Слава Богу… – начал женский голос, – сэр, вы меня не знаете, но…

Похоже, старая история повторялась, а чаша его терпения, честно говоря, переполнилась.

– Прошу прощения, мадам, но я сейчас слишком занят. Если это шутка, так и скажите, иначе я повешу трубку .

– Пожалуйста, сэр, дайте мне договорить, – нотки беспокойства в голосе абонентки насторожили Терри. – Ваша подруга очень больна, мы опасаемся худшего, – Мириам изо всех сил старалась быть деликатной.

– Ясно. Это шутка. Я женат, и у меня нет подруг, – Терри тут же захотелось повесить трубку.

– Значит, вы не друг Кенди? Простите, я просто подумала…

Одно упоминание имени, и Терри как подменили.

– Кенди? – перебил он женщину.

– Да, Кенди Уайт. Вы ее знаете?

– Конечно, знаю. Что же вы сразу не сказали? Что с ней? – обеспокоился он, боясь, что упустил нечто важное.

– Мне трудно об этом говорить, но она очень слаба… доктора боятся, что она умрет в любую минуту, – Мириам не смогла сдержать слез.

У Терри мороз пробежал по спине. Язык стал словно чугунный.

– Кенди… при смерти? – выдавил он.

– Да, сэр, поэтому я и звоню… она звала вас, и я подумала, что вы ее друг, и побудете с ней напоследок.

Но Терри никак не мог поверить.

– Но как такое может быть?

– Сэр, пожалуйста, – отчаянно умоляла Мириам, – не тратьте время, она в любую минуту может…

– Замолчите, не говорите так, – не дал он договорить. – Дайте мне адрес, и я сразу приеду.

Терри взял ручку и нацарапал адрес Кенди на листке со сценарием, который читал.

– Вы правильно записали? Меня зовут Мириам, я буду ждать вас.

– Спасибо, что позвонили. Я уже ухожу, – он повесил трубку, не прощаясь.

Новость так его ошарашила, что ноги его не держали… Кенди, любимая веснушчатая, на грани… Перед его мысленным взором пронеслись воспоминания: вот она улыбается, висит на дереве, в униформе медсестры бежит за его поездом. Он несколько минут приходил в себя.

Когда у него созрело решение, он поговорил с директором театральной компании и все объяснил. К счастью, директор пошел ему навстречу. В текущем спектакле Терри на время его отпуска заменит дублер. Конечно, не избежать жалоб; публика ждала Терри. С другой стороны, это могло принести дополнительную прибыль: как только они узнают, что звезда вернулась, они снова купят билеты. А молодой человек, уладив все дела и прихватив бумагу с адресом, сел в машину и умчался домой. Сюзанна куда-то вышла, и Терри было не до нее. Он вытащил небольшой чемодан, кинул туда кое-какую одежду, взял немного денег из сейфа и уехал, ничего никому не сказав.

На станции ему пришлось подкупить билетера, потому что в кассе не осталось билетов. Сейчас денежный вопрос его не волновал, главное было добраться как можно быстрее. Пока поезд не тронулся, Терри несколько часов сходил с ума от нетерпения. К счастью, он прибыл в Огайо на следующий день. Он пообещал извозчику щедрые чаевые, если лошади помчатся резвее молнии. А кто откажется от хороших чаевых? Городские улицы мелькали перед глазами Терри размытыми пятнами. К тому же он не спал всю ночь в поезде, не в силах выкинуть из памяти образ несчастной Кенди.

Терри призадумался… Может, все это время Кенди во сне пыталась достучаться до него, а он и не понял? Ее мольбы о помощи вновь и вновь звучали у него в ушах.

Экипаж остановился. Терри вышел и увидел женщину, подметающую улицу – Мириам. Та узнала его по фотографии, которую видела в комнате. Молодой человек, забыв поздороваться, справился о Кенди. Мириам успокоила его, сказала, что девушка спит, и проводила в ее комнату. Прежде, чем открыть дверь, она предупредила:

– Пожалуйста, ни полслова о ее внешности – она ничего не знает. И, пожалуйста, постарайтесь не показывать, что потрясены.

Терри решил, что женщина преувеличивает. Впрочем, она ведь позвонила ему в Нью-Йорк. С ее стороны это было очень любезно.

В комнате Терри увидел незнакомца. Тот сидел у постели больной и дремал.

– Это доктор, – вполголоса пояснила Мириам, отвечая на незаданный вопрос, и распахнула занавески.

Терри подошел ближе. При виде того, что стало с его любимой, защемило сердце… Когда-то отливающие солнцем волосы сейчас выцвели и напоминали растрепавшуюся солому… белоснежное личико, легко красневшее от его шуток или поцелуя, теперь было не узнать…

Он выронил чемодан из рук. Фил проснулся и, разумеется, не обрадовался ни грохоту, ни посетителю.

– Кто вы? – спросил он и глянул на Мириам.

– Это друг Кенди, – ответила женщина. – Я позвонила ему.

– Доктор, – Терри едва мог говорить, – что с… ней?

Фил перевел взгляд на Кенди.

– Не знаю, – грустно ответил он. – Она прекрасно себя чувствовала, и ни с того ни с сего слегла. Все анализы хорошие, но…

– Да что вы за доктор, если не знаете, что с пациентом? – перебил Терри. Потрясенный, терзаемый болью, он сверлил доктора взглядом, полным гнева и ненависти.

– Я знаю, каково вам… – понурился Фил. – Я чувствую то же с тех пор, как она заболела.

– Ничего вы не знаете, – бросил расстроенный Терри.

Напряжение в комнате возрастало. Мириам решила действовать.

– Идемте, Фил, позавтракаем и оставим их наедине.

Доктору не хотелось оставлять пациентку. Но еще не хотелось терпеть присутствие посетителя, явно не проникшегося к нему добрыми чувствами. К тому же он проголодался.

– Хорошо, но если что-то случится, зовите меня.

Стоило Филу закрыть за собой дверь, Терри пробормотал:

– Да, конечно, лекарь-недоучка.

Он опустился на колени у кровати и сжал руку Кенди. И в сердце прокрался страх: рука была холодной. Он погладил спящую по щеке, тоже ледяной… в голове мелькнула мысль о худшем, и ужаснувшийся Терри проверил, дышит ли девушка… от еле ощутимого движения воздуха ему стало легче.

Он гладил ее волосы и то и дела повторял:

– Кенди, любимая моя, что с тобой случилось?

Бескровные губы неожиданно чуть дрогнули в улыбке. Терри продолжал:

– Кенди, помнишь, как было в школе? Как я смеялся над тобой? Тогда я не думал, что однажды ты станешь частью моей жизни, а сейчас, когда я вижу тебя такой… – подступившие слезы помешали ему договорить, и он уткнулся лбом в холодную девичью ладонь.

Внутри разлилось приятное тепло. Боль, снедавшая душу неделями, слегка ослабла. Девушка стала просыпаться.

– Это тепло… такое знакомое, – прошептала она и открыла глаза.

– Кенди, – шепнул ей Терри, лаская ее взглядом.

– Терри, – улыбнулась она, – давно не виделись.

– Как ты себя чувствуешь? – он погладил ее по щеке.

– Как после падения из окна «комнаты для размышлений», – пошутила она, чтобы его подбодрить.

Терри действительно стало лучше, он вытер слезы.

– Тебе нравится, когда за тебя волнуются те, кто тебя любит, да? – подыграл он.

– Ты же знаешь, я люблю быть в центре внимания, – ответила она, и они оба рассмеялись.

В дверь постучали. Это Мириам принесла два подноса с завтраком. Терри помог расставить еду на столе. После того, как хозяйка вышла, Терри помог Кенди сесть на постели и подложил ей подушку под спину. А еще предупредил, что заставит ее съесть все, даже если придется класть еду за шиворот. Кенди с улыбкой согласилась. Слабые руки ее плохо слушались, поэтому Терри намазал ей поджаренный хлеб маслом, взял молоко и стал кормить ее с рук.

Из коридора за ними подглядывали. Мириам не сдержала любопытства и на пару секунд приоткрыла дверь. Убедившись, что все идет замечательно, она снова закрыла дверь.

– А кто это? – поинтересовался расстроенный Фил. – Знакомое лицо. Где-то я его видел.

– Я точно не знаю, но он, должно быть, важный человек в Нью-Йорке. Я только знаю, что он работает в театре.

Фил напустил на себя равнодушный вид.

– Надолго он здесь? – спросил он.

Мириам понимающе улыбнулась.

– Похоже, вы очень привязались к Кенди, или я неправа? – не дождавшись ответа, она продолжила. – Видите ли, когда я позвонила ему, он сказал, что у него нет подруги, но заговорил совсем по-другому, как только услышал имя Кенди. А как она изменилась, вы заметили? Ее глаза снова светятся, она улыбается, несмотря на болезнь.

– Вы правы, – признал молодой человек.

– Думаю, вам лучше пойти домой отдохнуть, – предложила Мириам. – Он наверняка не отойдет от нее, пока ей не станет лучше.

– Но я не хочу домой, – капризным тоном возразил Фил.

– Идите, и если что, я дам знать, – заверила его женщина.

– Но…

– Перестаньте, Фил, она выглядит такой счастливой… если ей суждено покинуть нас, пусть она уйдет счастливой, – упрашивала Мириам. Она видела, что собеседнику не хочется уходить, но все же ей удалось настоять на своем.

– Хорошо, я уйду. Но оставлю здесь аптечку и распишу, что в каком случае принимать. Если ей станет хуже, вы найдете нужное лекарство. И, пожалуйста, сообщайте, как она, – говорил он и писал на бумаге инструкции.

– Обязательно, – улыбнулась Мириам, – идите с Богом.

Хватило одного беглого взгляда, чтобы убедиться – на подносе не осталось ни крошки. Увидев, как Терри вытирает Кенди губы салфеткой, Мириам решила предоставить ее заботам гостя.

– Видишь? Я все съела, – объявила Кенди, устраиваясь в постели.

Терри убрал поднос, сел рядом с ней и взял ее руку.

– Хорошо, Тарзан с Веснушками. Ты должна хорошо питаться.

Кенди зевнула.

– Терри, мне хочется спать.

– Спи, – улыбнулся он. – Я позабочусь о тебе.

Девушка закрыла глаза и сразу уснула. Терри подвернул ей одеяло. Он был счастлив быть здесь рядом с ней.

А в Нью-Йорке никому не хотелось совать нос в хозяйскую спальню. Когда Сюзанна узнала, что Терри бесследно исчез и никому ничего не сказал, ее настроение совершенно испортилось. Долгое отсутствие мужа ее беспокоило, а беспорядок в комнате навел на неприятные подозрения. Она открыла дверцу шкафа, и точно: одного чемодана не хватало.

Клэр пыталась успокоить подругу, но безуспешно. Часы тикали, близилась ночь, а Терри все не появлялся. Да и оправдания у нее, честно говоря, закончились.

В это время Терри, находящийся где-то за сотни миль, держал за руку спящую Кенди. У Сюзанны вдруг закружилась голова. Она списала недомогание на тревогу и бессонницу.

На улице хлестал сильный дождь с ветром, и Клэр осталась на ночь у Гранчестеров. Она составила компанию подруге, пока та не уснула… хотя на самом деле Сюзанна кипела от ярости и засыпать не собиралась.

Терри перелистнул страницу книги, которую читал Кенди. Девушка проснулась через несколько часов, и он решил развлечь ее интересной фантастической историей. Внезапно он прервал чтение – он ощутил на себе пристальный взгляд.

– Что случилось? – полюбопытствовал Терри.

Кенди не сводила с него глаз.

– Ничего, просто… ты давно стал носить очки?

– Недавно. Приходится читать ночи напролет, и доктор посоветовал носить очки. Ничего серьезного, – успокоил Терри.

– Они придают тебе умный вид, ты выглядишь…– она не договорила. Она не знала, стоит ли продолжать.

– Выгляжу как? – переспросил он. – Кое-кто из твоих друзей носил очки. Чему здесь удивляться?

– Не в этом дело, – девушка порозовела и призналась: – Ты выглядишь… очень мужественным.

– Кенди.

Терри был приятен ее комплимент, и они посмотрели друг на друга.

– Терри, почему? – неожиданно спросила она.

– Почему что?

– Почему ты здесь? Как ты узнал обо мне?

– Мне позвонила женщина по имени Мириам и сказала, что ты очень больна. Разумеется, я не мог бросить тебя в трудный час, – признался он, закрыл книгу и положил на тумбочку рядом с очками. Затем он снова опустился на колени у постели и заглянул в глаза Кенди.

– Не верится, что прошло столько времени, правда? – спросила она.

– Да, но, похоже, все осталось по-прежнему, – ответил он.

– Да.

Терри сжал ее руки.

– Кенди… – признался он. – Ты снилась мне всю неделю.

– Правда? Бьюсь об заклад, тебе снилось, что я все-таки стала твоей рабыней и почистила тебе ботинки, да? – мягко подколола она.

Терри рассмеялся.

– Неужели ты еще помнишь наше пари! – и добавил совсем другим голосом: – Нет, не это… сон был очень тревожный.

– Тогда не говори.

Он нежно прикоснулся теплыми губами к холодной руке Кенди.

– Я тебе снилась, а я беспокоилась о тебе с тех пор, как заболела… – вырвалось у нее. – Что-то вот здесь, – она показала на сердце, – подсказывало мне, что у тебя неприятности .

– Со мной все в порядке, а вот о тебе надо побеспокоиться, – ответил он.

Неожиданно она задала вопрос, которого больше всего боялась.

– Думаешь, я умираю?

– Не болтай чепухи, – возразил он. – Вот увидишь, через пару дней ты снова будешь лазать по деревьям, Тарзан с Веснушками.

Кенди улыбнулась.

– Одно из двух: или ты плохой лжец или я могу читать твои мысли.

Терри покачал головой, но Кенди все-таки заметила его озорную улыбку.

– Ничего не изменилось. Кенди, ты всегда видела меня насквозь.

Что бы он ни говорил, она смирилась с тем, что может покинуть этот мир в любую минуту. Она не могла уйти, не сказав тех слов, которые так долго хранила в сердце… завтра она могла не успеть. Кенди сделала вдох, набираясь смелости.

– Терри, я должна тебе кое-что сказать.

– Позже, тебе надо отдохнуть, – возразил он.

– Нет, позже может быть поздно.

– Хорошо, тогда я слушаю.

– Я люблю тебя, Терри, – сказала она, поцеловала кончики пальцев и прикоснулась ими к губам Терри.

Он поцеловал ее пальчики один за другим, не выпуская ее руку, и посмотрел на нее с нежностью. Дар речи он потерял. Даже если уверен в чувствах другого человека, к признанию вслух нельзя остаться равнодушным. По взглядам и жестам многое можно понять, но в этот раз все было несколько иначе. Кенди не питает иллюзий насчет своего здоровья, иначе она никогда бы не призналась.

– Я знаю, я поступила правильно в нужный момент, но больно думать, что все это время мы страдали из-за этого решения, – продолжала она. – Разлука с тобой вытягивала из меня жизнь, и, наверное, пришел мой час… Никогда не думала, что скажу это, но… мне жаль. Простишь ли ты меня за то, что я разрушила твою жизнь? – закончила она, и по щеке ее пробежала слеза.

Терри крепче сжал ее руку, прижался к ней лбом.

– Кенди, пожалуйста, не наказывай себя так, не надо!

– Значит, ты простишь меня за эту боль? – спросила она с улыбкой.

Несколько минут Терри хранил молчание. Слова, которые она произнесла, еще требовалось уложить в голове. Она говорила о любви, сожалении, прощении… неужели все это время на сердце Кенди лежал такой груз? Такой же, как у него самого? Терри не мог вымолвить ни слова, несмотря на все попытки… он знал, что сказать, но ее признание привело его в замешательство.

А Кенди? Она не отрывала от него взгляд, ждала ответа, но понимала, каково ему. Она приподнялась, погладила его длинные темные волосы, падавшие ему на лицо, и отвела их в сторону.

Наконец, он набрался храбрости и заговорил. Твердо, решительно.

– Значит, мы прошли через одни и те же испытания, но уверяю тебя… нет, обещаю: да, я думал о тебе каждый день, моя прекрасная Кенди. Я… – он перевел дыхание, – я тоже люблю тебя, несмотря на расстояние, время и обстоятельства, люблю как никогда.

Его серьезные синие глаза не лгали – он говорил искренне, от сердца. И ему тоже было нужно раскрыть ей свою душу. Очень нужно.

Кенди снова легла и закрыла глаза. Слова, заезженные до дыр, звучали у нее в ушах и ласкали слух. «Я люблю тебя», сказал он и сделал ее счастливейшей из женщин. И тогда Кенди постаралась отогнать все мысли, кроме одной: они с Терри вместе, в маленькой скромной комнатушке в Огайо. А почему нет? Она всегда думала сначала о других и, помогая другим добиться счастья, часто забывала о себе.

– Я люблю тебя, – на этот раз слова звучали громче. Но теперь Терри повторял их ей на ухо, щекоча ей мочку. Кенди захихикала, как маленькая… возможно, не столько от щекотки, сколько от счастья взаимной любви.

Терри полегчало. Если Кенди улыбается и смеется, значит, ей лучше. Ее смех звенел серебряными колокольчиками, но глаза были закрыты… будто она хотела сохранить этот миг в своем сердце навсегда.

– Кенди, открой глаза, – попросил Терри. – Не будь эгоисткой.

Она послушалась. И удивилась – он рядом. Внутри всколыхнулись прежние ощущения… Когда она видела его в школе, то обычно жутко волновалась; рядом с ним у нее сводило живот… эмоций нахлынуло слишком много, и Кенди решила не думать о них… зачем, если можно было просто наслаждаться?

В одну секунду они оба ощутили единение, ощутили, что действительно принадлежат друг другу. Они молчали, но разговаривали сердцами, в которых хранили любовь, не позволяя ей ослабнуть и зачахнуть.

Лицо Кенди было так близко… Зеленые глаза блестели ярче солнца, и Терри знал, что безнадежно утонул в их глубине. Но еще он хотел показать Кенди, как сильно ее любит. Взгляд переместился на ее рот… но что-то остановило его, помешало приблизиться. Кенди поняла его. Она закрыла глаза, и губы их встретились на полпути. Невидимый барьер исчез, и Терри начал ласкать любимую, неторопливо, наслаждаясь каждым миллиметром ее рта. Она откинулась на подушку, не прерывая восхитительного, райского поцелуя.

– А-А-А!!! – вскрикнула Сюзанна и скрючилась на постели.

– Что с тобой? – подруга вскочила со стула.

– Что-то болит внутри, колет в груди, – ответила она.

– Ты, наверное, перенервничала. Я приготовлю тебе чаю, – предложила Клэр.

Они целовались все увлеченнее. За нежным прикосновением губ незаметно последовала пылающая страсть. Кенди поддалась напору, думая лишь о Терри, и о том, как с ним хорошо.

По телу вдруг разлилось приятное тепло, холод ушел. А огонь иного рода продолжал разгораться.

– ХВАТИТ!!! – возопила Сюзанна, обливаясь потом, и расцарапывая себе грудь. Боль не утихала.

Клэр встревожилась не на шутку.

– Успокойся, Терри вот-вот будет дома.

Терри мягко оторвался от губ Кенди и коснулся ее уха.

– Я люблю тебя, люблю больше всего на свете, – повторял он. Из-за волнения в голосе и сбивчивого дыхания слова звучали еще горячее.

Кенди обвила его руками и притянула к себе. Заботясь о том, чтобы любимой было удобно, Терри старался не придавить ее своим весом. Но Кенди хотела чувствовать его всем телом.

– Боже, как мне повезло, – прошептала она ему на ухо.

– Почему ты так говоришь? – спросил он, глядя ей в глаза.

– Потому что для девушки самое главное – знать, что любимый человек тоже ее любит. Немногие могут поблагодарить Бога за такой дар, – объяснила Кенди. Продолжая обнимать его одной рукой, другой она опустила его голову себе на плечо и погладила его волосы.

– Кенди.

– Да?

– Можно мне еще поцеловать тебя?

Кенди рассмеялась.

– Что? Что я слышу?.. Я не узнаю тебя, Терри Гранчестер… ты, который запросто мог украсть поцелуй у девушки, теперь спрашиваешь у меня на него разрешение?

– Это все из-за тебя, – усмехнулся он.

– Из-за меня?

– Да. Я был в замешательстве, и чем больше ты говорила, тем больше я убеждался, что не заслуживаю тебя. Ведь я все делал невпопад. Кроме того, если я сделаю что-то не так, этот прекрасный миг закончится, – признался Терри.

– Не глупи. Не будем вспоминать плохое, давай думать только о хорошем, – прошептала она ему на ухо.

– Кенди?

– Да?

– Ты мне еще не ответила, – напомнил он.

– А тебе нужен ответ? – улыбнулась Кенди.

Терри поднял голову и посмотрел на любимую. Силы небесные! Лицо ее стало естественного цвета, щеки украшал приятный румянец.

– Ты увидел привидение? – спросила она.

– Нет, ты… ты такая же, как раньше, – с удивлением заметил он. – Бледность ушла.

– Наверное, тебе так кажется, – усомнилась она.

Бледная или нет – уже не имело значения. Главное, что ее губы снова звали его. За одним поцелуем последовали другие, и теперь Терри разрешения не спрашивал – эти губы принадлежали ему.

– Клэр, открой окно! – Сюзанна указала на большое окно в комнате.

– Но сейчас дождь.

– Пожалуйста, Клэр, я задыхаюсь! – Сюзанну охватило отчаяние. – Открой это чертово окно!

– Хорошо.

– Теперь помоги мне сесть в кресло.

– Но…

– Клэр, ты не понимаешь, мне очень-очень больно. Пожалуйста, помоги мне сесть, – настаивала она.

Подруга послушалась.

– Воспоминание о поцелуе в Шотландии я берегу как самое дорогое сокровище, – говорил Терри, целуя мягкую девичью шею, – но сейчас нас ничто не остановит.

Кенди будто пробудилась к жизни. Зачем они потеряли столько времени в разлуке? Только губы Терри касались ее, других для нее не существовало… только Терри.

– Терри, – прошептала она и откинула голову, чтобы ему было удобнее целовать ее.

– Мм? – отозвался он, не прерываясь.

– Люби меня, – с нежностью вымолвила она.

Он решил, что ему послышалось. Она улыбнулась и повторила:

– Люби меня.

От удивления Терри остановился и взглянул на нее. Девушка, которая однажды врезала ему за то, что он украл ее поцелуй, просит любить ее?

– Кенди, ты же больна.

– Обещаю, ты не заразишься, – улыбнулась она еще раз. Он состроил гримасу.

– Глупая, я не это имел в виду, и даже если заражусь, плевать.

Она не ответила.

– Ты слишком слаба, ты не думаешь, что это может быть опасно для тебя? – взволнованно оправдывался он.

– С каких это пор любовь вредна для здоровья?

Кенди была права. Хотя Терри заботился о ее самочувствии, он испытывал то же самое желание. Они оба хотели не только поцелуев, они хотели познать любовь целиком.

– Я готов хоть сейчас, но обещай, если тебе станет плохо, ты скажешь, и я прекращу. Я не хочу, чтобы тебе стало хуже, – объяснил он.

Глаза Кенди засияли. Эти счастливые минуты они переживали вместе… если поцелуи приводили ее в восторг, то что ее ждет, если Терри станет любить ее?

Терри встал, снял верхнюю одежду и остался в нижнем белье. Его стройное мужское тело притягивало взгляд. Он сел рядом с Кенди и усадил ее. Не желая упасть в приступе слабости, она обняла его. Он расстегнул ее ночную сорочку, и та соскользнула с плеч.

Он принялся ласкать ее. Первое прикосновение кожа к коже обожгло словно искрой и воспламенило желание. Терри убрал подушки и снова уложил Кенди. Под одеялами и простынями он приник к хрупкому девичьему телу, которое с каждой минутой просило… нет, молило о большем.

Терри устроился сверху, чтобы возлюбленной не пришлось лишний раз двигаться и терять силы, и запрокинул ей руки за голову. Они целовались; он ласкал самые потаенные местечки ее тела, чуть задевая темными прядями ее лицо.

О, как же было хорошо, как хорошо! Лучше и быть не могло.

Сюзанна задыхалась. Клэр предупредила прислугу, чтобы никто не входил к хозяйке под угрозой немедленного увольнения. Какие бы звуки ни доносились из спальни, все должны оставаться у себя.

В комнате стало холодно. Буря усиливалась, но Сюзанна направила кресло к распахнутому окну. Ветер ерошил ей волосы и жалил лицо.

– Сюзанна, ты простудишься, – увещевала подруга.

– Оставь меня! Ты понятия не имеешь, что я чувствую, – жаловалась девушка. – Мне нужен воздух… черт, моя грудь!

– Я схожу за доктором, – сказала Клэр и встала, но Сюзанна попросила ее не уходить. Черт побери, где носит Терри?

Словно голодный младенец, Терри нашел ее грудь и начал жадно ласкать. Постепенно к Кенди возвращались силы. Ее руки блуждали по его спине, а губы шептали его имя.

Терри снова завладел ее ртом, избавляясь от последнего предмета одежды, который им мешал.

Тем временем Мириам закончила расставлять ведра – в старом доме протекала крыша. Перед тем, как пойти к себе, усталая хозяйка подумала, что было бы неплохо заглянуть к больной. И направилась на второй этаж с коробкой лекарств.

Когда до комнаты оставалось несколько шагов, Мириам услышала голос Кенди… Стон? Она заторопилась: вдруг девушке стало хуже и нужно дать лекарство.

Она открыла дверь и тут же закрыла, отпрянув в испуге: ее ослепил яркий белый свет, исходивший от постели Кенди. Из-за двери доносились стоны и вздохи, понятные ей, счастливой замужней женщине. Мириам решила не заходить в комнату.

– Я знала, между ними больше, чем дружба, – подумала она, – но что это был за свет? Впрочем, неважно.

Двое влюбленных соединились в союзе любви. Прекрасном, страстном, сокровенном. Кенди и представить себе не могла, что ее возлюбленный может подарить ей столь волшебный восторг. И она открыла ему свои чувства.

Боль разрывала грудь. Сюзанна повернулась спиной к дождю, заливающему ее одежду и кресло.

Вдруг Клэр кое-что заметила.

– Сюзанна, подвеска!

– Не напоминай мне сейчас о ней, – стонала Сюзанна.

– Посмотри, она светится.

Клэр не ошиблась. Подвеска и вправду посветлела и светилась. Сюзанна взяла ее и тут же отдернула руку – украшение полыхало жаром.

– Сюзанна, сними ее! – отчаянно закричала Клэр. Но девушку сковал страх, и она не знала, что делать.

– Не могу! Я не могу даже дотронуться!

– Давай я, – сказала Клэр. Она коснулась подвески, но в ту же секунду выпустила ее. Руку пронзила острая боль. Девушка глянула на ожог, оставшийся на ладони.

– Я должна ее снять, – повторяла Сюзанна.

– Сюзанна, твои волосы прямые, как раньше!

– Дьявольщина, да что же происходит?!

– Не знаю, но мне страшно, очень страшно, – призналась Клэр и подошла к комоду взять крем, чтобы смазать ожоги.

Сюзанна оторвала лоскут от ночной рубашки. Используя его как прихватку, сняла подвеску и швырнула ее об стену. Как только хрусталь разбился, посреди постели вспыхнуло большое багровое пламя.

Девушки оказались в огне. Вдруг раздался голос ведьмы.

– Я предупреждала тебя, дитя мое, береги подвеску так, будто от нее зависит твоя жизнь. Ему не по нраву, когда Его так легко отвергают!

Едва голос ведьмы умолк, грянул гром, в небе сверкнула большая молния и пронзила Сюзанну.

Клэр не знала, что делать. Она захлебывалась рыданиями, звала подругу. Комната вовсю горела. Слуги, услышав гром и крики, поспешили к хозяйке, не взирая на последствия. Они ужаснулись разыгравшейся трагедии, но волоком вытащили Клэр. Девушка рвалась помочь подруге, но ее не пускали. Ей оставалось лишь оплакивать потерю. Сюзанна, к сожалению, была обречена.

– Терри-и-и!!! – послышался печальный мучительный крик и потонул среди шума дождя и бури.

Терри и Кенди соединились в экстазе. Во время страстного поцелуя их наполняли новые, незнакомые ощущения.

Терри обнял Кенди и уложил ее сверху на себя, чтобы не придавить ее своим весом. Оба хранили молчание, впитывая тепло любви и страсти, которую только что открыли друг другу.

Потом Кенди уснула. Терри, глянув на постель, увидел, что одеяла сброшены на пол. Он улыбнулся: в любовном пылу им было не до одеял. Он осторожно уложил Кенди рядом с собой, поднял одеяла и подоткнул с обеих сторон. Снова обвил руками спящую любимую, которая устроилась поуютнее рядом с ним. Во сне с ее лица не сходила улыбка и румянец. Он поцеловал ее в лоб и тоже уснул.

Следующим утром Фил явился проведать Кенди раньше обычного. Мириам болтала с соседкой на другой стороне улицы. Она заметила, как доктор входит в дом, но перехватить его не успела.

Фил открыл дверь в комнату Кенди и онемел от увиденной картины. Мириам догнала его и хотела закрыть дверь, но он не позволил. Наоборот, он жестом приглашал взглянуть на то, что творилось в комнате.

– Я и так знаю, что там, – вполголоса пояснила хозяйка.

– Не в этом дело. Прошу вас, посмотрите и скажите, что я не сплю, – попросил он, сбитый с толку.

– А?

Мириам, снедаемая любопытством, заглянула. Кенди и Терри спали в обнимку и ни о чем не тревожились. Однако женщина заметила то же, что и Фил. Она кивнула, закрыла дверь, и оба спустились вниз.

Парочка проснулась несколько часов спустя. Терри открыл глаза, посмотрел на свою возлюбленную и удивился не меньше, чем двое тайных визитеров.

– Кенди? – прошептал он, гладя ее кудри.

В ответ она лишь промычала.

– Твои волосы… они светлые! – с удивлением провозгласил он.

Кенди сразу проснулась. Наверное, Терри ночью ударился головой или заразился от нее, раз не мог ясно мыслить.

– Открыл Америку, называется.

Он не обратил внимания на подколку.

– Ты не понимаешь, они стали такие, как раньше.

Кенди подняла голову и посмотрела на него.

– Не понимаю, о чем ты.

– Вчера твои волосы были выцветшими, а сама ты была вся бледная и холодная, а сейчас…

Кенди улыбнулась.

– У меня есть смутные подозрения, кто повысил мне температуру.

– Правда? – Терри поцеловал ее. – Как ты себя чувствуешь?

– А ты как думаешь? После того, чем мы занимались несколько часов назад, я чувствую себя как никогда замчательно, – призналась она. Терри обнял ее крепче.

– Как хорошо просыпаться рядом с тобой… До сих пор я ничего подобного не чувствовал.

Кенди еще какое-то время грелась в его объятиях, а потом заметила, что утро в разгаре. Она бросила взгляд на часы.

– Думаю, тебе лучше встать. По утрам ко мне заходит Фил и проверяет мое самочувствие.

При упоминании молодого доктора Терри переменился в лице.

– Хм-м, Фил… Не нравится мне, что он крутится вокруг тебя со своими анализами.

– Он заботится обо мне, он мой лечащий врач, – пояснила девушка. – Не думай о нем плохо.

– Ты уверена? – спросил он серьезно.

Кенди рассмеялась.

– Терроз Гранчестер Бейкер, вы хотите сказать, что ревнуете?

Молодому человеку стало неловко, и он отвел взгляд.

– Я ревную? Нет, конечно… ну, может, чуть-чуть.

Она поцеловала его в щеку.

– Глупый. Давай вставай и иди в душ.

– Ладно, иду.

Кенди проводила его взглядом. При воспоминании о прошедшей ночи она зарделась и вздохнула. Ей было хорошо, гораздо лучше, чем раньше. Она встала, закуталась в простыню и поискала зеркало, чтобы проверить слова Терри насчет ее волос. Зеркала не нашлось.

– Странно, у меня же было несколько штук.

Когда Терри вышел из ванной одетый, он увидел, что Кенди что-то ищет. Медленно и тихо он приблизился к ней, обнял, убрал мешающие волосы и соблазнительно поцеловал в плечо.

– Ты могла бы принять душ вместе со мной.

Кенди залилась краской еще сильнее и засмеялась, наслаждаясь ощущением желанных губ. Не отпуская ее, он продолжал:

– Мне нужно позвонить в театр, узнать, как там дела. Боюсь, мне придется скоро вернуться… хотя будь моя воля, я бы остался здесь насовсем, с тобой.

– Я понимаю. Я пока схожу в душ. Давай встретимся за завтраком? – предложила Кенди.

– А что ты скажешь, – прошептал он ей на ухо и прикусил мочку, – если я намылю тебе спинку?

– Терри! – смутилась она.

– Ладно, ладно, понял. Тогда увидимся внизу, крошка, – он поцеловал ее в шею и вышел из комнаты.

Когда дверь за ним закрылась, Кенди улыбнулась. Ох уж этот Терри… Его выходки… В школе он всегда знал, где найти укромное местечко, где никто не помешает любовным признаниям, а теперь он предлагает намылить спину… Кенди бы с радостью согласилась, но внутри бурлило слишком много эмоций, ей было необходимо минутку побыть одной – перевести дыхание и привыкнуть к ощущению счастья. Струйки воды мягко лились ей на лицо, а она думала о Терри… С его прибытием все изменилось к лучшему. Боль, головокружение, жуткий озноб – все ушло. Туда им и дорога.

Но вдруг ей стало грустно. Терри скоро нужно возвращаться в Нью-Йорк к той, кому он принадлежал… той, кому повезло меньше. Прошлой ночью Кенди была при смерти, и поэтому сказала то, что сказала, и сделала то, что сделала, но теперь… а если она не умрет? Сможет ли жить с угрызениями совести? Они пошли на этот шаг во имя любви, но… черт, почему всегда есть «но»? Лучше домыться и встретить новый день. Кенди хотела подушиться, но не смогла найти свои духи – там, где они обычно стояли, чернело пятно и валялись осколки стекла. Не находя объяснений этой странности, она причесалась и направилась в столовую.

В это время Терри звонил в театр, чтобы отпроситься еще на два дня. Но как только ассистент, ответивший на звонок, уточнил имя звонящего, у него само собой вырвалось:

– О, Боже.

– О Боже? – засмеялся Терри. – Меня что, повысили?

– Привет, Терри, – трубку взял Ричард, режиссер-постановщик спектакля. Однако, в голосе его проскальзывали странные нотки.

– Да, Рик, как там дела? – спросил он. – Я хотел спросить, могу ли я задержаться еще на два дня?

– Ты должен вернуться, и немедленно, – ответил собеседник. – Кое-что случилось.

– Что случилось? – удивился Терри.

– Не знаю, как сказать… – немолодой мужчина старательно подбирал слова, – но прошлой ночью в твоем доме был пожар, и Сюзанна не выжила.

Терри стоял как оглушенный.

– Ты шутишь?

– С такими вещами не шутят, – возразил Ричард.

– Когда это произошло?

– Прошлой ночью. Я слышал, в твой дом ударила молния, остальное ты и сам представляешь. Мне действительно жаль, Терри, – посочувствовал мужчина.

Хорошее настроение Терри как рукой сняло.

– Тогда мне действительно надо вернуться.

– Мне жаль, что пришлось вот так сообщить плохие новости.

– Не переживай, я справлюсь, – сказал он и повесил трубку.

Сияющая, искрящаяся счастьем Кенди вошла в столовую.

– Всем доброе утро!

– Кенди, я же сказал тебе не вставать с постели, – Фил отложил газету. Он был недоволен тем, что девушка ослушалась, однако встал и подошел к ней.

Она виновато улыбнулась.

– Прости, но я чувствую себя прекрасно. Доброе утро, Мириам.

– Доброе утро… Боже, ты потрясающе выглядишь! – воскликнула женщина.

Они с Филом оглядели Кенди с головы до ног и заметили то же, что и Терри – цвет волос изменился.

– Я проведу еще одно обследование сразу после завтрака, ладно? – сказал Фил. – Нужно убедиться, что все в порядке.

– Конечно. Можно мне молока? – девушка села, и ее внимание привлек утренний выпуск. – Ой, газета. Я так долго не выходила, что понятия не имею, что происходит в мире… ну-ка, посмотрим, – и с этими словами она начала читать.

Ее хорошее настроение вмиг испарилось. Заголовок гласил: «Новая трагедия постигла Гранчестеров: трагическая гибель Сюзанны Марлоу при пожаре». Кенди читала новости, а слезы ее капали на газетную бумагу. Не желая никого волновать понапрасну, она вытерла глаза и направилась к себе, якобы взять что-то. Фил сел на ее место, и когда увидел намокшее пятно на газете, особенно на картинке с Терри и Сюзанной, то сразу узнал гостя и все понял.

Кенди закрыла за собой дверь и заплакала. Она чувствовала себя виноватой в несчастье… пока она здесь, с Терри, предавалась запретной любви, Сюзанна умирала.

Неожиданно в комнату вошел Терри.

– Мне сказали, что ты здесь, – заговорил он.

Кенди стояла к нему спиной.

– Ты звонил в театр?

– Да, кое-что случилось, и я должен немедленно вернуться, – он пытался хоть как-то сгладить углы.

– Кое-что? – она старалась, чтобы голос звучал как обычно.

– Да, ты же знаешь, мне нельзя покидать театр надолго. Надо возвращаться прямо сейчас, – оправдывался он. А про себя подумал: «Черт, почему я не могу рассказать ей правду? Как и в тот раз с Сюзанной».

Она сглотнула.

– Что ж, тогда поезжай.

Терри подошел к ней и увидел, что она плачет. Наверное, из-за разлуки, решил он.

– Я не хочу оставлять себя здесь.

– Ты должен, это твой долг, – она вытерла слезы.

– Кенди, не плачь, пожалуйста. Я вернусь за тобой, – он обвил ее талию. Она не оттолкнула его, только повернулась и заплакала на его груди. Она знала правду.

– Терри, тебе пора, – сказала она через некоторое время.

– Я вернусь за тобой… Господи, как же тяжело оставлять тебя и уезжать, – признался он и обнял ее крепче.

И снова они расставались, с болью и слезами, по той же самой причине: Сюзанна. Кенди высвободилась из объятий любимого, взяла его чемодан и уложила туда его вещи. Затем закрыла и вручила владельцу. Перед уходом Терри хотел поцеловать ее, но она уклонилась от поцелуя. Молодой человек окинул ее печальным взглядом и, не в силах смотреть правде в глаза, ушел.

Минут двадцать спустя постучал Фил.

– Пора начинать обследование.

От него не укрылось изменившееся настроение пациентки.

– Можно, мы его отложим? – отозвалась она.

– Ну же, Кенди, что случилось с сияющей улыбкой? Ты ведь знаешь, что должна следить за своим здоровьем; внезапные перемены могут быть опасны.

– Хорошо, – смирилась она, уставившись в пол.

Кенди погрузилась в печаль. Фил измерил ей температуру, давление и вышел. В этот нелегкий момент ей нужно было побыть одной. И она осталась наедине с мыслями и огромной ношей на плечах и совести.

только для размещения на candykitchen.ru

Терри вернулся в Нью-Йорк и приехал туда, где стоял его дом. Ему открылась картина разрухи, сотворенная огнем. На месте дома чернели угли, обгоревшее дерево и мусор. Начался снегопад и постепенно укрыл пепелище белым полотном. Молодой хозяин побродил вокруг и наткнулся на садовника, который жил в комнатушке за садом и присматривал за домом, ныне несуществующим. Садовник поговорил с Терри и показал ему то немногое, что уцелело при пожаре, в том числе и сейф. Среди головешек угадывался обломок кресла Сюзанны. По мнению садовника, металл и притянул молнию. Он также упомянул, что все в доме слышали мучительные крики Сюзанны.

– Крики? – уточнил Терри. – Что с ней случилось?

Старик вытер слезу.

– Не знаю, сэр, нам не разрешали входить к хозяйке. Но может рассказать человек, который был с ней ночью.

– Кто с ней был?

– Мисс Клэр. Когда повалил дым, мы поспешили в хозяйскую спальню. Ее с трудом вытащили ее оттуда двое мужчин, так она хотела помочь миссис Гранчестер. Она наверняка знает, что случилось перед этим несчастьем, – ответил он.

– Спасибо, Грегори, я поговорю с ней.

Кенди пошла на кухню поговорить с хозяйкой.

– Гм, Мириам, я хочу попросить вас об одолжении.

Увидев печаль на лице девушки, женщина отложила готовку.

– Что я могу сделать?

– С этого дня я хочу… хочу переехать в другую комнату.

– А что случилось с твоей?

– Ничего, но мне не хочется быть там, когда он вернется, – ответила Кенди.

– Ты имеешь в виду молодого человека с длинными волосами, который навещал тебя?

Кенди только кивнула.

– Ты не хочешь, чтобы он нашел тебя?

– Нет, – она потупилась.

Мириам вымыла руки.

– Я читала газеты. Представляю, каково тебе сейчас. Не мне тебя судить, я тут ни при чем. Кроме того, я благодарна ему. Он сотворил чудо, и ты выздоровела. Кенди, не волнуйся. Я помогу тебе во всем, что нужно.

Кенди улыбнулась и обняла женщину. Какое счастье, что кто-то ее поддерживает.

Терри стряхнул с себя снег и постучал в дверь Коллинсов, семьи Клэр. Открыла горничная и сообщила о визите. Мать Клэр поспешила принять гостя и обняла его со слезами.

– Ах, Терри, дорогой, мои глубочайшие соболезнования… какое ужасное несчастье.

Получалось так, что женщина выглядела более удрученной, чем сам Терри. Приходилось притворяться. Впрочем, опыт у него имелся, и брак лишь добавил ему актерского мастерства.

– Спасибо… Мне сказали, что в тот момент с Сюзанной была Клэр, и я хотел бы поговорить с ней, если возможно.

– Боюсь, что это невозможно, – женщина пригласила его присесть.

– Она вышла?

– Нет, она уехала. С тех самых пор она вела себя очень странно. Все время повторяла, что хочет уйти в монастырь.

– В монастырь? Насколько я помню, она не увлекалась религией. Она вела светскую жизнь, – отстраненно заметил молодой человек.

– Поверь, мы удивились не меньше, чем ты, но она так сильно упрашивала, что мы сдались… может, кончина подруги стала для нее сильным ударом, и ей нужно немного покоя, – сказала миссис Коллинс.

– Возможно, – согласился Терри. – Могу я узнать, где ее найти?

– Да, она в обители Святого Патрика. Спроси сестру Марианну, она присматривает за моей дочерью. Надеюсь, ты скоро справишься с горем, – напутствовала его женщина перед уходом.

Обитель Святого Патрика располагалась в старом историческом здании и имела в высшей степени безупречную репутацию. Терри спросил сестру Марианну и объяснил причину визита. Монахиня также выразила свои соболезнования и повела его по длинным темным коридорам монастыря. Каждый их шаг отдавался громким гулким эхом. Наконец, они пришли в нужную келью. Клэр, одетая в черную рясу, читала библию. Она уставилась на сестру невидящим взором.

– Клэр, к тебе посетитель.

Терри показался ей на глаза. Сестра предупредила, что девушка еще не отошла от потрясения, и может отказаться говорить. Увидев забинтованную кисть, Терри решил, что это мог быть ожог. Он сел рядом с девушкой и через некоторое время заговорил.

– Клэр, я знаю, тебе тяжело, но я должен знать, что произошло, – мягко произнес он.

Молчание.

– Она правда кричала от боли до того, как начался пожар? – снова спросил он.

Опять нет ответа.

Сестра была права: Клэр не собиралась ничего говорить. Терри направился к выходу и напоследок оглянулся.

Клэр испепеляла его взглядом. Так свирепо на него не смотрела даже мачеха. Глаза Клэр горели ненавистью и презрением. Она винила его за то, что произошло с Сюзанной… трагедии можно было бы избежать, если бы он хоть раз попытался понять чувства девушки.

По спине у Терри пробежали мурашки. Он наскоро попрощался и вышел.

Мимо ограды дома Гранчестеров проходила старуха в лохмотьях. Она остановилась, поглядела на пепелище и пошла дальше.

– Ничего, надо лишь немного подождать. Найдется другая влюбленная дурочка, которая пойдет на все. Их везде полно.

Кенди собирала вещи. Ей не терпелось переехать. Девушка открыла ящик тумбочки, чтобы вынуть оставшиеся мелочи и увидела очки Терри: она забыла положить их ему в чемодан. В памяти сразу возник день расставания, и на сердце навалилась тяжесть. Кенди бережно положила очки к остальным вещам. Когда весь ее нехитрый скарб перенесли в новую комнату, Фил пригласил девушку прогуляться. Он сказал, после того, как она столько дней провела в постели, свежий воздух пойдет на пользу ее здоровью. Кенди согласилась.

В течение недели после своего возвращения в Нью-Йорк Терри управился с кучей дел. Он продал землю, где стоял его дом, зная, что Кенди очень опечалится, когда узнает о пожаре и о том, что Сюзанна здесь жила. Он организовал похороны. Попрощаться с его женой пришли многие, но ее подруга, Клэр, не покинула пределов монастыря. Когда все разошлись, Терри подошел к могиле и положил желтую розу.

– Спасибо за то, что спасла мне жизнь. Сожалею, что ты так и не поняла, что я считал тебя только другом.

Ему на лицо упало несколько капель: начинался дождь. Он запахнул пальто сильнее и пошел к машине.

Вечером в театре он пытался сосредоточиться на своей роли перед выходом на сцену, но не мог отделаться от бремени вины перед девушками, с которыми связала его судьба. Плюс, еще он никак не мог дозвониться до Кенди. Он старался успокоиться, оправдываясь тем, что в доме, где она жила, не было телефона. И тогда он снова позвонил и попросил позвать Мириам.

– Мириам? Добрый вечер, это Терри Гранчестер, Вы меня помните?

Звонок предвещал неприятности.

– Молодой человек с длинными волосами, верно? Конечно, помню.

– Я пытался связаться с Кенди всю неделю, но она недоступна. Скажите, как ее здоровье? В какое время ей лучше позвонить? – вежливо спросил он.

– К несчастью, я не могу вам ответить, – ответила женщина.

Терри сразу забеспокоился.

– Почему? Она снова заболела?

– Нет-нет, но… в тот день, когда вы уехали в Нью-Йорк, она ушла из дома и не сказала куда.

Терри изумился. Почему она это сделала?

– Пожалуйста, расскажите, что вам известно. Для меня это очень важно.

Мириам видела их вместе и была твердо уверена, что Терри очень повлиял на выздоровление Кенди. Было бы несправедливо не сказать ему, что произошло, даже если это не ее дело.

– Я не знаю, следует ли мне говорить вам, но в то утро она видела газету.

Терри умолк. Мысленно он перенесся в тот день и понял, что Кенди проливала слезы не из-за разлуки, а из-за новостей.

– А теперь… где она? – выдавил он.

– Я не знаю, все, что я могу сказать, она заплатила по счетам и ушла, ничего не сказав, – солгала Мириам.

– Я приеду следующим поездом.

– Пожалуйста, Терри, не приезжайте, только потратите время и деньги… Я пыталась найти ее, но безуспешно, – продолжала женщина. – Кроме того, если она захотела исчезнуть, значит, не хочет, чтобы ее нашли.

Терри помолчал и повесил трубку. Он терял ее: и опять из-за того, что был не до конца честен с ней. Но тут в дверь постучали и прервали грустные размышления. Ричард объявил, что до выхода на сцену десять минут.

Мириам очень переживала за Терри, и хотя она не знала всей истории, по голосу она поняла, как страдает молодой человек. Поэтому она вернулась домой, поднялась к Кенди и рассказала ей о телефонном разговоре. Кенди ничего не ответила, лишь пара слезинок появилась в ее глазах.

только для размещения на candykitchen.ru

Клэр нашла утешение в обители Святого Патрика, и особенно у сестры Марианны. Сначала она обвиняла Терри в гибели той, которую любила как сестру. Сестра Марианна, пытаясь вытянуть из нее правду, прилагала титанические усилия – все без толку. Но вот однажды Клэр раскрыла душу и поведала обо всем: о сделке Сюзанной с колдуньей, о Кенди, и чем все закончилось. Сестра все понимала и не винила за ошибку. Она отнеслась к подопечной с состраданием и обняла ее. Судьба и так покарала бедняжку, отняв подругу. Будучи хорошим слушателем, монахиня поддерживала Клэр и помогала ей преодолевать период самоуничижения. Но один вопрос оставался нерешенным.

Сестра не раз затрагивала эту тему. Она убеждала Клэр рассказать правду Терри и Кенди – ради искупления греха и спасения души. Девушка продолжала упорствовать – нет, нет, и нет…

Через месяц спустя она все-таки согласилась на разговор.

– Прошу вас, не судите ее слишком строго. Вы должны понять, ее поступок требует недюжинной смелости, – наставляла монахиня. От Терри смысл ее фраз ускользал.

Его привели в ту же холодную келью. Теперь там стояло два стула, на одном сидела Клэр.

– Помните, о чем я говорила, – шепнула сестра посетителю и закрыла дверь.

Клэр подняла глаза. Взгляд ее разительно отличался от того, каким она наградила его в их последнюю встречу: теперь он был полон раскаяния и сожаления.

– Спасибо, что пришел, – еле слышно произнесла она.

Терри снял пальто и присел на соседний стул.

– Я весьма заинтригован, Клэр. Так ты расскажешь, что произошло той ночью?

– Я расскажу тебе больше.

– Больше? – вытаращился он.

Клэр вдруг заплакала и закрыла лицо.

– Терри, пожалуйста, прости меня!

– Простить тебя? – изумился Терри. – За что? – спросил он и погладил ее по голове, чтобы успокоить.

– За то, что мы сделали вам с Кенди, – всхлипывала Клэр.

Упоминание Кенди заставило Терри посерьезнеть. Теперь он хотел услышать все.

– Что ты собираешься рассказать?

Памятуя о словах сестры, Клэр пыталась успокоиться. Она вытерла слезы, но они все подступали… Неожиданно ее рыдания стихли, и она начала свой рассказ.

– Если я не ошибаюсь, у Кенди недавно были проблемы? Она заболела или что-то в этом роде, верно?

Терри побледнел.

– Откуда ты знаешь?

– Сюзанна… – медленно заговорила Клэр, – решила в очередной раз завоевать твою любовь и выбрала крайне опасный способ.

– А если точнее?

– Некая леди предложила свою помощь, и проделала кое-что с вами тремя.

– Кое-что?

– Она насылала на вас колдовство, по крайней мере, я так считаю, особенно после того, как все пошло.

Терри вскочил и начал трясти Клэр за плечи. Она расплакалась еще отчаяннее.

– Что она сделала?

– Терри, пожалуйста, я не хотела… я говорила ей не связываться, но она настаивала, – плакала девушка.

Он взял себя в руки, отпустил Клэр и уставился в пол, пытаясь успокоиться. Прошелся по комнате и выглянул в окно. Его голос звучал очень серьезно, даже страшно.

– Что вы двое сделали?

– Я не знаю… Сюзанна сама ездила к той женщине, а я управлялась с заданием в Огайо.

– Что ты делала в Огайо? – Терри перевел взгляд на девушку.

– Им понадобились кое-какие мелочи, и я доставала их.

– Значит, ты… видела Кенди? – спросил он.

– Да, я встречалась с ней.

Терри не верил ушам своим и затряс головой. Может, пережив пожар, Клэр помутилась рассудком? Он бы не удивился.

– И ты хочешь, чтобы я в это поверил? Ты точно сошла с ума.

– Ты правда так думаешь? Что ж, тогда пойди расспроси прислугу о том, как Сюзанна ни с того ни с сего изменилась… ты не замечал, но за последние недели она превратилась в живую копию Кенди; не хватало только веснушек.

– Говорю, ты сошла с ума.

– Да? А как ты объяснишь то, что сблизился с ней? Или не помнишь, что едва не занялся с ней любовью? – дерзко вопросила обиженная Клэр. Признание и так давалось нелегко, а Терри отказывался принимать его всерьез.

Молодой человек смутился.

– Откуда ты знаешь?

– Сюзи мне все рассказывала. Теперь скажи, ты пытался хоть когда-нибудь поцеловать ее, будучи в здравом уме?

Терри задумался. Она была права. Вдруг он вспомнил о тревожных сигналах, которые удержали его от роковой ошибки. Если бы не голос Кенди, он и Сюзанна… нет, об этом не хотелось думать.

– И последнее: помнишь, Сюзи все время носила красную подвеску?

– Да, мне она не нравилась – дешевая и некрасивая – но я ничего не говорил.

– Так вот, той ночью, – Клэр сняла бинты с руки, – Сюзи стало плохо, и мы заметили, что подвеска светилась красным. Я пыталась помочь снять ее, но она была такой горячей, что я обожглась, – она показала ладонь. – Видишь, на что похож след ожога?

Терри взял ее за руку и внимательно осмотрел… так и есть, ожог по форме напоминал подвеску. Даже серебряная цепочка прилипла к коже. Он посмотрел на собеседницу. Та кивнула, подтверждая, что говорит правду.

– Теперь ты мне веришь? – спросила она, заметив, что его отношение переменилось.

– Полагаю, да, – сказал он и выпустил ее руку.

– Сюзанне удалось снять ее и разбить об стену, и в эту самую секунду в нее ударила молния, кровать загорелась… и начался пожар.

– Кровать? – переспросил Терри.

– Да, я зашила в матрас пакет, который приготовила ведьма, – пояснила Клэр, – и я уверена, что именно он загорелся. Это правда, Терри… я потеряла свою лучшую подругу – для меня это самое большое горе, ведь она была мне как сестра. Пожалуйста, прости меня, – она встала на колени и с плачем обняла ноги Терри.

– Клэр, я никогда не думал, что за несчастным случаем может крыться такая история. Я ценю твое признание, но… простить тебя? – с болью в сердце произнес он. Из-за чужой глупости он едва не потерял Кенди.

– Терри, пожалуйста, я очень мучаюсь, я не могу уснуть с тех пор, как случился пожар, – умоляла девушка.

Терри взглянул в ее глаза и убедился: она искренне раскаивалась в содеянном. Кроме того, он прекрасно знал, если Сюзанне что-то втемяшивалось в голову, она теребила всех, пока не получала желаемое. Да и Кенди выздоровела. Так или иначе, между ними больше не стояло преград.

– Клэр, встань, пожалуйста. Не надо больше терзаться, – сказал он и помог ей подняться.

– Ты прощаешь меня? – снова спросила она.

Он улыбнулся.

– Да. В конце концов, эту кашу заварила Сюзанна, а ты как лучшая подруга хотела помочь.

Сестра Марианна не ошиблась: на душе у Клэр стало немного легче. Она улыбнулась.

– Спасибо. Ты снял с меня большой груз, а теперь я хочу попросить тебя об одолжении, – она вручила ему письмо. – Ты можешь отдать это письмо Кенди? Я здесь все написала, и о той неприятности, которая случилась с ней месяца полтора-два назад.

– Неприятность? – спросил Терри, беря письмо.

– Она знает, спроси ее. Ты передашь ей?

– Конечно, передам, если найду ее, – ответил он. – И Клэр, пожалуйста, не запирайся в четырех стенах, выйди и живи своей жизнью. Уверен, этого бы хотела Сюзанна.

Девушка вытерла лицо.

– Выйду, когда на душе настанет мир. Я все рассказала. Терри, спасибо, что пришел, – сказала она, на секунду обняла его и покинула келью.

Он проводил Клэр взглядом, пока она не скрылась из виду, положил конверт в карман пальто и направился к выходу. По пути он поблагодарил сестру Марианну и попросил ее хорошенько позаботиться о Клэр.

Через несколько дней после посещения монастыря Терри выпросил у руководителя небольшой отпуск и отправился в Огайо, чтобы снова найти Кенди.

Он пришел в дом Мириам и сказал, что хотел бы остановиться в одной из сдаваемых комнат, на случай возвращения Кенди. Мириам увиливала как могла, заверяла, что в гостинице ему будет лучше и удобнее, но он настаивал на своем. Женщина решила не поднимать шума, дабы не вызвать подозрений. Поэтому она согласилась и сдала молодому человеку последнюю комнату на втором этаже.

Терри поднялся, чтобы занести чемоданы и переодеться, приняться за поиски Кенди. А хозяйка попросила соседского мальчика отнести записку Кенди, которая снова работала с отцом Фила.

Весть о приезде Терри всколыхнула в девушке бурю смешанных чувств: она хотела броситься к нему, но вина и раскаяние за смерть Сюзанны не уставали напоминать о себе. Поэтому Кенди хоть и решила остаться у Мириам, но держала свое обещание не видеться с ним.

День за днем они невольно играли в кошки-мышки, только кот не догадывался, что добыча ближе, чем ему кажется.

Днем доктор решил закрыть клинику раньше. Начался сильный снегопад, очередь из пациентов иссякла, и не стоило рисковать здоровьем понапрасну.

Уставшая после долгой трудной смены, Кенди вернулась домой. Она поднималась к себе и неожиданно врезалась в Терри, который собрался ее искать в непогоду. Увидев его, она разволновалась и попыталась убежать, но он цепко схватил ее за руку.

– Кенди, почему ты от меня убегаешь? – спросил он, удивленный тем, что она здесь.

– Не трогай меня… Терри, пожалуйста, отпусти меня, – почти умоляла она.

Он сделал шаг вниз, обнял ее сзади и тихо произнес:

– Кенди, нам нужно поговорить.

Ступеньки, слезы, объятия Терри, его просьба о втором, нет, третьем шансе… будто репетиция ужасного дежа вю.

– Пожалуйста, отпусти, я не хочу взваливать на себя еще больше вины, чем сейчас, – она безуспешно пыталась высвободиться из его объятий.

– Я знаю, почему ты заболела, – сказал он, – и хочу рассказать тебе.

– С каких это пор ты стал врачом?

Терри стало ясно: сейчас он не сможет ее переубедить. Он вынул из кармана письмо Клэр и вложил в ее руку. Он положился на честность подруги Сюзанны; он письма не читал, но надеялся, что оно поможет.

– Пожалуйста, прочти это письмо у себя. Нет, я не писал тебе, но я знаю, ты найдешь ответы на множество вопросов, – сказал он и медленно отпустил ее.

Кенди, не взглянув на него, бросилась к себе в комнату. Кинула письмо на кровать, вытащила чемодан и начала собирать вещи. Она хотела уехать как можно дальше, прямо сейчас. Как, же она уязвима, когда рядом Терри: его глаза, голос, прикосновения. Если они будут жить под одной крышей, то рано или поздно вновь столкнутся. Кроме того, она и так заслужила наказание за то, что была с Терри, и не хотела добавлять себе грехов.

В свой небольшой чемоданчик она решила сложить только самое необходимое, а за остальными вещами вернуться позже. Но каждый раз, когда она что-то укладывала, взгляд ее цеплялся за белый конверт на кровати. Надписан он был явно не Терри – почерк напоминал женский. Она колебалась, но любопытство пересилило. Девушка села и начала читать письмо.

Она читала и не верила глазам своим. В памяти начали всплывать все странности, приключившиеся с ней в течение недавнего времени: исчезновение любимого распятия – памятки о Доме Пони, ужасное нападение месяца полтора назад, отзывчивая девушка, которая помогла ей, начавшаяся болезнь. Еще ей вспомнилось, что Мириам упоминала о необычном белом свете, который проливался из комнаты, когда они с Терри были вместе. Кенди залилась ярким румянцем, но женщина заверила, что ничего не видела, кроме пятна теплого света. Сначала Кенди подумала, что Мириам сошла с ума, но теперь все вставало на свои места.

Давным-давно сестра Мария говорила ей о колдовстве и заговорах, и почему так важно всегда носить распятие – никогда не знаешь, когда кому вздумается тебе навредить. И Сюзанна… зачем она это сделала? Она же осталась с Терри; играть в игры с темными силами не было нужды.

Около восьми вечера к Терри постучались.

– Я занят, – отозвался он, решив, что его хотят предупредить насчет ужина. Но он еще не проголодался и хотел побыть в одиночестве.

В дверь еще раз постучали, и он открыл. И увидел свои очки для чтения, которые считал потерянными.

– Ты забыл их в тот раз, – Кенди вручила ему пропажу.

– Спасибо, – ответил он. И когда взял очки, на одно мгновение соприкоснулся пальцами с девушкой.

Она уставилась в пол. В другой руке она держала письмо.

– Мы можем поговорить?

Терри открыл дверь шире и впустил гостью.

– Полагаю, ты не веришь ничему, что там написано.

– Наоборот, верю. Сестра Мария говорила мне однажды о таких вещах, но тогда я не верила, а сейчас верю. Кроме того, флакон с духами, которые мне тогда подарила Клэр, разбился, и вокруг него образовалось черное пятно. Так что, возможно, она говорит правду.

– И? – в его глазах светилась надежда.

– Теперь все прояснилось, и ты можешь возвращаться в Нью-Йорк, – сказала Кенди.

– Что? Уехать? Ну уж нет, если я вернусь, то только с тобой… я приехал за тобой, – признался он и взял ее за руки.

Кенди отвела взгляд и тихо ответила:

– Терри, одно дело – понять, что случилось, и совсем другое – уехать с тобой. Несмотря на то, что прошло немало времени, и вы с Сюзанной были женаты, она страдала из-за меня.

Он стиснул ее руки.

– Неужели ты не видишь, что тебя спасла наша любовь? Ты была на грани смерти, и за этим стояла она.

– Но Терри…

– У меня предложение. Давай поженимся и уедем отсюда… забудем все это и начнем совершенно новую жизнь, – сказал он.

– Но я не могу.

– Почему? Ты вышла за кого-то другого, пока меня не было рядом? Может, за этого Фила? – озорно усмехнулся он.

– Не говори глупостей.

– Ну и? Что тебя останавливает? – не отступал он.

– Ты же знаешь, это неправильно.

– Клэр сказала, наша любовь сильнее, вопреки разлуке. Потому что она настоящая, на века. Или ты хочешь сказать, что мы должны от нее отказаться?

Кенди безмолвствовала.

– Только ты и я, – добавил он.

– Терри, у тебя дела в Нью-Йорке, ты должен вернуться к своей обычной жизни, – возражала она.

– Моя жизнь здесь… видишь эти два чемодана? В них все мои вещи, а что касается моей жизни, я держу ее сейчас в моих руках, – заявил он и привлек девушку ближе к себе.

Она понимала, к чему клонит Терри, но между ними еще стояло немало препятствий.

– А как же твоя работа? Твой дом?

– Я уволился. Когда я узнал, что ты здесь, я поговорил с директором, и он все понял. А дом я уже продал, – объяснил он.

– Но…

– Кенди, давай поженимся и переедем в другой штат. В другом месте, другом окружении мы сможем начать все сначала.

– Но лучшие театры в Нью-Йорке.

– И что? Я хотел быть актером не ради славы и богатства, а чтобы играть на сцене. А играть я могу везде; лишь бы ты была со мной, остальное неважно, – улыбнулся он.

– Но Терри…

– Отвечай либо да, либо нет. Другого ответа я не приму, – заявил он. Потом шутливо добавил: – и не обещаю, что меня устроит ответ «нет».

– Но я…

– Мисс Веснушка, что я только что говорил? – засмеялся он и нежно посмотрел на нее в ожидании ответа.

Кенди не сомневалась в ответе, но продолжала искать отговорки. Мысль о том, чтобы жить вместе и начать с нуля, казалась очень, очень заманчивой. Они с Терри, вместе… возможно ли такое?

Да, надо попытаться. Почему нет?

Ее лицо озарилось улыбкой, и она кивнула.

– Это значит да? – уточнил он, дабы убедиться, что это не сон.

– Да, Терри, я хочу выйти за тебя замуж… но обещай, что мы будем жить там, где никто о нас не знает. Мы вместе, ты и я.

– Ради тебя что угодно, – ответил он, поднял девушку на руки и закружил. Оба смеялись. Как он был счастлив!

только для размещения на candykitchen.ru

Для венчания они выбрали скромную церквушку. Официальные шумные вечеринки они предпочли не устраивать, ведь самое важное – они любили друг друга. Кенди стояла перед алтарем в розовом платье, которое сшила Мириам, Терри надел свой костюм. Старый священник обвенчал их, благословил их союз и попросил Господа оберегать молодую пару и никогда больше не разлучать. Свой брак они скрепили поцелуем, поблагодарили священника, и по окончании церемонии Терри подарил новоиспеченной супруге новое распятие вместо потерянного, чтобы оно оберегало ее.

На следующий день после своей первой брачной ночи они попрощались со всеми и уехали поездом в Небраску.

Кенди очень понравился дом, симпатичный, чистый, удобный, с прекрасным садом. Казалось, здесь все дышит гармонией.

Они жили в нем пятый месяц. Кенди подрабатывала в больнице, а Терри устроился в небольшую театральную компанию. Руководитель не сразу поверил, что знаменитый актер хочет у него работать. Однако, Терри выдвинул условие, что его имя останется в тайне. Руководитель согласился, не раздумывая.

Весна вступила в свои права. Впрочем, в их сердцах она цвела с того дня, когда они решили оставить все позади и быть вместе. В один из вечеров Кенди ждала, когда Терри вернется с работы. Услышав, как повернулся ключ в замке, она вскочила с дивана и вышла навстречу.

– Привет, любовь моя, как ты?

– Теперь замечательно, – ответил муж поцелуем.

– Угадай, какой сюрприз я для тебя приготовила! – улыбнулась она.

– Правда? – он обнял ее крепче и одарил обольстительной улыбкой. – А я ведь могу догадаться наощупь, что это за подарок!

– Терри Гранчестер, ах ты, безобразник! Вообще-то, я имела в виду несколько другое, – расхохоталась она. – У меня действительно есть для тебя подарок.

Она вручила мужу сверток в подарочной бумаге. Терри развернул, посмотрел на содержимое, а потом, изумленный, на жену.

– Ты уверена?

– Да.

– Сто процентов точно? – переспросил он.

– Да, врач в больнице подтвердил. Терри, ты станешь папой, – расплылась Кенди в улыбке.

Терри не знал, что сказать в порыве чувств. Он был потрясен и безмерно счастлив. Он просто крепко обнял и поцеловал ее, держа в руке пару крошечных пинеток.

Вновь обретя дар речи, он вымолвил:

– Если это девочка, надеюсь, у нее будут твои веснушки.

Кенди засмеялась.

– А если мальчик, надеюсь, у него будут твои синие глаза. Я их обожаю.

– Спасибо, любовь моя, спасибо! – повторял он, целовал ее и гладил ее волосы.

Тихий, мирный уголок полюбился Кенди. Терри оказался прав: они приняли верное решение поселиться подальше от старых знакомых. Временами писала Мириам, но она была единственной ниточкой, тянущейся из прошлого. Иногда Кенди скучала по друзьям и наставникам, но о переезде не жалела. Ведь у нее была семья: Терри, который обнимал ее каждую ночь, и тот, кто скоро у них появится и принесет еще больше счастья.

Во время ее беременности Терри стал ей еще ближе. Он окружил ее заботой, оберегал и исполнял любые желания. Но вот пришло время родов, и Кенди легла в больницу. Обеспокоенный Терри ходил из угла в угол, и пока из палаты не вышла медсестра… она шла к нему и что-то держала в руках.

– Поздравляю, мистер Гранчестер, у вас мальчик.

Терри не верил глазам своим. Этот малюсенький человечек его сын… и сын Кенди. Медсестра сказала, что роды прошли хорошо, и позже он может повидать жену и ребенка.

Наконец, ему разрешили войти в палату. Кенди, несмотря на жуткую усталость, расплылась в широкой улыбке. Когда муж приблизился к ней, она отдала ему ребенка. Никогда Терри не испытывал такого счастья как сейчас, когда держал малыша на руках… его сын, ЕГО мальчик! Такой крошечный, такой беззащитный… он поклялся, что сделает все ради него, будет заботиться о нем, защищать его.

После родов Кенди решила уйти с работы. Она хотела отдавать сыну всю любовь и внимание, которого не получила от собственных родителей. Терри, не забывший о собственном детстве, поддержал ее.

Через какое-то время они решили вернуться, рассудив, что нью-йоркская трагедия наверняка позабылась. Только сначала они заехали в Иллинойс навестить своих добрых знакомых и порадовать их.

В летний день светило солнце; хотя для Кенди и Терри, пожалуй, лето наступило с рождением сына, с синими, как у отца, глазами. Легкий нью-йоркский ветерок проник сквозь тонкие занавески широкого полуоткрытого окна. Кенди играла с ребенком в гостиной, а Терри в библиотеке читал новый сценарий, который обещал ему грандиозный успех. Но из открытой двери в гостиную слышались смех и болтовня. Почему он ее не запирал? Потому что не мог оторвать взгляд от своего главного успеха.

Неожиданно Кенди заметила его взгляд. Она подмигнула ему и послала воздушный поцелуй. Терри, расценив ее жест как приглашение, уселся на ковер, взял на руки сына, а жену крепко поцеловал.

Конец

 

Страница фанфиков