Название: Не зови меня с собой

 

Автор: Shadow

Пэйринг: Кенди/Нил

Рейтинг: PG

Жанр: Romance

Размер: Мини

Разрешение на размещение: получено

Предупреждение: Для размещения на иных ресурсах просьба испрашивать разрешение у автора.

Саммари: враг детства приглашает на свидание... и зажигает искру жизни

 

Кенди наложила повязку хнычущему малышу и устало откинулась на спинку стула. Усталость… За окном слышался гомон детей Дома Пони. Несмотря на то, что работа приносила радость, Кенди чувствовала смертельную усталость. Где-то далеко кипела жизнь, а здесь, как будто, время остановилось. Нелегко трудиться медсестрой в детском приюте. Заботы, заботы, боль, а лишь привяжешься к неугомонному мальчугану - в очередные выходные его забирают новые мама и папа. Зато не оставалось времени на печальные мысли. Да и сны не тревожили душу, как бывало раньше. Кенди не просыпалась в слезах, очнувшись от грез о Терри и золотых деньках Колледжа; сейчас стоило голове коснуться подушки, как девушка проваливалась в сон без сновидений, а на заре - опять круговорот дел. Наколоть дров, сварить кофе, задать корм козам и курам, помочь накормить малышей, пресекать шалости, утешать, веселить, а потом стирка, штопка, выискать способ сэкономить, уборка в доме, опять стирка, мытье посуды, разнять очередную драку и, конечно, перевязать пострадавших, выхаживание заболевших, купание… Какие уж тут мысли! Кенди восхищалась сестрой Пони и сестрой Лейн: когда она приезжала в Дом Пони отдохнуть, монахини привечали ее с такой радостью и вниманием, словно не лежало на их плечах груза дел. Сейчас Кенди понимала, каково им приходилось. Как трудно находить силы, чтобы каждому улыбнуться и сказать доброе и нужное слово, когда от усталости валишься с ног. Кенди посмотрела в окно: минуты затишья выдавались так редко. За окном бурлила жизнь, а ведь когда-то Кенди не смотрела со стороны, а ныряла в эту самую жизнь с головой. Энтони, Терри, Стир и Арчи, Анни, мистер Альберт, Колледж, медсестры, моряки, даже Элиза и Нил, - полная приключений и дорог жизнь осталась позади.

- Надо написать мистеру Альберту… - пробормотала Кенди.

Письма мистеру Альберту были единственной ниточкой, связывающей Кенди с прошлым. Сейчас Альберт Эндри уехал в Африку, звал и ее с собой, скитаться по бесконечным дорогам. Девушка обрадовалась и ответила пламенным согласием, но опять все закрутилось; мисс Пони заболела, да и как оставить приют без медсестры? Тем более, Альберту надо было уладить семейные дела. И опять Кенди ждала, ждала, а потом уставала ждать и забывала, что хотела "поскитаться". Не до этого было. Позавчера Билли руку сломал, а она пойдет скитаться? Кенди дотронулась до головы - что это с ней сегодня? Откуда эта непонятная тоска?

Шуршание колес, резкий звук сигнала и визг малышей за окном. Что это? Кто мог приехать посреди буднего дня? Кенди встала и вышла на улицу.

Ребятишки облепили дорогую машину с эмблемой "L": они нажимали на гудок, крутили руль и трогали значок. Мисс Пони и сестра Лейн пытались унять шалунов. Кенди поискала глазами хозяина машины и внезапно встретилась с ним взглядом, взглядом насмешливых карих глаз, рискующим прожечь ее насквозь. Нил Леган! Он будто явился из другого мира - его белоснежный костюм, белоснежные ботинки, покрытое ровным загаром лицо, спортивная фигура, холеные руки, дорогие часы, дорогой галстук, уложенные волосы, - все эти атрибуты богатства и знатности громко заявляли о себе, противопоставляя свою изысканную роскошь скромности приюта для сирот и их обитателей. И что самое удивительное - не он казался смешным со своей элегантностью в этом простом мире, а они с его появлением вдруг стали жалкими и нелепыми. Кенди вдруг устыдилась своего стираного-перестираного платья, испачканного фартука, своих покрасневших, потрескавшихся от работы рук, растрепанных волос, того, что он застал ее врасплох. Или все от того, что он так смотрел, - как всегда - нахально, оценивающе. Кенди чувствовала, как щеки заливает краска, и виной этому был ненавистный непрошеный гость. Хотелось уязвить его, сказать что-то грубое, но остроумное, чтобы он прыгнул в машину, уехал и никогда не появлялся, но слова не шли на ум и секунды молчания ползли мучительно медленно.

Но Нил не терял времени даром, - с заднего сиденья автомобиля он эффектным жестом достал умопомрачительный букет орхидей и улыбнулся растерянным мисс Пони и сестре Лейн.

- Приветствую вас, уважаемые мисс Пони и сестра Лейн! Надеюсь, вы простите мне столь неожиданный визит, особенно без приглашения. Так случилось, что я приехал сегодня по делам, связанным с нашим лейквудским домом, и узнал, что моя подруга детства Кенди живет тут. Так вот, я приехал умолять вас отпустить ее вечером со мной в город поужинать, - он еще раз широко улыбнулся. - Обещаю вернуть ее ровно в девять вечера в целости и сохранности!

Кенди в изумлении хлопала глазами - "подруга детства" - ?!!! Как он может себя вести так, будто ничего не было, будто он все позабыл?!

Некоторое время удивленная мисс Пони обдумывала его слова, но потом вдруг улыбнулась:

- Да это же замечательно!!! Конечно, пусть девочка повеселится!

- Хотите кофе? - более сдержанно, чем мисс Пони, отозвалась сестра Лейн.

- А Кенди пока переоденется! - подхватила мисс Пони и с несвойственным ей проворством подошла к Кенди и увлекла ее с собой вглубь дома.

Когда Кенди вошла в комнату, то вполне оправилась от изумления. И села на стул.

- Мисс Пони, я никуда не поеду.

Мисс Пони, энергично рывшаяся в шкафу, с недоумением обернулась.

- Но почему? - и вдруг, словно догадавшись об очевидном, продолжила, не давая Кенди вставить слово: - Кенди, девочка, не волнуйся, поезжай, мы уж тут как-нибудь справимся. У меня сердце разрывается, как подумаю, что ты тут крутишься как белка в колесе, побледнела, похудела, не улыбаешься, не бегаешь как раньше. Мы не можем себе много позволить: ни пикников, ни поездок, а ты молодая. Поезжай! Тебе будет о чем вспомнить! Не волнуйся, Леганы же наши соседи, и он тебя не обидит, я ему верю.

И что ответить? Сестра Лейн знала, что у Леганов с Кенди плохо обращались, но тогда она, наверное, не сказала это мисс Пони, чтобы не расстраивать… И это было почти десять лет назад. Про ловушку Нила она им не рассказывала. Рассказать сейчас?

- Мисс Пони, я просто не хочу ехать, - устало выдавила Кенди и стиснула виски руками. - У меня болит голова, а еще столько дел…

Мисс Пони подошла к Кенди и взяла ее за подбородок.

- Ну-ка, Кенди, девочка, выше нос! Ты так никогда не говорила! Поедешь, на свежем воздухе голова и пройдет! - жизнерадостно подмигнула она.

- Я не хочу ехать с ним, - упрямо повторила Кенди.

- Почему?

- Потому что это Нил Леган, - ответила Кенди, как будто это что-то объясняло. Затем, помолчав, добавила: - Он мне совсем не нравится, вот что.

- Ну и что? - обезоруживающе улыбнулась мисс Пони. - Один ужин совершенно ничего не значит. А тебе надо развеяться, чтобы в глазах появились огоньки. Просто приятно проведи время и ни о чем не беспокойся!

Кенди настолько устала, что спорить просто не было сил. Она кивнула.

- Вот и замечательно! - Мисс Пони протянула ей два платья, самые лучшие, которые девушка тут не носила, и они просто висели в шкафу уже три года, иногда выбираясь на свет для стирки. Желтое платье, купленное Леганами для помолвки с Нилом, и платье цвета морской волны с желтыми рукавами, которое подарил мистер Альберт, когда она промокла в озере из-за ловушки Нила. "Каждое из платьев как-то связано с ним" - вдруг пришло в голову Кенди, и она помотала головой.

- Может, желтенькое? - спросила мисс Пони.

- Нет, только не его! - быстро проговорила Кенди. Страшно подумать, что может прийти в нездоровую голову Нила, если он увидит ее в том платье, которое сам для нее выбирал.

- Я надену это, - Кенди прижала к лицу мягкую ткань платья-соперника желтого. - Его мне мистер Альберт подарил, - добавила она, выделив слова "мистер Альберт". Когда она будет в этом платье, с ней незримо будет находиться ее ангел-хранитель.

Кенди надела платье и внезапно почувствовала себя по-другому. Как давно она не носила изящных, красивых вещей, не просто прикрывающих наготу, а подчеркивающих ее женственность. Неожиданно вспомнилось, какой восторг она испытала при виде платья Элизы, которое та купила на прием. Элегантное чудо в ее руках было почти невесомым, оно само кружилось по комнате, обволакивая девочку, что кружилась в замысловатых па. Танцы… В голове вдруг зазвучала нежная музыка первого бала, и сердце забилось сильнее.

- Ну, вот! - воскликнула мисс Пони. - У тебя уже и глазки заблестели! Как давно я не видела тебя такой… - еле слышно вздохнула она.

Кенди сняла косынку и расчесала волосы. Сейчас она даже хвостики не завязывала, просто убирала волосы под косынку, чтобы не мешали. Когда она успела так измениться? Наверное, все шло постепенно и незаметно, иначе она давно забила бы тревогу. Когда ее душой завладела эта усталость? Кенди посмотрела на розовые ленты, раздумывая, сделать ли свои любимые хвостики или зачесать волосы назад, как учила ее Анни. Прическа "от Анни" ассоциировалась у Кенди с торжественными событиями, - премьеры Терри, театр… "Еще подумает, что я для него стараюсь выглядеть получше" - подумала Кенди и, разделив волосы на пробор, завязала два хвостика.

Она подошла к зеркалу и ужаснулась, - так не соответствовала озорная прическа грустным глазам, поджатому рту и бледному похудевшему лицу. Хвостики выглядели настолько карикатурно, что Кенди отшатнулась от зеркала и расплакалась.

- Я ужасно выгляжу, мисс Пони… - всхлипывала она, - просто ужасно…

Мисс Пони подошла к девушке и обняла ее за плечи.

- Это хорошо, что ты плачешь, - неожиданно сказала она. - Если человек плачет - значит, он живой. Но не время плакать! Ты же едешь веселиться! Ну-ка умойся, расчеши волосы и улыбнись - сразу станешь самой хорошенькой!

Кенди последовала совету, и ее вдруг охватило приятное волнение. Платье, прическа "от Анни" и неизвестность сегодняшнего вечера заставляли сердце колотиться сильнее.

Кенди вышла на улицу.

- Ты выглядишь просто чудесно! - восхитился Нил и галантно открыл ей дверцу машины.

Кенди села, махнула рукой ребятишкам, мисс Пони и сестре Лейн. Нил нажал на газ, и машина скрылась в клубах дорожной пыли.

Мисс Пони и сестра Лейн смотрели, как их любимица исчезает за поворотом в шикарной машине с настоящим джентльменом. Они ошиблись. Нил Леган был не из тех людей, кому стоило бы доверять.

Мотор весело урчал, вечернее солнце мягко освещало дорогу впереди, нежный ветерок ласкал щеки. Кенди закрыла глаза, впервые за долгое время прислушиваясь к себе, к своим ощущениям.

- Тебе хорошо со мной? - голос Нила вырвал ее из приятной дремоты.

Кенди открыла глаза и внимательно посмотрела на спутника. Какая разница? Какая разница, что случится потом; в любом случае, этот вечер будет не такой как все предыдущие. В любом случае, она сейчас окунается в гущу событий, неважно, плохих или хороших. Изящное платье, непокрытые волосы…

- Пока - да, - хитро улыбнулась она впервые за долгое время.

Нил усмехнулся и опять стал следить за дорогой.

- Нил, скажи честно, что тебе от меня нужно? - спросила Кенди. - Чего ты добиваешься? Как ты можешь разговаривать со мной, как будто ничего не случилось?

Какое-то время Нил молчал, о чем-то размышляя; его взгляд, прикованный к дороге, казался непроницаемым. Он сильно изменился в общении: статус главы семьи Леганов явно научил некоторой сдержанности.

- Что мне от тебя нужно, я обязательно скажу, уже сегодня, - наконец, ответил он. - А насчет общения… Как я должен с тобой разговаривать? Цедить слова сквозь зубы, будто ты только что наступила на моего любимого хомячка? - он сам рассмеялся своей шутке, и его лицо стало намного приятнее. Кенди тоже рассмеялась. - Вряд ли это было бы разумно со стороны того, кто намерен добиться своего, во что бы то не стало, - пробормотал молодой человек себе под нос и нажал на газ.

Кенди не слышала последней фразы. Она расслабилась и от души наслаждалась поездкой.

candykitchen.ru

В ресторанчике играла приятная музыка, услужливые официанты подавали изысканные блюда. Кенди старалась не есть много, но все было настолько вкусно, что она, как и в Колледже, съела все до последней крошки. Они с Нилом болтали о разных пустяках, каждый о своем. Кенди рассказывала о разных случаях с детишками, Нил - о каких-то деловых поездках, о том, как он долго судился с каким-то богачом, пытавшимся выкупить поместье Лейквуд. Лейквуд теперь принадлежал Леганам, Уильям Альберт переписал поместье на них, ну и разные другие новости.

Тем временем, музыканты заиграли вальс. Мужчины начали приглашать своих спутниц на танец

- Потанцуем? - Нил встал и протянул руку.

- Давай... - немного неловко пробормотала Кенди и тоже встала. Она чувствовала себя как во сне. То ли от недосыпания, то ли еще от чего, но вино ударило в голову. Приятная музыка, красивая обстановка, платье, рука партнера у нее на талии. Как давно она не танцевала!

- Я так давно не танцевала, - пробормотала Кенди, поднимая взгляд, - могу отдавить тебе ноги…

- Ничего, - улыбнулся Нил, уверенно ведя ее по залу. Кенди действительно пару раз наступила ему на ногу, но он лишь улыбался, и она совсем не чувствовала себя неловко.

"Какой все-таки замечательный вечер… - думалось Кенди. - Лишь на один вечер почувствовать себя девушкой… Почувствовать себя желанной. Как Золушка… Завтра он уедет в Чикаго, а я останусь тут, и всем будет хорошо. Самое ценное, что у нас есть - это наши воспоминания…"

Они довольно мило поболтали, вспоминая первый бал Кенди. Как ни странно, Кенди не чувствовала злости или обиды на Нила, за то что он ее тогда запер в страшной комнате с призраком. Почему-то, при встрече с врагами детства, с которыми уже нечего делить, дороги давно разбежались и уже никогда не пересекутся, все плохое забывается. Золотая пора, в которой нашлось место и друзьям, и недругам, у каждого своя, но они были друг у друга в детстве. Теперь уже все прошло, и воспоминания вызывали лишь искренний смех над собственной злостью.

- Мы с Элизой так ненавидели тебя, - смеялся Нил, кружа Кенди в замысловатом па. - Слыханное ли дело - ты пришла в обычном платье и произвела такой фурор. А мы так старались, готовились, а остались незамеченными. Я думал, сойду с ума от ненависти, ха-ха-ха!

- Это было довольно жестоко, - улыбнулась Кенди. - Я вас тоже ненавидела. По комнате ходил Призрак, а вы меня заперли наедине с ним!

- Когда часы на восточной башне пробьют десять раз… - замогильным голосом протянул Нил.

- Ой, часы! - Кенди остановилась. - Я совсем забыла, мисс Пони и сестра Лейн будут волноваться!

- Еще только восемь, но если ты волнуешься, можем поехать прямо сейчас, - ответил Нил и с неохотой выпустил Кенди из объятий.

 

Машина неслась по вечерней дороге. Нил молчал, Кенди тоже. Она опять прислушивалась к своим ощущениям. Что это? Почему ей грустно, что этот вечер закончился? Опять домой, к заботам и рутине… Почему работа не приносит радости, как раньше?

"Потому что я хочу любить и быть любимой" - осенило ее, словно удар током. Кенди даже вздрогнула. Когда она любила Терри, ей хотелось учиться, работать, бегать, смеяться. А сейчас… Она как будто отдала всю себя людям, и ее самой совсем не осталось. Так, оболочка, пустота. Девушку опять пробрала дрожь.

- Тебе холодно? - спросил Нил.

- Нет, спасибо, - ответила смутившаяся Кенди: ей показалось, что он догадался о ее мыслях.

Нил несколько раз оборачивался на Кенди и вроде бы хотел что-то сказать, но не говорил. Прошло несколько минут, и Нил, как будто решившись для себя, заговорил.

- Кенди, я хотел за ужином поговорить о нас с тобой, но не успел. Ты не против, если мы сейчас остановимся и переговорим с глазу на глаз? Я тебя надолго не задержу.

Кенди вдруг ощутила, как по спине пробежал неприятный холодок. От безмятежности не осталось и следа. Вот оно! Сейчас он потребует счет за приятный вечер. "Если он будет опять говорить глупости, вроде того, чтобы я вышла за него замуж, я просто вежливо откажусь. И ничего страшного" - успокоила себя Кенди, но тревога не покидала ее.

- Нет, я не против, - коротко ответила она. А что еще она могла сделать сейчас?

Нил остановил машину.

- Ты, наверное, знаешь, Кенди, - заговорил он, сначала запинаясь, а затем гладко, словно повторял про себя эти слова много раз и выучил наизусть, - что в высшем обществе браки заключаются по расчету. У мужчины практически нет выбора. Его отец, глава семьи, решает, кто для него подходящая партия. И вполне понятно, когда мужчина женится не на своей избраннице, он стремится найти женщину, которую он будет любить. Вот почему он выбирает себе, так сказать, вторую жену. Женщину, которую он действительно любит, за которой ухаживает, которую обеспечивает и которой восхищается. Эти женщины очень уважаемы в свете. Самые злые языки, - Нил повернулся и посмотрел Кенди прямо в глаза, - самые злые языки замолкают, когда там, где любовь, замешаны большие деньги и власть. Никто не смеет оскорбить женщину, если у нее влиятельный покровитель.

Кенди молчала, пораженная его словами. Он хоть понимает, как он ее сейчас оскорбил?! Он предлагает ей стать его любовницей!

Нил помолчал, что-то вспоминая. Затем продолжил.

- Вообще, забавно, каким глупцом я был три года назад! Я влюбился в тебя и решил жениться, чего бы это ни стоило! Надо же! - Нил рассмеялся и покачал головой. - Я поссорился с матерью, сестрой и почти не разговаривал с отцом, потому что он грозил лишить меня наследства, шантажировал бабушку, что уйду на фронт, и ушел бы! - Нил еще раз покачал головой, как бы удивляясь собственной глупости. - Мне мало кто верил, но я был настроен более чем решительно. Каким же эгоистом я был тогда… Ведь правила, они же придуманы не для того, чтобы усложнить жизнь, нет... Теперь я понимаю. Такой союз никому не принес бы счастья… Ты привыкла жить по-простому, без светских рамок, а тебе пришлось бы переехать в огромный дом, где множество своих правил и непонятных для тебя условностей, да еще по соседству с бабушкой, моей мамой и сестрой. Спасибо тебе за то, что не дала мне совершить эту глупость и поломать нам всем жизнь. Сейчас же я предлагаю тебе стать моим сердечным другом, моей второй женой, а на самом деле первой, - и в сердце, и в делах, моей chere amie, как говорят французы. Я нравлюсь тебе, я уверен в этом. Ты будешь жить в очаровательном маленьком домике, свободная и счастливая под моим покровительством. Просто будь со мной, и я все устрою. Согласна, Кенди?

Кенди сначала собиралась просто вежливо отказаться, но ее переполняло возмущение. Значит, он думает, что после всех издевательств, после всего зла, которое он ей причинил, он может просто купить ее, как вещь, как машину, как очередной предмет роскоши и удобства! Все должны его обслуживать, его, самодовольного наглеца в дорогом костюме и с наглой улыбкой. Он врывается в ее привычный мирок, сорит деньгами, а затем предъявляет счет, говорит, что согласен купить ее, как домашнее животное. И ей полагается быть безмерно счастливой тем, что он вытащит ее из этой трясины, прыгать от радости, что он выбрал именно ее?! "Согласна, Кенди?" - фраза прозвучала в таком тоне, будто вопрос уже решен. Циничный негодяй!

- Нил, единственное, что бы я от тебя хотела, - громко заявила Кенди, вздергивая подбородок и с достоинством взглянув спутнику в глаза, - чтобы ты оставил меня, наконец, в покое! Ты не нужен мне ни в качестве мужа, ни в качестве любовника! Даже если бы ты был последним мужчиной на Земле, я откажусь от твоего прекрасного общества!

От такой наглости Нил просто опешил. Да как она смеет ему отказывать?! Отказывать, живя в этой вонючей дыре, в нищете и одиночестве! Да еще таким тоном, будто он тут не распинался перед ней, как перед принцессой, а, по меньшей мере, оскорбил ее.

Нил злобно взглянул на Кенди и, весь трясясь от злости, прошипел:

- Выметайся из моей машины!

Кенди поняла, что он сказал, но от страха сжалось горло, ноги стали ватными. Она не могла двинуться с места, даже пошевелиться; оставалось лишь испуганно смотреть в искаженное ненавистью лицо, потерявшее разом все свое напускное дружелюбие.

- Ты что, оглохла?! - Нил ударил кулаком по рулю, явно борясь с желанием ударить и ее тоже. - Пошла вон, ты мне наскучила! - Нил нагнулся, открыл дверцу машины и грубо вытолкнул ошеломленную Кенди на дорогу. - Счастливо оставаться! - Нил прыгнул в машину и нажал на газ.

Кенди поднялась с земли. Мало-помалу, страх отпускал ее и сменялся нарастающей яростью.

- Вот ведь мерзавец!!! - Кенди подобрала с обочины камень и побежала за скрывшейся машиной , надеясь хотя бы швырнуть в нее камень. - И бывают же на свете такие мерзавцы!!! - возмущенно закричала она, обращаясь в темноту, и быстро зашагала по дороге. Злость придавала сил, заставляя забыть об усталости. - Отъявленный, циничный негодяй!!! Ох, как же я его ненавижу! - Кенди сжимала кулаки, слезы обиды текли по щекам. - Надо же было именно ему довериться! Ох, попадись он мне сейчас, он бы за это ответил!

Машина неслась на пределе скорости, а Нил все давил на газ. Вот упрямая девчонка! Что же ей от него надо? Из-за нее вся налаженная жизнь летит ко всем чертям. Нил посмотрел на тонкий ободок кольца на безымянном пальце - символ помолвки с Дейзи Дилман. Он думал уладить все с Кенди, заехав в Дом Пони. Но разве можно быть в чем-то уверенным с этой девчонкой?! Опять отказ!

Почему, ну почему она так поступает?! Черт возьми, ее несговорчивость даже нравилась ему поначалу. Нил терпеть не мог легких побед и навязчивых девиц, которые сами напрашивались к нему в подруги, и к которым он терял уважение. Но девичья гордость и кокетство - это одно; а Нил чувствовал, что неприятен Кенди, и это его бесило. Бесило то, что после поступков, свидетельствующих, что он ей небезразличен, причина ненависти оставалось непостижимой. Проклятие, если бы она оставила его в покое, все было бы в прошлом! Все неприятности! Он не просил ее помогать и спасать его! Они были врагами, и никакой пощады он не ждал. Они ненавидели друг друга, Нил делал все возможное, чтобы выгнать Кенди из своего окружения, а Кенди, в свою очередь, этого ему не спускала. Она упорно пыталась вывести его на чистую воду. Нил сам не щадил ее, но и милости не хотел. Он не хотел быть ее должником. Нил не звал бы ее на помощь в темном переулке, даже если бы увидел. Такая мысль даже не пришла бы ему в голову, хотя бы потому, что, будь Кенди на его месте, он бы прошел мимо, злорадно хихикая. "Так ты еще жива?" - первый вопрос, который задал Нил при встрече в Чикаго после того, как Кенди покинула Колледж, четко отражал его отношение к ней. Кенди не должна была ему помогать! Ее поступок все испортил, разрушил все правила их отношений! Если бы его избили тогда, даже если бы сломали руку, нос, сейчас, через три года боль бы уже прошла. А авария была и вовсе смехотворной: о царапине на руке через три года никто бы и не вспомнил. Через три дня он бы забыл об аварии и купил себе новую машину! А сейчас? Что делать, если сердце не слышит слова "нет", если не слушает голоса разума, если противоречия разрывают душу на части? Что делать? И что ему сделать сейчас, если сердце рвется назад, к Кенди на пустой темной дороге? Что делать, если кольцо Дейзи жжет руку, и его хочется снять и выкинуть в придорожную пыль? Нил резко нажал на тормоз.

- Я не должен так себя вести. Мне должно быть все равно, что с ней. Мне должно быть наплевать! - Нил ударил кулаком по рулю. - Пусть возвращается к утру в свою дыру вся в слезах, она это заслужила.

Но ему не было все равно и совсем не наплевать. Ужасное чувство, как тогда, когда сбежавшая из комнаты Кенди спустилась по плющу и упала в озеро, терзало сердце. Мало ли кто может обидеть девушку на ночной дороге рядом с городом?

Нил развернулся и поехал обратно.

- Испугалась и рыдает, наверное, - пытался он объяснить себе другие причины своего возвращения. - Нет ничего приятней, чем увидеть эту гордячку в слезах! А, может, она образумилась, и будет вести себя со мной повежливее. В любом случае, она получила хороший урок!

Проехав какое-то время на переделе скорости, Нил поехал медленнее, стараясь не пропустить девушку, идущую ему навстречу.

Кенди устало брела по дороге. Этот день, казалось, и не собирался заканчиваться. Утро и день, начавшиеся обычными хлопотами, теперь словно остались в другой жизни. Кенди старалась шагать уверенней, но ночные тени пугали ее, а останавливать проезжающие машины она попробовала лишь два раза.

- К утру я буду уже в Доме Пони, - оптимистично сказала она себе и продолжила путь. - Мне не впервой попадать в такие переделки.

Не впервой-то, не впервой, но Кенди оказалась в такой ситуации впервые, с тех пор как поселилась в Доме Пони. Но удивительное дело, - хотя ноги ныли от усталости, хотя платье испачкалось, а на колене красовался синяк, хотя Кенди шла по дороге одна-одинешенька, она чувствовала себя живой. Она устала физически, но внутри пробудились чувства, и кипели, сменяя друг друга. Желание почувствовать себя девушкой, приятная расслабленность, затем страх, от которого подкашивались ноги, боль, обида, злость…

Она чувствовала себя живой. Нил будто отвесил ей оплеуху, и она очнулась от глубокого обморока. Хотелось любить, бежать, она злилась, хотела тоже ударить Нила. Внутри бурлили противоречивые эмоции. Сейчас хотелось поскорее дойти до Дома Пони, пока чего-нибудь не случилось, и этот длинный день не преподнес еще какой-нибудь сюрприз.

Свет фар ослепил ее, и Кенди подняла руки, защищая глаза.

- Кенди! - раздался знакомый окрик. - Садись в машину!

Кенди просто затрясло от возмущения. Нил был в своем репертуаре, нагло ведет себя как ни в чем ни бывало. Но она ему устроит маленький спектакль.

- Сейчас! - покорно ответила Кенди и двинулась к машине, заметно припадая на правую ногу.

- Что с тобой? - Нил вышел из машины. - Ты ушиблась?

- Да, что-то с ногой, - стиснув зубы, простонала Кенди плачущим голосом, - помоги мне! - она схватилась за колено.

Нил подбежал к Кенди и взял ее за плечи, помогая сохранить равновесие. Вот тут-то она и толкнула его в грудь, а когда он упал, села сверху и, схватив его за пиджак, с силой несколько раз встряхнула, так что молодой человек несколько раз ощутимо ударился головой.

- Вот так же неожиданно!!! - кричала Кенди ему в лицо. - Так же неожиданно и подло поступил со мной ты, как настоящий негодяй! Я не сделала ничего, слышишь, НИЧЕГО, за что ты так со мной поступил! Ненавижу тебя!

Нил уже пришел в себя от удивления и неожиданно расхохотался. Боль ударов ее маленьких крепких кулачков ничего не стоила по сравнению с тем, что она прикасалась к нему. Ее возмущенное лицо в темноте, ее тело совсем близко, ее руки у него на груди… Нил обхватил ее запястья, удерживая ее рядом с собой. Кенди резко замолчала. Краска бросилась ей в лицо, щеки опалило жаром. Они уже не дети, сейчас все по-другому. Сквозь тонкую ткань платья девушка чувствовала тепло его тела, его мускулы, его движения. Она попыталась отстраниться, но хватка Нила была слишком крепкой, а может, это у нее не осталось сил? Его лицо было так близко, что она чувствовала его дыхание.

- Нил, отпусти меня, - пробормотала Кенди, пытаясь улыбнуться.

- Ты сама на меня напала, - опять расхохотался Нил, от души наслаждаясь этой ситуацией. - Ты, как всегда, хотела быть оригинальной. Если ты хотела, чтобы я тебя поцеловал, достаточно было просто положить мне голову на плечо!

Неожиданно Нил резко привстал, притянул Кенди за руки к себе и обнял. Не успела Кенди разобраться, что происходит, он уже целовал ее. Его страсть обожгла и ослепила, как удар молнии; девушка чувствовала, что слабеет. Она погружалась в бешеный водоворот чувств и тонула в них, захлебывалась ими. В груди полыхал пожар, сердце билось так, что готово было выпрыгнуть из груди. Время остановилось. Кенди ответила на поцелуй, сначала робко, неуверенно, а затем ее разгоревшийся пыл не уступал страсти партнера. Она обвила руками его шею и еще сильнее прижалась к нему.

- Ха-ха! Голубки! - раздался грубый голос сзади. Кенди и Нил тут же вскочили на ноги. Они даже не услышали, как приблизились трое типов недружелюбного вида.

- Что вам нужно? - спросил Нил, старательно скрывая дрожь в голосе.

- Нужны твои часики, хлыщ! - засмеялся главарь.- И денег в долг!

Его дружки загоготали.

- А вот это, чтобы ты не уехал! - один из хулиганов ударил ножом по шине автомобиля.

Нил стал расстегивать часы. Руки дрожали. Нил не умел драться. Да, он занимался спортом, следуя моде высшего общества - увлекаться верховой ездой и новой игрой в бадминтон. Но драться с грязными грубиянами никогда не приходило ему в голову. После того случая с бандитами, когда его спасла Кенди, Нил придумал кое-что другое. В любой поездке с ним всегда был дуэльный пистолет из семейной коллекции. Нил воспользовался им всего один раз, после того злополучного случая, и все прошло удачно. Пистолет был не заряжен, да этого и не требовалось. Когда молодой Леган выхватывал свой великий уравнитель сил, трусливые подонки начинали разговаривать совсем по-другому.

Нил протянул главарю часы. Тот осклабился.

- А теперь гони деньги! Да поживее!

- Да-да, конечно, - покорно отозвался Нил, - сейчас, бумажник у меня в машине.

Парень кивнул, разрешая двигаться. Все равно этот богатенький никуда не денется. Ишь, как перетрусил!

Нил двинулся к машине. Под рулем в укромном углу, рядом с бумажником лежал пистолет. Почувствовав в руке приятную прохладу металла, Нил успокоился. Дрожь в руках стала иной, он дрожал от возбуждения: теперь эти подонки узнают страх, он увидит ужас на их лицах.

Но тут вскрикнула Кенди. Нил не видел, что произошло, или ей надоело покорно молчать, или кто-то схватил ее, но она ударила ближайшего хулигана по физиономии:

- Отпусти меня!

Другой бандит схватил ее за руку и притянул к себе.

- Ах ты, дрянь! Еще брыкается!

Кенди пыталась вырваться, но силы были слишком неравны.

- Прикажи своим ублюдкам отпустить ее, иначе я вышибу тебе мозги! - Нил неожиданно наставил пистолет на главаря.

- Да неужели? - главарь сплюнул и спокойно взглянул Нилу в лицо. Вряд ли такой трус действительно сможет нажать на курок и убить человека. Поэтому главарь не опасался: чутье подсказывало ему, что этот парень не выстрелит и будет лишь беспомощно наблюдать, как уводят его крошку.

- Давай-давай, красавчик, стреляй, - лениво протянул он. - Что такое? Ручки дрожат? Мамочка пистолет брать не разрешала?

По коже ползли капли пота, руки дрожали. В ушах раздался еще один крик Кенди. Не сработало! Нил переместил пистолет ниже, целясь в грудь.

- Я выстрелю! Предупреждаю в последний раз! - его голос звучал почти отчаянно. Что делать?

Кенди вскрикнула еще раз, и Нил непроизвольно сжал пальцы. Раздался оглушительный выстрел, и главарь, схватившись за плечо, с ужасным стоном осел на землю.

Повисло молчание. Все изумленно воззрились на Нила, которого выстрел потряс больше всех. Пистолет оказался заряжен!

Бандиты подбежали к главарю, который выл от боли,зажимая раненую руку.

- Он убил меня!!! - причитал он. - О-о-о-о, он меня убил!

- Бежим! - Кенди схватила Нила за руку; он все еще стоял и с изумлением таращился на бандитов.

Они побежали по ночной дороге, но стоило свернуть, сзади раздались крики опомнившихся бандитов.

- Я не могу больше бежать, - задыхаясь, прошептал Нил и выпустил руку девушки.

Кенди осмотрелась. Рядом стоял небольшой домик, вокруг росли вязы.

- Давай залезем на дерево и переждем, - тихо предложила она. - Я как-то раз именно так и спаслась. На помощь мы пока позвать не успеем, да и вдруг не выйдут, испугаются…

Они побежали вглубь поля, спотыкаясь на кочках.

Вяз был удобный, но ни Нил, ни даже Кенди не смогли залезть высоко. Они устали, боялись и почти ничего не видели. С трудом забравшись на первые ветки, беглецы услышали голоса преследователей.

- Они нас увидят, надо забраться поближе к кроне, - простонала Кенди.

Она полезла выше, подавая руку Нилу. Они прижались друг к другу, обхватив ветвь, на которую возлагали все свои надежды. Было так тихо, что они слышали дыхание друг друга, а сердца, казалось, стучат так громко, что вот-вот выдадут их.

Парочка успела как раз вовремя, потому что почти сразу же раздались грубые голоса:

- Где они? Они не могли убежать далеко! Наверное, затаились где-нибудь!

Бандиты двинулись вглубь поляны, оглашая ночной воздух истошными воплями.

- Я сейчас упаду, черт… - прошептал Нил. - Не могу больше держаться.

- Молчи! - одними губами ответила Кенди и зажала ему рот рукой, но это движение привело к тому, что они потеряли равновесие и рухнули вниз.

- Что это?! - послышался крик одного из мужчин. - А-а-а! - протянул он, паскудно ухмыляясь. - Голубки свалились с ветки?!

Бандиты приближались, и бежать уже было бесполезно.

- Да что вам надо-то от нас? - Кенди попробовала завести разговор и оттянуть время. - Мы уже отдали деньги, машину, что еще вам нужно?

- Подождите! - вдруг крикнул Нил. - У меня есть еще кое-что. Кольцо с бриллиантом, фамильная ценность семьи Эндри, я помолвлен. Можете забрать его, но подумайте, кому же из вас оно достанется?!

Нил стянул с себя кольцо и швырнул его по направлению к двум приближающимся фигурам. Бандиты кинулись за добычей, шаря в темноте, затем один из них схватил кольцо, но тут же получил удар в челюсть.

- Оно мое!!!!

Без главаря бандиты начали драться друг с другом.

- Бежим, позовем на помощь!

Кенди и Нил осторожно прошли мимо сцепившихся мужчин и поторопились к домику. Из-за падения и усталости трудно было бежать. Все расплывалось как в кошмарном сне, ноги подкашивались. Подбежав к домику, Кенди перелезла через забор и начала стучать в окно.

- Помогите, кто-нибудь! На нас напали!

В окно высунулся заспанный фермер с ружьем.

- Что вам надо?!!! - закричал он, потрясая оружием. - Мерзкие ворюги, что вы бродите у моего дома?!

- Пожалуйста! - Кенди сложила руки. - Помогите, за нами гонятся двое мужчин.

Фермер, наконец, разглядел, что перед ним не бандит, и заметно смягчился.

- Забегайте скорее, - крикнул он и распахнул дверь.

Нил с трудом перелез через забор; он только сейчас заметил, что, упав с дерева, ушиб руку.

Только дверь захлопнулась, в окно и дверь забарабанили. Ополоумевшие от погони грабители не могли успокоиться.

- А ну, проваливайте отсюда!!! - заорал фермер, распахивая окно. - Проваливайте, стрелять буду! - он выстрелил в воздух, но бандиты уже убегали.

Беглецы в изнеможении опустились на пол.

- Вот ведь мерзавцы! - громко начал возмущаться рассерженный фермер. - И ведь постоянно тут кто-то ошивается, житья от них нет!

Он поставил ружье рядом с дверью.

- Вы ранены? - он посмотрел на юношу и девушку, которые, по-видимому, не соображали, что он говорит.

Кенди пришла в себя первой. Она поднялась и осмотрела себя. Несколько синяков, царапины, но ничего серьезного. Но тут Кенди взглянула на Нила, который тоже поднялся, - у него на руке была кровь.

- Нил! Ты же ранен! - вскрикнула Кенди и в ней мгновенно проснулась квалифицированная медсестра. - Принесите, пожалуйста, горячую воду и бинты, - деловито скомандовала она.

Фермер выбежал в соседнюю комнату, но тут Нил неожиданно сказал.

- Оставь меня в покое, Кенди. Это просто царапина. - Нил прошел мимо девушки в другую комнату и забрал бинт у фермера. Перевязав руку, он обратился к Генри - так звали их спасителя.

- Генри, пожалуйста, покажите нам, где можно поспать. Завтра, часов в шесть утра наймите мне экипаж. Я должен быть в поместье Леганов не позже восьми, мне надо уладить много дел. Для леди наймите экипаж до приюта Дом Пони. Будьте уверены, наше спасение и ваше сегодняшнее беспокойство не останутся без награды.

Генри повел их в комнату.

- Здесь можете вы переночевать, мистер…

- Леган, Нил Леган.

- А леди пусть займет комнату моей жены, а мы уж как-нибудь разместимся.

- Спасибо. Разбудите меня в шесть.

Нил рухнул на кровать, сняв только ботинки. Генри понял, что беседа окончена, и вышел.

Кенди задержалась, решительно ничего не понимая.

- Нил! Давай я тебе перевяжу руку! Ведь у тебя может быть заражение крови! - настойчиво повторила она.

- Кенди, спасибо, но у меня все в порядке. Нечего устраивать спектакль из-за одной царапины. Через несколько часов мне поможет мой врач в поместье.

Нил закрыл глаза. Но Кенди не сдавалась.

- Нил, ты можешь из-за своего упрямства…

- Кенди! - Нил сел на постели. - Не нужно носиться со мной, как с плачущим младенцем! Не нужно меня жалеть и лечить. Я сам как-нибудь справлюсь. Я хочу, - он взглянул ей в глаза, прожигая ее насквозь, - я хочу, черт возьми, чтобы ты относилась ко мне как к мужчине! Или оставила меня в покое!

Кенди отступила и вышла из комнаты. Эта вспышка злости озадачила ее. Она ведь хотела помочь… Ну и характер! Что это значит, - относиться к нему как к мужчине? Кенди медленно подняла руку и прижала ее к губам. Они помнили его поцелуй, и девушка вмиг залилась краской. Она забежала в отведенную ей комнату и захлопнула дверь.

Нил с досадой посмотрел на закрывшуюся дверь и опять сел на постели. Несмотря на огромную усталость, спать он не мог. В голову лезли сумбурные мысли о Кенди, вопросы оставались без ответа, возмущение и надежда бились между собой за право владеть его сознанием.

"Если бы она предложила мне помощь, потому что хотела помочь именно мне, я был бы счастлив, - думал Нил, лихорадочно вспоминая недавний разговор. - Если бы для нее это действительно имело значение, если бы, прикасаясь ко мне, она чувствовала то же, что и я, если, накладывая мне повязку, она бы делала это не только из чувства профессионального долга… Но она! - Нил фыркнул и поежился. - Она бы перевязала мне руку, как еще одному пациенту, как одному из многих, как одному из тех, чье лицо не вспомнишь через десять минут… Неважно, кто перед ней, - я или какой-нибудь гнусный старик, или сопливый ребенок или покалечившийся бродяга… Нет, я бы этого не стерпел; ее равнодушие ко мне, единственное, чего я не могу пережить… - Нил нахмурился, но затем его лицо просветлело, и надежда вступила в свои права. - Я поцеловал ее! И, черт возьми, она ответила на мой поцелуй, будь я проклят, если это не так. Пусть попробует отрицать, что я ей нравлюсь! Более того, я почти уверен, что она сходит по мне с ума!

Эта мысль так вдохновила Нила, что он вскочил на ноги и прошелся по комнате. Нужно было хоть чуть-чуть притушить пожар в груди. Внезапно он остановился, и решение, которое он уже давно про себя вынес, предстало перед ним во всех своих неприятных подробностях.

- А если так… Если так, я должен разорвать помолвку с Дейзи. Очень, очень нехороший поступок…" - Нил раздраженно потер подбородок и сел на кровати. Поступок он называл "нехорошим" вовсе не из-за вины перед Дейзи, которую он опозорит на весь высший свет, нет, - чувства невесты занимали в переживаниях молодого Легана одно из последних мест. Поступок был нехорошим, ибо грозил огромным скандалом: глава семьи Леганов публично дал слово и не сдержал его. Совершать столь необдуманный поступок сгоряча было более чем опасно. Мало того, что репутация Нила будет безнадежно испорчена, он повредит и Элизе, и всем остальным. Этого нельзя было допустить.

- Поговорить с ее родителями наедине, предложить любые деньги в качестве отступного… - пробормотал Нил. - Главное, решить все наедине, чтобы ни малейший слух не проник за двери кабинета. Разорвать помолвку без нашего присутствия… Да, это наиболее безболезненный выход из этой ситуации, - Нил обрадовался, что принял решение, но все равно терзался, что скандала не избежать. - Причина, какую же назвать им причину? Проблемы с наследством? Неожиданные трудности, о которых мне не хотелось бы распространяться. Да, пусть будет так. Неожиданные трудности, о причине которых мне не хотелось бы вдаваться в подробности, - повторил он про себя, и, успокоившись, лег и сразу погрузился в сон.

Кенди прижалась к двери спиной, затем закрыла дверь на задвижку. Если бы так легко можно было закрыть свои мысли, чувства, если бы можно было бы так же обезопасить растревоженную душу!

Девушка прижала руку к бьющемуся сердцу, как будто старалась утихомирить его. Что это с ней? Что произошло с ней за эти несколько часов?

Кенди медленно подошла к небольшому простому зеркалу, висящему на стене. На нее смотрела совсем незнакомая девушка. Даже при слабом свете свечей у незнакомки нежно горели щеки, глаза блестели загадочно и задорно. Губы хитро улыбались, а растрепанные кудряшки жили своей жизнью, молодость, желание, ожидание завтрашнего дня таились в уголках губ, в каждом движении, в каждом вздохе. Испорченное платье и синяки, как ни странно, не портили впечатление, а наоборот, лишь усиливали его и подчеркивали проснувшуюся красоту незнакомки тем, что она живая, настоящая.

Повинуясь внезапному порыву, Кенди разделила волосы на пробор и собрала волосы руками в два хвостика.

- И так хорошо! - прошептала она, затем растрепала кудряшки, и они золотистым нимбом окружили голову, - и вот так… - Счастливый смех рвался изнутри, ей хотелось прыснуть от смеха, зажимая рот. - А это значит, что… - Кенди повернулась, и встала перед зеркалом, уже серьезно вглядываясь в отражение. - Это значит, что да - я хорошенькая!

Кенди засмеялась, бросилась на кровать и заснула с улыбкой на губах.

для размещения на candykitchen.ru

…Нил закрыл дверь кабинета и перевел дух. Пренеприятнейший разговор с родителями Дейзи Дилман окончен, все позади. Он дотронулся до безымянного пальца, где уже второй день не было кольца. Свободен! Нил усмехнулся, но вдруг заметил движение в коридоре, слева от него. Грациозная девичья фигурка с опущенной головой. Дейзи! Нил был совершенно уверен, что она сюда не придет. Она же не думает что… Надо было что-то сказать, что-то сделать, но на Нила нашло какое-то оцепенение. Единственное, чего он боялся, это объяснения с Дейзи. И вот, когда все позади, - она…

- Нил?

Дейзи приблизилась, и Нил взглянул в ее лицо. Она прилагала героические усилия, чтобы не заплакать и держаться с достоинством, как истинная леди.

- Нил, почему ты меня так унизил?

Нил опустил глаза. Дейзи подошла ближе. Она понимала, что ведет себя неприлично, что унижает и себя, и его, но она чувствовала, что должна сказать ему слова, которые обжигают душу, ядовитой желчью растекаются по жилам.

- Нил, ты с самого начала это задумал? Ты, которого бросили во время помолвки, ты, который знаешь, какое сильное это унижение, ты это сделал специально? Ты просто использовал меня? Ты заранее решил, что будешь с ней?

Нил удивленно поднял взгляд.

- Нет, Дейзи, что ты… У меня и в мыслях не было тебя обманывать! Заключая помолвку, я искренне думал, что женюсь на тебе. Но потом я встретил ее…

- Ты специально ездил к ней, - жестко перебила Дейзи. - Нил, зачем обманывать? Я просто хотела сказать… Я хотела сказать… - она запнулась, и так долго сдерживаемые слезы потекли по щекам, рыдания душили ее.- Я просто хотела сказать, что для меня этот брак… был бы не просто сделкой! Я… ты мне нравился!

Дейзи повернулась и побежала прочь.

Нил ошеломленно посмотрел ей вслед. Он впервые подумал о Дейзи как о живом человеке со своими мыслями, чувствами, желаниями. Из разряженной куклы, которую он взял бы в жены как марионетку, как прикрытие для любовной связи с Кенди, она вдруг превратилась в человека, который тоже любил, желал, надеялся, верил. Для Нила это стало открытием. Он не ожидал, что своим отказом настолько сильно оскорбил ее.

- В любом случае, все позади, и я свободен! - прошептал он, потирая безымянный палец: еще оставался незримый след от оков кольца. Нил постоял, уставившись в никуда. Перед ним плыло красивое лицо плачущей Дейзи. Неожиданно его охватило раздражение. Да что знает Дейзи о любви?! Куда ей понять, что значит, когда неведомая сила толкает тебя вперед, заставляет совершать поступки, которые ты секунду назад назвал бы абсурдными? Что она знает о пламени, которое жжет изнутри, которое уничтожает тебя прежнего, всего, без остатка?

- Пусть хоть все провалятся к черту! - прошипел Нил, сжав кулаки. - Пусть все провалятся, я не откажусь от Кенди. Чтобы ни случилось, я не откажусь от нее!

 

…Кенди посмотрела на свое старое платье в шкафу. Оно висело бесформенным куском ткани, выцветшим и блеклым, как вся ее жизнь последние три года.

Девушка поняла, что за эту ночь стала другой, когда, переступив порог Дома Пони, впервые сказала неправду. Она сказала, что они с Нилом попали в аварию. Сейчас, при свете утренних лучей старое застиранное платье выглядело особенно жалким.

Кенди взяла его в руки. Ей так не хотелось одевать его, словно влезать в старую кожу. Ни капельки неженственное, тусклое и некрасивое. Волшебная ночь закончилась, и Золушка опять вернулась к своим обязанностям. Кенди убрала волосы под косынку, чуть не заплакав от досады.

- Все, все закончилось, все позади… - думала она. - И он больше не приедет, я оттолкнула его. Он женится, и больше не приедет сюда, ко мне.

Утром Кенди проснулась в замечательном настроении, но когда ей сказали, что Нил уже уехал в Чикаго, а ее так любезно отсылает в Дом Пони, Кенди поняла: тут что-то не так. Нил, наконец, осознал, что ей он более чем не нравится, и ретировался. Но почему-то теперь эта мысль совсем не радовала ее.

- Он больше не приедет… - прошептала она.

Кенди медленно подошла к столу, на котором стояла ваза с орхидеями. Она вдохнула пряный аромат экзотических цветов. Любовь Нила была похожа на эти цветы, - яркая, бросающаяся в глаза, резкая, страстная. Не робкое, нежное, чувство юноши, проникнутое уважением и обоготворением своей избранницы, а любовная лихорадка мужчины, который не успокоится, пока не покорит женщину. Резкий аромат орхидей напоминал о поцелуе на ночной дороге, о темных глазах, наполненных страстью.

- Почему я думаю о нем? - спросила себя Кенди. - Почему? Я же ненавижу его! Я ненавижу его всей душой! Но… Неужели он больше не приедет?

Она села на стул и неожиданно почувствовала в душе пустоту. Нил и вправду больше не приедет. Даже если бы он захотел, он женится, и уже не сможет поступать так как ему вздумается, не вызвав разговоры. А быть его "второй женой" она отказалась.

- Когда-то я сказала, что если я выйду замуж за Нила, то проживу свою жизнь впустую… - тихо проговорила Кенди. - Но теперь я понимаю, это без него моя жизнь пуста.

Кенди прижала руки к груди. Неожиданное признание самой себе оглушило ее, голоса снаружи звучали будто издалека, а она оказалась в вакууме. Кенди стало страшно. Липкий ужас проникал в сознание, она проваливалась в бешеный водоворот, вниз, вниз, обратно пути не было.

- Я не могу любить его, нет, это невозможно! Нет, только не он, только не он! - Кенди внезапно осознала, что ее ненависть после прошлой ночи превратилась в совсем другое чувство, такое же болезненное, такое же сильное, но абсолютно противоположное. От мысли, что сейчас Нил находится с другой женщиной, красивой и изысканной, которой он будет принадлежать по закону, в груди стало больно, будто вонзили кинжал. Кенди не знала имени счастливой соперницы, но уже ясно представляла себе утонченную леди, леди, которой бы Нил не посмел бы сказать те слова, которые он позволял для Кенди. Леди, с которой он "всегда вежлив". С этой леди Нил будет внимательным, добрым и нежным. Нет, даже думать об этом было невыносимо.

-Кенди!!! Кенди-и-и-и-и-и!!!

Ребята звали ее. Надо бы выйти к детям, переделать кучу дел и непрестанно улыбаться. Но не было сил даже шевельнуться: мысли сковали все ее существо. Следовало вырвать эту любовь из сердца, пока не поздно. Она не принесет счастья - Кенди это ясно понимала. Такая любовь заранее обречена на неудачу, даже не потому, что сейчас они стояли слишком далеко друг от друга по социальной лестнице, нет, - будь на его месте Арчи, все шло бы совсем по-другому. Нил мог быть жестоким и очень непредсказуемым, а это разрушало все планы на счастливое будущее.

- Если он меня разлюбит, он меня уничтожит, выкинет, как ненужную вещь. Ему будет все равно. Более того, он попытается всячески отравить мне жизнь. Он и раньше так поступал, но если… - Кенди вдруг представила, что будет, если после того, как она признается Нилу, что любит его, он будет к ней жесток. - Нет, если я открою ему сердце, я буду беззащитна. Он не тот человек, которому можно довериться, я его слишком хорошо знаю…

Кенди грустно посмотрела в зеркало. Раньше, за защитной маской ненависти, злобные поступки Нила были для нее не страшнее булавочных уколов. Но теперь, когда его отношение к ней стало для нее самым важным на свете, малейшая колкость с его стороны становилась коварным ударом в сердце.

Кенди вышла во двор и занялась малышами. Но даже в круговерти забот ее сердце не давало ей покоя.

 

- Нил! Нил! Открой дверь! - требовательный стук в кабинет выдавал раздражение сестры.

Нил поспешил открыть дверь. Элиза ворвалась в комнату, как возмущенный вихрь юбок, бантов, волос, захлопнула дверь и энергично прошлась по комнате.

- Что это такое?! Нил, ты в своем уме? Что у тебя случилось с Дейзи?! Ты разорвал помолвку? Об этом все шепчутся, грядет скандал!

- Да. Я разорвал помолвку.

- Почему?! - Элиза пытливо вгляделась в лицо брата и с проницательностью неразлучной подруги детства и юности все поняла. - Это из-за нее, да? - спросила она тихо.

- Да, - Нил второй раз за день опустил глаза.

Элиза отвернулась. Когда дело касалось этой девчонки, его было бесполезно переубеждать Она это прекрасно понимала и не стремилась нажить в лице брата врага. Тут надо действовать хитрее и мягче.

- Нил, ты же знаешь, что я всегда на твоей стороне, - негромко сказала Элиза.

- Да, как и я - на твоей.

- Это так. Я пошла против всех тогда, в прошлый раз, помнишь?

- Да.

- Уговорила маму, бабушку… Но тогда все было совсем по-другому. Кенди носила фамилию Эндри.

Повисло молчание. Да, сейчас все было по-другому, иначе Нил не предложил бы Кенди стать его chere amie.

- Ты хочешь жениться на ней? Для этого ты разорвал помолвку с Дейзи?

Нил кивнул. Элиза подошла к окну и нервно потеребила занавеску.

- Нил, ты знаешь, что мне уже двадцать. Недалеко до старой девы. Я не замужем. Если ты устроишь скандал и убежишь с Кенди в Европу, я… Ну, ты понимаешь, что они сделают со мной. Я никогда не выйду замуж, и со мной никто не будет общаться, - Элиза говорила на редкость спокойно, просто констатируя факты. - Ну, и там мама, папа, понимаешь…

Нил молчал. Он понимал, что сестра права.

- Элиза, я люблю ее, - ответил он, как будто это что-то объясняло.

Элиза резко развернулась.

- Ох, Бог мой, Нил! Я ее ненавижу, я бы хотела, чтобы она исчезла из нашей жизни навсегда, но что я могу поделать, ты любишь ее! Я не запрещаю тебе ее любить! Никто не может запретить тебе, никто и никак! Это все как раз понятно! Я же говорю, чтобы любить ее, необязательно на ней жениться. Более того, жениться на ней для тебя ну совершенно невозможно. Даже если ты наплюешь на нас всех, на нашу семью, на имя Леганов, но о ней-то ты подумал? Я понимаю, что ты сейчас ничего не хочешь слушать, ты решил, замечательно, но ты подумал, каково будет ей? Ей, девушке низкого происхождения, выросшей в совершенно других условиях, ее будут унижать, оскорблять, выставлять на посмешище. А заодно и тебя, и всю нашу семью!

Элиза подошла ближе и положила Нилу руку на плечо.

- Прошу тебя, братишка, ну будь благоразумным. Обещай, что подумаешь над тем, что я сказала.

Нил вздохнул, но ничего не ответил. Элиза вышла из комнаты. Да, она была права, все были правы. Все было против того, чтобы он и Кенди были вместе. Весь здравый смысл был против этого союза. Если он все-таки настоит на своем, если он всеми правдами и неправдами добьется разрешения на брак, если уедет в Европу, если все отвернутся от него и придется искать новый круг знакомых и друзей, если придется, что самое ужасное и позорное - работать, если… Все это можно было вытерпеть лишь в одном случае, - если Кенди будет рядом с ним. Только ради нее…

Но… но, допустим, Кенди будет рядом с ним. Видеть ее отвращение, терпеть ее ненавидящие взгляды, и так всю жизнь… Любит ли он ее настолько, чтобы вынести целую жизнь без ответной любви, отверженный прежним окружением? Сможет ли он насильно привязать ее к себе навсегда? Любой бы отступил, видя очевидное нежелание любимой женщины, а если прибавить огромные трудности, которые ждали их впереди, но…

- Я не отступлю! - вслух сказал Нил и сжал кулаки. - Я не из тех, кто отступает. Я не откажусь от Кенди! Она будет моей!

Нил сел за стол и достал бумагу с оттиском фамилии Леган. Он надолго задумался: необходимо было направить несколько прошений на получение разрешения на брак.

- Мистер Леган?

В комнату просунулась голова служанки.

- Да?

- Вам записка от Вашего отца.

Нил вскрыл конверт и пробежал глазами записку.

"Нил, нужно серьезно поговорить. Жду тебя в библиотеке в пять часов".

Нил поднял глаза на служанку.

- Скажите, что я не приду, у меня ужасно болит голова.

Нил захлопнул дверь и сел за письмо. Все плясало перед глазами. Он совершенно вымотался за последние три дня. Головная боль оказалась правдой.

для размещения на candykitchen.ru

…Вечер суматошного дня Кенди решила посвятить письмам. Но, странное дело, письмо Альберту так и осталось пустым листом; слова, которые раньше легко ложились на бумагу, описывая повседневные заботы, мечты и воспоминания, беспокойство, теплые чувства, никак не приходили на ум. Кенди несколько раз пыталась написать хоть пару строк, но письмо выходило сухим и официальным. Как рассказать, как поделиться теми мыслями, которые сейчас одолевают ее, роятся злыми осами, жалят и отравляют кровь? Как написать о ревности к невесте Нила, о собственных эгоистических чувствах к нему, мало похожих на настоящую любовь? Как написать о растревоженном сердце, о страхе, который наполняет душу тоской, что в следующем месяце в одном из номеров газеты она прочтет о свадьбе Нила Легана? Как написать о том, что она сама не понимает, как излить на бумагу мучения последних трех дней? А если она пыталась писать, что все по-прежнему, письмо выходило чужим, и она сама себя не узнавала.

- Что же это со мной?" - прошептала Кенди. - Что это? Разве это - любовь?

Любовь, думала Кенди, это нежное чувство, проникнутое самопожертвованием, самоотречением, благородством… Откуда тогда ревность? Откуда эти злые мысли? Кенди чувствовала какую-то обиду за то, что он выбрал не ее. Абсолютная бессмыслица. Нил предлагал, даже заставлял ее насильно быть его невестой. Но сейчас, когда он отступил, вдруг появилась эта обида и росла, впиваясь в грудь.

- Он выбрал леди. Они будут счастливы! Проклятие!

Кенди ударила кулаком по столу. Физическая боль заглушала душевную. Как же остановить это безумие? Мысли и чувства отказались повиноваться, разрушали скорлупу спокойствия. Кенди просто не могла не думать об этом, не могла пожелать им счастья.

Кенди метнулась к шкафу, где висело желтое платье, которое для нее выбрал Нил.

- Он всегда был груб со мной, всегда ненавидел меня. Но я прощала. Я прощала…

Кенди погрузилась в воспоминания детских лет. Нил и Элиза никогда не оставляли ее в покое, и она постоянно плакала из-за их выходок. Но, как ни странно, она легко прощала его; несмотря на его подлости, она хорошо относилась к нему. Воспоминания об отношении к Нилу предстали с неожиданной стороны. Да, она хорошо относилась к нему! Несомненно! После того, как она выручила его в темном переулке…

- Я бы сделала это для кого угодно, - сказала себе Кенди, но сейчас она понимала, что это не совсем правда. Да, она постаралась бы помочь любому, но зачем она подмигнула Нилу при их встрече после того ночного приключения, напоминая о нем и как бы показывая, что это их маленький секрет от всех, включая Элизу? Врагу бы она не подмигнула!

- Я…- прошептала Кенди и прижала руку ко рту.

Тогда образ Терри затмевал все, но сейчас, сейчас все другие мужчины ушли из ее жизни. Добровольно или по прихоти обстоятельств, но она осталась одна, одна со своими мыслями.

Кенди дотронулась до желтого платья. Прикосновение к мягкому шелку навеяло воспоминания. Если бы она тогда вышла замуж, то сейчас с ним была бы она, а не та другая леди. Кенди силилась вспомнить лицо девушки, которая была с Нилом в машине три года назад, и воображение рисовало ей идеальный образ. Образ настоящей леди, красивой, утонченной, сдержанной и аристократичной. Острая боль вновь пронзила все ее существо. Девушка понимала, что потеряла нечто неведомое, нечто очень важное, и поэтому ей так больно. Она потеряла страстную любовь, ту, что обжигает лишь раз в жизни. Раз в жизни затягивает в водоворот страсти, окружающий мир перестает существовать, и человек совершенно теряет голову! Со временем люди становятся осторожнее и не распахивают свое сердце навстречу безумию.

Повинуясь внезапному порыву, Кенди надела желтое платье.

- Я поеду к нему! Еще не поздно! Еще не поздно сказать, что я…

Она посмотрела в зеркало. На нее смотрела девушка, которая твердо решила бороться за свое счастье.

Кенди выскочила во двор с одной сумочкой в руке. На вопросы, куда она собралась, она отвечала растерянно - "дела в городе", и всем было ясно, что с ней что-то не так.

- Кенди, девочка, не торопись, объясни толком… - уговаривала ее мисс Пони, но Кенди лишь обняла ее и быстрым шагом пошла, почти побежала к дороге. Но пока она пыталась найти попутную повозку, ее опять одолели сомнения. Собственный поступок показался нечестным, эгоистичным.

"Что я ему скажу? Где буду искать его, в его доме, там, где Элиза? А та девушка… Она же ни в чем не виновата, она не виновата, что я так поздно поняла… А ей-то как? Я не могу так поступить…"

Кенди шагнула назад и, развернувшись, побежала, зажмурив глаза и зажав уши руками.

"Нет, нет, это будет подло! Я не должна так поступать! Я просто не имею права!"

Кенди забежала в Дом Пони, отмахнувшись от вопросов испуганных мисс Пони и сестры Лейн. Последние силы ушли на то, чтобы подпереть дверь комнаты, она упала на одну из детских кроватей и зарыдала так, что казалось, сердце вот-вот разорвется.

 

…Нил откинулся назад, усевшись поудобней на сиденье машины. За сегодняшний день он выдержал столько переговоров, что голова просто раскалывалась. Мадам Элрой, отец, мэр, всякие влиятельные семьи, священник… Но он добился своего! Нил еще раз взглянул на гладкую бумагу с печатями. Разрешение на брак у него в руках! Он победил! Кенди будет его женой! Но это все потом, сейчас ему действительно надо выспаться. Руки немного дрожали, волнение и приятное предвкушение триумфа будоражило душу. Дейзи, семья, все позади! Впереди только Кенди…

Нил нажал на газ, разворачивая машину, как вдруг почувствовал сильный удар слева. Его буквально выкинуло из машины, и весь мир погрузился во тьму.

 

…На следующее утро Кенди вернулась к своим обязанностям. Она старалась работой заглушить свои чувства, но получалось плохо. Она стала болезненно раздражительной, чего раньше с ней вообще не случалось. Она как будто ждала неприятного известия, нервно просматривая свежие газеты и, не найдя того, что искала, вздыхала и с облегчением, и с досадой.

Кенди взяла в руки очередной номер и мельком заглянула в светские новости. По своей привычке, устоявшейся в эти дни, она откинула ее прочь, но внезапно поняла, что в небольшом заголовке встретились заветные слова "Нил Леган".

Кенди схватила газету и лихорадочно пробежала глазами по колонке. Ей никак не удавалось прочитать эти несколько слов: буквы скакали перед глазами, еле пробиваясь сквозь завесу невесть откуда взявшегося тумана.

"Даниель Леган, глава семьи Леганов сегодня попал в аварию. Очевидцы утверждают, что зрелище было поистине кошмаром, - когда его автомобиль выезжал из резиденции семьи Эндри, ему в бок на высокой скорости врезался автомобиль Колина Макгрегора. Даниель Леган доставлен в главную больницу Чикаго, его семья в отчаянии, поскольку травмы весьма серьезные".

Комната качнулась, поплыла перед глазами. Кенди нечеловеческим усилием воли не рухнула в обморок. Минуту она стояла в оцепенении, но потом метнулась к двери.

- Кенди!!! - чей-то голос окликнул ее, но она бежала, бежала без оглядки.

"Нет, пожалуйста, Господи, только не это…" - беззвучно шептали ее губы, когда она подбегала к дороге, когда садилась в попутный автомобиль, когда судорожно пыталась объяснить водителю, что ей срочно нужно в Чикаго.

"Нет, только не он, пожалуйста… Пожалуйста, пусть все будет хорошо!" - от безмолвной молитвы девушку трясло, она судорожно сжимала руки. "Нет, я не могу его потерять, нет, только не его!"

Только сейчас Кенди поняла: если в ее жизни не будет Нила Легана, ее жизнь будет пуста, превратится в существование. Потеряв его, она потеряет себя, потеряет ту искру жизни, которую он в ней зажег несколько лет назад. Ей не оправиться от такого удара.

"Я не могу его потерять!" как заклинание мысленно повторяла Кенди, устремив невидящий взгляд вперед. "Не могу… Потому что я…"

Только теперь, когда стало слишком поздно, Кенди поняла. Только уяснив, что может в любой момент потерять Нила, она осмелилась признаться себе.

- Потому что я люблю его! - проговорила она почти вслух, и водитель удивленно обернулся на нее. Кенди опять замолчала и прижала руки к груди. Сердце колотилось где-то в горле.

Когда машина остановилась в Чикаго, Кенди умолила водителя хоть немного довезти ее до больничного комплекса - лучшего в Чикаго. Добродушный старичок подвез бледную дрожащую попутчицу, недоуменно покачивая головой. Что-то явно стряслось у этой милой девчушки, но спрашивать было бесполезно - на все предложения помощи она отмалчивалась.

Кенди выскочила из машины, даже не поблагодарив водителя, рванулась по лестнице. Сейчас, сейчас она узнает… Сейчас… Сейчас!!! На последних крутых ступеньках Кенди чуть не оступилась и только взялась за ручку, как дверь резко распахнулась с другой стороны.

Кенди отшатнулась: перед ней стояла Элиза. Карие глаза, сначала удивленно-округленные, постепенно презрительно сощуривались, окидывая взглядом фигуру Кенди сверху вниз.

Но Кенди была почти счастлива видеть ее. Элиза уже знала правду!

- Элиза… - у Кенди невольно дрожал голос, горло перехватила судорога. Она сцепила руки; неведение и отчаяние мучило ее. - Элиза, скажи мне, умоляю… Как он?

Карие глаза, так похожие на глаза Нила еще больше сощурились.

- Ах ты, гадина! - прошипела Элиза. - И у тебя еще хватает наглости врываться сюда и задавать такие вопросы? Посмотри на себя! Ты полное ничтожество, но пытаешься всех одурачить. Ни шляпки, ни сумочки, прибежала… Делаешь вид, что беспокоишься за него? Да все из-за тебя! Ты убила Энтони, из-за тебя погиб Стир! Теперь очередь моего брата! - постепенно злобное шипение Элизы переросло в визгливый крик, и вокруг стали собираться любопытные.

Но злые слова не задевали Кенди. Чутье безошибочно подсказало: если бы Нилу грозила опасность, Элиза вела бы себя совсем иначе. Поэтому Кенди лишь улыбнулась и проскользнула внутрь.

Она подбежала к окошечку регистратуры, где собралась очередь, но Кенди не обратила на нее внимания.

- Извините, можно узнать…

- Девушка, встаньте в очередь! Безобразие какое-то…

- Ну пожалуйста, мне только надо узнать в какую палату поместили Нила Легана?

- Вы с ума сошли! Никаких посещений посторонними лицами!

Кенди отпрянула от окошка и метнулась по лестнице.

- Мисс!!! Мисс!!!

"Я просто должна узнать, что с ним!" - твердила про себя Кенди, заглядывая в каждый кабинет на втором этаже. "Должна!!!" она пробежала почти весь этаж, каждый раз с замиранием сердца распахивая белые двери.

Распахнув очередную дверь, она увидела ЕГО… Он удивленно взглянул в ее испуганное лицо, и Кенди почувствовала, что задыхается от сдерживаемых рыданий, что глаза сами собой наполняются слезами, и подгибаются колени. Как в тумане, она медленно подошла к кровати. У Нила почти вся рука была перевязана, на лице ссадины, но с первого взгляда было ясно, что насчет "очень серьезных" травм газеты сильно преувеличили.

- Нил! - Кенди обессиленно опустилась на краешек кровати и не сводила с него глаз.

Удивленное выражение карих глаз сменилось самодовольным.

- Ты беспокоилась обо мне?

Наглый тон отрезвил Кенди, будто ее окатили холодной водой. В голове прояснилось.

- Я… Я рада, что с тобой все в порядке. Я пойду, - Кенди встала, но пациент неожиданно крепко схватил ее здоровой рукой за запястье и силой заставил сесть на кровать.

Нил сел повыше, приблизив лицо к самому лицу Кенди, и горячо зашептал:

- Ты же беспокоилась обо мне, правда, Кенди? Не надо, не отвечай, я знаю. Ты же беспокоилась именно обо мне, ты не можешь лгать! У тебя все на лице написано. Кенди…

Кенди, очарованная его присутствием, его словами, молчала.

- Кенди! - Нил стиснул ее запястье, и руку пронзила боль. Но девушка даже не моргнула.

- Кенди, скажи, что ты любишь меня!

Кенди опять промолчала. Нил пытливо вгляделся в ее лицо, которое сперва мертвенно побледнело, а затем заалело румянцем. Нил все понял без слов.

- Кенди! - Нил придвинулся ближе, и от его горячих обжигающих поцелуев у Кенди закружилась голова.

- Кенди, мы уедем отсюда, - шептал Нил. - Я выбил разрешение на брак, мы уедем в Европу, во Францию… - его слова опутывали разум, подавляли волю. - Ты и я, только ты и я, мы начнем все сначала… Я не из тех, кто отступает!

- Не зови меня с собой! - вдруг прошептала Кенди, как будто очнувшись. - Ох, не зови меня с собой! - уже громче воскликнула она, протягивая руки и обнимая Нила, отвечая на его поцелуи. - Не зови меня с собой, потому что я пойду за тобой, куда бы ты меня не позвал…

 

Конец

Страница Фанфиков