Название:Сцена поединка

Автор: MsCandyEmma

Переводчик: Candice

Оригинальное название «A Duel Performance»

Ссылка на оригинал: на candyterry.com

Пэйринг: Кенди/Терри, Сюзанна, и др.

Рейтинг: R

Жанр: Romance

Размер: Миди(?)

Разрешение на перевод: по соглашению с хозяйкой сайта candyterry.com Candice имеет право переводить любые фанфики с ее сайта

Примечание: Переведен в 2004г. Отредактирован в 2010г. В данное время мини 1999г автор решила продолжить.

Предупреждение: переведен для сайта «Кухня Кенди». Другие ресурсы на размещение перевода разрешения не получали.

Саммари: Бродвейская премьера. Вариант развития событий, когда Сюзанна цела и невредима, и потому играет Джульетту - с Терри в роли Ромео

 

Глава 1

 

Кенди радостно хлопала в ладоши, стоя на балконе. Терри забронировал лучшее место, откуда открывался прекрасный вид на сцену. Глаза ей застилали слезы, и она чувствовала прилив гордости за игру Терри. Он был идеальный Ромео! Порой, пока шел спектакль, она могла поклясться, что он смотрел на нее, когда повторял слова любви, предназначавшиеся Джульетте-Сюзанне. Кенди хихикала и щипала себя, думая, что ей это только кажется. Публика устроила актерам оглушительные овации.

– Браво, Терри! – кричала она и махала ему.

Терри глянул вверх, где стояла махающая девушка, и улыбнулся. Моя Кенди, мысленно произнес он. Он отвесил еще один поклон, на сей раз вместе с Сюзанной, на что зрители ответили еще более громкой овацией и приветственными возгласами:

– Браво! Браво!

Сюзанна изо всех сил стискивала ладонь Терри. Она трепетала от удовольствия, что успех принадлежит им обоим.

– Ты был сегодня великолепен, Терри, – шепнула она ему, когда они кланялись третий раз.

– Сегодня все были великолепны, Сюзанна, – ответил Терри, отвешивая последний поклон.

Занавес, наконец, опустился. Терри высвободил свою руку из хватки партнерши и прошел за кулисы.

– Терри, подожди! Ты куда? – воскликнула Сюзанна и подбежала к нему. В ее глазах светилось любопытство.

– К себе в гримерную переодеться, – ответил Терри. Его терпение было на исходе.

– Ой… извини, – запнулась Сюзанна, нервничая из-за его безразличия. – Я не хочу задерживать тебя, но я действительно хотела... я действительно хочу знать, что...

– Терри, Сюзанна, молодцы! – к ним подошел режиссер и обнял своих ведущих актеров. – Спектакль стал гвоздем сезона! По моим ожиданиям, мы продержимся на вершине успеха еще восемь недель как минимум!

– Восемь недель? – повторил ошеломленный Терри.

– Терри, ты недооцениваешь свою известность! – с гордостью заметила Сюзанна. – У тебя много поклонников, особенно среди женщин, которые придут вечером, чтобы увидеть тебя на сцене.

– Сюзанна права, – согласился режиссер. – Твоя карьера теперь пойдет в гору. Уверяю, ты будешь нарасхват!

Терри молчал. Он думал, как сможет высвободить время для Кенди, пока она будет в Нью-Йорке.

– Терри, что-то с тобой? – спросила Сюзанна. Всякий раз, когда взгляд его становился отрешенным, девушка задавалась вопросом, о ком он думает. Не о ней ли – Кенди, медсестре из Чикаго? При мысли, что в жизни Терри присутствовала девушка, в сердце Сюзанны разгоралась ревность. Работая с ним бок о бок, она стремилась войти не только в его профессиональную жизнь, но и в личную. Она восхищалась его целеустремленностью, упорством, с которым он репетировал и заучивал роли. Она наблюдала, как долгими вечерами он повторял свой текст и шлифовал свое мастерство. Он приходил в театр и декламировал пустым местам ночь за ночью, пока строки не врезались в память намертво. И ее любовь с каждым днем становилась сильнее. Почему он ее не замечает? Разве он не понимает, как он ей важен?

– Мне нужно идти, – резко сказал Терри, развернулся и ушел к себе.

Сюзанна открыла рот, чтобы снова остановить его, но режиссер коснулся ее руки и отрицательно покачал головой. Девушка, смутившись, опустила глаза. Ее влюбленность не была для него секретом. Режиссер предупреждал, что у Терри большие амбиции, и у него не останется времени на личную жизнь. Она понимала, но кому под силу погасить любовь? Особенно, когда она разгорается.

– Сюзанна, отпусти его, – тихо увещевал режиссер.

Девушка взглянула на него и улыбнулась, делая вид, что не понимает намеков.

– А сегодня планируется вечеринка для актеров, в честь премьеры?

Режиссер кивнул.

– Приглашены все. И репортеры, и местные сливки общества – все соберутся в поместье леди Маргарет.

– В поместье Леди Маргарет?! – Сюзанна недоверчиво округлила глаза. – Вы хотите сказать, вечеринку устраивает она?

– Да! Она приходила на частный просмотр во время репетиций и настаивала до последнего. Она самая большая поклонница Терри.

– Понимаю... – прошептала Сюзанна. Леди Маргарет была, пожалуй, старейшей матроной нью-йоркской элиты. Видная, богатая особа, она обладала безупречной репутацией и большим влиянием. Если леди Маргарет устраивала прием, никто не смел отказаться от ее приглашения. Одним мановением ее руки человек мог вознестись на вершину или рухнуть в грязь. Девушка подумала о Терри. Он должен посетить эту вечеринку!

Кенди нервничала, ожидая Терри в фойе. Она осмотрелась вокруг и заметила, что кучка разодетых дам ее разглядывает ее с презрением. Девушка закусила губу и покосилась на свой наряд. Его помогала выбирать Анни. Когда Кенди впервые надела его, она почувствовала себя преобразившейся Золушкой. А под их взглядами ее платье как будто превратилось в лохмотья. Она прислонилась к колонне и вздохнула, не желая показываться им на глаза.

– Подожду здесь, – сказала она себе. – Надеюсь, он сможет меня найти.

– Кенди! Что ты тут делаешь?

У Кенди упало сердце. Слишком хорошо знакомый голос.

– Добрый вечер, Элиза, – выдавила она, опасаясь последствий встречи.

– О Боже! – глумливо воскликнула Элиза, глянув на ее платье. – И тебе не стыдно показываться здесь на премьере в таком виде?

Кенди вздернула подбородок и сверкнула глазами.

– Лучше одеться так, чем быть такой, как ты!

– Какая грубость! – ахнула Элиза. – Ты все такая же нахалка! Знай, ты так и останешься девчонкой с конюшни! Ты можешь одеть хоть какое красивое платье, но никогда не станешь леди! Ты всегда будешь бедной сироткой с конюшни!

Кенди сжала кулаки. Как же хотелось залепить ей оплеуху.

– Неужели ты думаешь, что для того, чтобы стать леди, нужно родиться в богатой семье? Вот здесь ты ошибаешься, Элиза. Леди – та, кто держится с достоинством и уважает себя и других. Леди не смотрит на других сверху вниз и не отворачивается от слабых и бедных. Леди присуще сострадание и великодушие. Она не гонится за красивой одеждой и драгоценностями, потому что знает: благодаря доброте и скромности она будет блистать в тысячу раз сильнее, чем в любых бриллиантах, рубинах и жемчугах!

Остолбеневшая Элиза уставилась на нее. Задетая нотацией, она зашипела:

– Да как ты смеешь...

– Как это понимать? – потребовала ответа мадам Элрой. Она остановилась у Элизы за спиной и наградила Кенди неодобрительным взглядом.

– Тетушка Элрой, – пробормотала Кенди и присела в почтительном реверансе.

– Тетушка Элрой, вы представляете, Кенди здесь пытается учить меня, как должно вести себя леди? – рассмеялась Элиза. – Такая нелепость! Что она о себе возомнила?

– Кто тебя пригласил сюда? – спросила мадам Элрой, не меняя тона.

– Терри... Терроз Гранчестер, – осторожно ответила Кенди.

– Терри? – Элиза ушам своим не поверила. – С чего ему приглашать такое ничтожество как ты, на премьеру?

Мадам Элрой сурово посмотрела на Кенди.

– Своим присутствием ты позоришь нашу семью. Немедленно возвращайся в Чикаго.

Кенди изумленно вытаращилась на нее.

– Вернуться в Чикаго?

– Да! – нетерпеливо подтвердила Элиза. – Тебе здесь не место! Возвращайся к своим драгоценным пациентам.

– Кенди! – окликнул Терри сзади.

Кенди с облегчением повернулась и увидела, что Терри пробирается к ней через толпу.

– Терри! – оживилась Элиза и кинулась ему навстречу, отшвыривая Кенди.

– Ай! – воскликнула Кенди, ударившись головой о колонну.

– Ах, Терри! Ты сегодня был великолепен! – принялась расточать любезности Элиза. – Ты был самым настоящим Ромео!

Терри не обратил на нее внимания. Он высматривал Кенди и нашел ее, потирающую голову.

– Кенди! Ты ушиблась? – Он вмиг оказался рядом с ней и дотронулся до ее волос.

Девушка одарила его смущенной улыбкой.

– Кажется, жить буду.

Терри улыбнулся в ответ.

– Давай выбираться отсюда.

Кенди облегченно кивнула и взяла его под руку.

– Стойте! Кенди, куда ты собираешься идти?

Голос мадам Элрой заставил Кенди и Терри остановиться.

– Извините, мадам, но вас, думаю, это не касается, – хладнокровно ответил Терри.

Изумленная Элиза ловила воздух ртом. Мадам Элрой замерла с таким видом, словно ее вот-вот хватит удар.

Кенди нервно закусила губы. Терри никогда не видел мадам Элрой!

– Э-э... Терри...

– Что за наглость! – рассердилась мадам Элрой. – Это так ты разговариваешь со старшими?

Прежде, чем Терри мог ответить, вмешалась Кенди.

– Терри так шутит, мадам Элрой! – нервно рассмеялась она. – Пожалуйста, не принимайте его всерьез.

Терри вопросительно посмотрел на нее, не понимая, зачем она оправдывалась.

– Кендис Уайт! – взревела мадам Элрой. – Если ты все еще считаешь себя членом нашей семьи, ты послушаешься моего приказа, оставишь этого наглеца и сегодня же уедешь в Чикаго!

– Она никуда не уедет, кроме как со мной, – твердо возразил Терри и взял Кендир за руку.

– Терри, зачем ты тратишь на нее время? – насмешливо спросила Элиза. – Она ничтожество!

Терри глянул на нее, как на надоедливую муху.

– Элиза, ты давно смотрелась в зеркало? Посмотри туда получше, и поймешь, что ничтожество именно там.

С этими словами он повернулся, не отпуская от себя Кенди, и, оставив позади двух остолбеневших леди, парочка начала пробираться сквозь толпу.

– Идем со мной, Кенди, – твердо заявил Терри, ведя ее по фойе, и не обращая внимания на шепчущихся зрителей. Всем было любопытно, что это за девушка рядом с Терри? Должно быть, она для Терри много значит, раз он пришел за ней.

Кенди энергично следовала за ним. Ей не терпелось уйти от многочисленных пристальных взглядов. Терри привел ее к задней двери, и тут их остановил режиссер. Сюзанна, увязавшаяся за ним, оторопела при виде Кенди.

– Терри! Уже уходишь? – спросил режиссер.

Терри обернулся. Ему уже надоело, что у них постоянно встают на пути.

– Для меня недостаточно быстро, – сухо бросил он. – А теперь извините...

– Терри, ты не можешь уйти! – выпалила Сюзанна. – Леди Маргарет – она, должна заметить, твоя большая поклонница – пригласила тебя и остальных к себе на прием. Правда, сэр?

Режиссер кивнул и окинул спутницу своего ведущего актера любопытным взглядом.

– Да. Я настаиваю на твоем посещении, Терри, ради труппы. Нам бы не хотелось разочаровать леди Маргарет твоим отсутствием.

Терри усмехнулся, его глаза озорно сверкнули.

– Сэр, сколько вечеринок я должен посетить? Я не стану тратить свое личное время на незнакомую женщину. Передайте ей мои сожаления.

Он повернулся, чтобы уйти, но Кенди его остановила.

– Нет, Терри. Я думаю, ты должен пойти, – заявила она. – Сегодня вечером у вас состоялась важная премьера. Я не хочу, чтобы ты пропустил такой важный прием.

Терри лишился дара речи. Неужели она не знала, как ему хотелось побыть с ней наедине? Но не успел он ответить, вмешалась Сюзанна.

– Как любезно со стороны твоей спутницы! Она права, ты должен послушать ее. Пойдем с нами, Терри, пожалуйста!

Кенди высвободила руку и чуть отошла.

– Тебе нужно идти, Терри, – улыбнулась она. – Не беспокойся обо мне. Со мной все будет хорошо!

Терри скрестил руки и поглядел на девушек. Его красивое лицо стало медленно расползаться в ухмылке.

– Похоже, все хотят решать за меня, как мне проводить вечер, – Он потер подбородок и напустил на себя страшно задумчивый вид. – Хм-м... что же мне делать?

Кенди с легкостью распознала его насмешку. Она нахмурилась и уткнула руки в боки.

– Не знаю, как ты, а я направлюсь обратно в гостиницу.

Только она повернулась, как Терри перехватил ее руку.

– Не так быстро, – возразил он. – Если ты настаиваешь, чтобы я пошел на прием, значит, ты пойдешь со мной. Иначе леди Маргарет сегодня узнает, что такое разочарование.

Кенди удивленно округлила глаза.

– Я... я не могу идти с тобой. Я не приглашена!

– Ерунда! – возразил режиссер. – Вы можете пойти как спутница Терри. Не думаю, что леди Маргарет будет возражать.

Терри нежно улыбнулся Кенди. В глазах его сверкали озорные искорки.

– Хочешь или нет, ты проведешь этот вечер со мной.

Кенди смутилась от его намеков. Зато Сюзанна наблюдала за их переглядками с растущим отчаянием. От острых уколов ревности засосало под ложечкой. Почему Терри не смотрит так на нее? Он крепко, по-хозяйски держал Кенди за руку, не отпуская ее от себя ни на шаг. Он влюблен в нее! От этой мысли Сюзанне захотелось умереть.

– Сюзанна, тебе нехорошо? – тихо спросил ее режиссер, заметив, как побледнела актриса.

Сюзанна заставила себя улыбнуться и мотнула головой.

– Я в порядке. Наверное, я просто немного устала после представления...

– Может, тебе лучше отдохнуть и пойти домой?

Сюзанна решительно отказалась. Она хотела быть рядом с Терри, пусть даже придется делить его с Кенди.

– Нет! Я прекрасно себя чувствую!

– А теперь мы уходим, – объявил Терри и обнял Кенди за плечо. На сей раз никто, даже она, не помешает ему покинуть театр!

– Можно, я пойду с вами? – кротко попросила Сюзанна. Ее глаза умоляли Терри, но ответила Кенди.

– Конечно, в экипаже хватит места, правда, Терри? – посмотрела она на него сияющими глазами.

Терри не хватило духу ей отказать, и он, огорченный, тайно вздохнул. Сегодня вечером он хотел побыть наедине с Кенди и предложить ей романтичную прогулку в экипаже по парку. Сюзанна же своим присутствием все испортит.

Сюзанна, не дожидаясь его ответа, радостно улыбнулась и взяла Терри за локоть свободной руки.

– Так мы идем?

Режиссер провожал удаляющуюся троицу заинтересованным взглядом. Похоже, вечер сулил быть забавным.

 

 

Глава 2

 

Роскошный особняк леди Маргарет Уитни находился всего в нескольких кварталах от Стрэтфордского Театра на Пятой авеню, но для пассажиров в карете недолгая поездка словно растянулась на несколько часов. Сюзанна беспокойно ерзала на месте и оправляла платье. Ей казалось, что в воздухе чересчур тепло и душно для зимнего вечера. Напротив нее сидели Кенди и Терри, за которыми она наблюдала со скрытой завистью из-под опущенных ресниц. Ей было мучительно сознавать, что Терри не нравится ее присутствие, что он ее полностью игнорирует. Не отрывая глаз от Кенди, он собственнически обнимал ее за плечи. Кенди, явно блаженствуя, склонила голову ему на грудь. В свете уличных фонарей, мелькающих в окне, ее щеки чуть розовели. Сейчас Сюзанна продала бы душу дьяволу, лишь бы поменяться местами с нею и завладеть вниманием Терри.

– Ну, поскольку нас не представили, я Сюзанна Марлоу, а ты, должно быть, Кенди, – бодро заговорила она, чтобы нарушить неловкую тишину. – Мы, кажется, уже встречались в Чикаго.

– Да, я тебя помню, – понимающе улыбнулась Кенди. – Ты была очень добра ко мне в гостинице, когда я искала Терри.

Скрытая колкость не осталась незамеченной. Кенди явно знала, что Терри тогда вовсе не спал, и Сюзанна сомневалась, что ей простили обман. Хотя она понимала, что поступила тем вечером мелочно и эгоистично, она не сожалела о содеянном. Сюзанне было невыносимо потерять Терри из-за Кенди или, раз на то пошло, любой другой женщины. Безответная любовь заставила ее пойти на отчаянные поступки и обман, которых она сама от себя не ожидала, но ради того, чтобы заполучить Терри, она была готова заплатить эту цену.

– Если бы я знала, что ты друг Терри, я бы сказала ему о твоем визите до отъезда из Чикаго, – ответила Сюзанна, пытаясь изобразить раскаяние.

– Мой друг? – насмешливо переспросил Терри. – Я бы не стал сидеть всю ночь у больницы ради просто друга. Кенди значит для меня намного больше...

Его дразнящий взгляд заставил Кенди еще больше залиться румянцем, разжег чувственные воспоминания о предыдущей ночи, когда его теплые губы прижимались к ее губам, снова и снова... При воспоминании об их встрече после долгой разлуки ее охватил жар...

...Она стояла в его квартире и смотрела в окно, как падает снег, и сзади его руки обвили ее талию.

– Не проходило и дня, чтобы я не думал о тебе, – шепнул он ей на ухо. – Я счастлив, что теперь ты здесь.

Она улыбнулась и откинулась на его теплую грудь.

– Я тоже счастлива, Терри...

– Давай постоим так еще немного, – предложил он и зарылся лицом в мягкие золотые кудри.

Они стояли тихо, неподвижно, словно портрет любящей пары, греясь в безмятежных объятиях. Но ночной ветерок, дующий в окно, не мог охладить их растущую страсть. Она чувствовала, как его губы нежно касаются ее уха, спускаются сзади к шее, мягко прихватывая, даря поцелуи, от которых ее бросало в дрожь.

Она закрыла глаза и стала наслаждаться ласками. Подняв голову, она прочла в его пристальном взгляде любовь, отражение той, что носила в сердце.

– Я люблю тебя... – нежно шепнул он.

Она знала о его чувствах из писем, но слыша, как он произносит слова любви вслух, прослезилась.

– Я тоже люблю тебя...

Он наклонил к ней голову, и она приоткрыла рот. Ее дыхание участилось в предвкушении...

– Так значит, у вас все серьезно?

Неожиданный вопрос Сюзанны, словно ушат холодной воды, заставил очнуться от сладостных грез.

– Я думаю, это очевидно, – ответил Терри, и его сухой, но настойчивый тон не оставлял места возражениям.

– Терри! – Кенди было немного неловко от того, что он так открыто говорит об их отношениях, особенно Сюзанне.

– Пусть знает весь мир! – воскликнул Терри, хватая ее руку и целуя. – Ты моя девушка, и если надо, я буду кричать об этом с каждого здания в Нью-Йорке!

Кенди хихикнула и, смущенная, уткнулась лицом ему в грудь.

– Ну, перестань! Не надо!

Он тихо рассмеялся и обнял ее обеими руками. Затем прошептал что-то на ухо, отчего она захихикала и игриво ударила его кулачком. Они совершенно забыли о еще одной пассажирке, которая, как в пословице, чувствовала себя пятым колесом.

Сюзанна выглянула в окно, не в силах вынести теплое подшучивание между любящей парой. Она никогда не видела, чтобы Терри был таким расслабленным и беззаботным, как с Кенди. Любовь его полностью изменила. На работе он всегда вел себя равнодушно, серьезно и профессионально. Он едва улыбался или перебрасывался парой фраз с другими актерами и персоналом. Когда он не репетировал, он сбегал ото всех на театральную крышу. Он заявлял, что ему нужно учить свою роль, но Сюзанна задумывалась, а не предпочитал ли он побыть наедине со своими мыслями о любимой.

«Тебе очень повезло, что он любит тебя, Кенди... Если бы только я встретила его первой, тогда он бы любил меня!» молча страдала Сюзанна, сдерживая слезы. Ее ненависть и ревность к Кенди усиливалась, выходя из-под контроля. Кожа покраснела и начала гореть, она чувствовала, как все сильнее стучало в висках.

Кенди видела, как неудобно Сюзанне, и изо всех сил подавляла приступ негодования, который ощущала, начиная со спектакля. Когда она узнала от Терри, что Сюзанна украла несколько ее писем, она была оскорблена и сбита с толку. Почему такая актриса опустилась до кражи? Вспомнив ее ложь в чикагском отеле, она поняла причину... Сюзанна была безнадежно влюблена в Терри и ничем не давала понять, что отказывается от него.

«Сюзанна, я сожалею, если ты страдаешь, но Терри мой... Я совершила ошибку, поверив тебе в Чикаго, решив, что вы с ним вместе. Я не повторю ее снова...» твердо сказала себе Кенди.

Наконец, карета медленно остановилась перед высокими решетчатыми воротами имения Уитни. Двое слуг стояли в стороне, чтобы встречать прибывающих гостей и сопровождать к подъезду престижного дома из кирпича и известняка. Сразу у двери их приветствовал дворецкий и сопровождал по ряду тщательно отделанных, заполненных предметами искусства комнат в великолепный зал, где другие гости общались и танцевали под прекрасную веселую музыку венского вальса.

Когда они вошли в зал, воцарилась тишина, и любопытные взгляды обратились к ним. Кенди заметила, что вечеринка не отличается от светских раутов, которые устраивали Эндри. Те же богачи, одетые в лучшие вечерние костюмы и платья по последней моде. Зная, что будет дальше, она почувствовала себя как выброшенная из воды рыба. Но сегодня Кенди была полна решимости поддержать Терри и его труппу. Ради него она примет храбрый вид и постарается не выделяться из толпы или раствориться в ней.

– Пожалуйста, следуйте за мной, – сказал один из слуг и повел их к величавой даме лет пятидесяти в окружении орды гостей, ждущих своей очереди, чтобы поздороваться. Знатная хозяйка была воплощением элегантности, сидя в кресле с высокой спинкой, напоминающем трон. Ее темные седеющие волосы были аккуратно уложены волнами. Пронзительные янтарные глаза подчеркивали строгие черты лица. У Кенди сложилось странное впечатление, что она повстречала более молодую, привлекательную версию двоюродной бабушки Элрой, и не менее строгую.

– Терроз Гранчестер! Наконец-то вы пришли!

Терри осторожно приблизился к герцогине и согласно этикету поцеловал протянутую руку.

– Благодарю за приглашение для нашей труппы, Ваша Светлость, – вежливо сказал он.

– Я вижу, вы человек долга, Терроз, – улыбнулась вдовствующая герцогиня, пронизывая его взглядом. – У меня были сомнения, что Роберт сможет вас уговорить. Ваш отец удивился бы, увидев вас здесь.

– Мой отец? – нахмурился Терри. – Откуда вы его знаете?

– Мы вращались в одних кругах, когда я ездила в Лондон на лето. Герцог красивый, внушающий уважение мужчина! Боюсь, мне нечего сказать о его недалекой жене, но насколько я понимаю, он исполнил свой долг... Вы напоминаете мне его.

– Неужели? Не понимаю, чем. У нас с отцом нет ничего общего!

В ответ на его резкость герцогиня наклонилась, по-кошачьи хитро улыбаясь, и самоуверенно оглядела его с головы до ног.

– Возможно, нет... но в вас есть аристократизм, который вы не можете отрицать. Это качество принесет вам наибольшую пользу.

– Как сказать. Я вижу в нем только помеху, а пользы от него никакой, – сухо возразил он.

Леди Уитни негромко рассмеялась.

– Когда я услышала, что главную роль в «Ромео и Джульетте» получил Гранчестер, я должна была лично убедиться, не сын ли вы герцога. Очевидно, слухи, что вы не живете с отцом и отказались от наследства, верны.

Кенди почувствовала, что из-за напоминания о прошлом, которое он хотел забыть, нервы Терри натянулись струной. Она потянулась к нему, чтобы успокоить.

– Терри, я не знала, что ты сын герцога, – прошелестела Сюзанна. Она лишь знала, что его мать известная актриса Элеонора Бейкер, и была приятно удивлена этой новостью.

– Вы, должно быть, Сюзанна Марлоу, – с улыбкой обратилась к ней герцогиня.

Быстро выйдя вперед, Сюзанна сделала реверанс и пожала руку.

– Для меня честь познакомиться с вами, Ваша Светлость.

– Ваша Джульетта была замечательной, юная леди. У вас впереди блестящее будущее.

– Благодарю, мадам, – гордо улыбнулась она. – Но я вряд ли выступила бы так успешно, если бы Ромео играл не Терри. Когда мы работаем вместе, мы открываем друг в друге все лучшее, и вкладываем в наши выступления всю душу.

– Сегодня вы оба выступали прекрасно, – кивнула леди Уитни. – Я бы сказала, что вы полностью погрузились в персонажа и были убедительны в своей роли. Однако Терроз играл для публики... – Ее взгляд переместился к Кенди, которая стояла позади Терри, стараясь не привлекать к себе внимания. – Кто эта юная леди? Я не помню, чтобы я ее приглашала.

К превеликому огорчению Кенди, Терри обернулся и вывел ее вперед.

– Герцогиня, позвольте представить вам Кендис Уайт Эндри, мою гостью.

– Для меня честь познакомиться с вами, – Кенди сделала реверанс и, нервничая, пожала руку герцогини.

– Так это вы таинственная девушка из театра!

– Таинственная девушка?

– Вы сидели в противоположной стороне от моей ложи, и я заметила вас. Я подумала, что странно видеть молодую женщину без сопровождающего, сидящую на лучшем месте. Теперь я понимаю почему. – Она понимающе покосилась на Терри.

Кенди вежливо кивнула, не говоря ни слова. Она чувствовала себя как мышь, чей хвост оказался под лапой ленивой кошки.

– Кендис Уайт Эндри... – с любопытством поглядела на нее герцогиня. – Я знаю, в Мичигане есть богатый шотландский клан... Вы родственница Уильяма Эндри?

– Да, я его приемная дочь, – ответила она, тревожась.

– Приемная?! С какой стати Уильям удочерил ребенка?! Вы приехали в Нью-Йорк с семьей?

– Нет, одна...

Вид у леди Уитни был ошеломленный.

– Вы хотите сказать, что ваш отец позволил вам путешествовать без сопровождающих?

– Кенди уже не ребенок. Она вполне самостоятельна и достаточно взрослая, чтобы путешествовать одной, – гневно ответил Терри.

– Терри! – ахнула Сюзанна, боясь, что он оскорбит вдовствующую герцогиню.

Кенди дотронулась до его руки.

– Все хорошо, – тихо сказала она, надеясь успокоить Терри, пока он не вышел из себя.

Но герцогиню его прямота вроде бы не оскорбила. Его галантная попытка защитить Кенди, казалось, ее позабавила.

– Герцогиня, позвольте объяснить... – нерешительно начала Кенди.

– Пожалуйста... позвольте мне предположить. – Она откинулась на спинку кресла и сцепила руки, внимательно глядя на Кенди. – Вы приехали в Нью-Йорк одна к Террозу, и держу пари, без ведома отца.

– Это правда, я не сказала ему... – призналась Кенди, закусив губу.

– Я так и думала... но что-то мне подсказывает, что вы не просто беглянка. Вы добровольно пришли на вечеринку, зная, что вашу фамилию узнают... но вам от этого не по себе. Вы поссорились с вашей приемной семьей? Судя по вашему скромному виду, я полагаю, ваши средства ограничены.

Кенди кивнула.

– Я предпочитаю жить самостоятельно и самой зарабатывать на жизнь.

– Довольно храброе и глупое решение для молодой женщины, принятой в богатую семью. Странно, что вы отказались от поддержки отца... Вы работаете медсестрой?

– К-как вы узнали? – с удивлением посмотрела на нее Кенди.

– Кожа многое говорит о человеке, – улыбнулась герцогиня. – Знатные молодые леди тщательно заботятся о своей внешности. Кожа должна быть мягкой, белой и чистой. Вашему лицу не хватает макияжа, который бы скрыл ваши естественные, заметные глазу недостатки. Но вы, должно быть, уверены в себе, потому что Терроз, похоже, ценит вас такой, какая вы есть. Когда я пожала вам руку, по ее шероховатости я почувствовала, что вам приходилось тяжело работать, но вы не производите впечатление фабричной работницы или прислуги... скорее, медсестры, профессии столь же рабской и полезной.

Кенди вызывающе вздернула подбородок.

– Диплом медсестры это одно из достижений, которыми я горжусь больше всего. Я рада, что работаю в этой благородной профессии.

– Я не сомневаюсь, что вы знаете свое дело. В больницах всегда нужны медсестры... Вы собираетесь переехать в Нью-Йорк в ближайшем будущем? – Она многозначительно покосилась на Терри.

От неожиданного поворота в беседе Кенди вспыхнула румянцем смущения.

– Ну, я только что приехала, и...

– Это наше личное дело! – резко вмешался Терри.

– Вы в это верите? – улыбнулась герцогиня, позабавленная. – Стоит репортерам застать девушку, когда она покидает вашу квартиру, сколько, по-вашему, времени ваша личная жизнь останется закрытой? У известных актеров и знаменитостей вроде вас нет личной жизни. Как только публика начинает вас обожать, вы тут же утрачиваете это право.

– Я не согласен, – холодно ответил он. – То, что происходит в нашей личной жизни, касается только нас, и никого больше. Если придется, я выступлю против кого угодно, чтобы защитить нашу личную свободу.

Герцогиня интригующе прищурилась.

– Вы говорите откровенно и с большой уверенностью для молодого человека. Должно быть, Роберту нелегко давать вам указания.

– Терри очень хорошо ладит с директором Хэтуэем, – поспешила объяснить Сюзанна. – Они могут расходиться во мнениях, но они уважают друг друга.

– Сюзанна, не нужно меня защищать, – посмотрел на нее Терри, нахмурившись.

– Я... Прости... – пробормотала она. От его ледяного взгляда ее невольно передернуло. Стук в висках угрожал перерасти в полноценную мигрень.

– Вспомнишь черта, так он... Роберт! Мы как раз о вас говорили, – поприветствовала леди Уитни директора, который только что прибыл с женой и еще одной известной парой.

После всех приветственных церемоний леди Уитни искусно завладела беседой, чтобы вытянуть сведения из новых гостей. От Кенди не укрылось ее чрезмерное любопытство к подробностям личной жизни ее друзей и знакомых. Она буквально видела, как герцогиня мысленно составляет список их социальной значимости, согласно их характеристикам и финансовому состоянию.

– Потанцуем? – Терри схватил ее за руку и привлек ближе. Его вопрос больше походил на приказ.

Кенди охотно кивнула. Она чувствовала, что из-за банальных разговоров он теряет терпение и отчаянно пытается сбежать. Без лишних слов он вывел ее на середину зала и подхватил в объятия под мелодию знакомого вальса, почти как тот, под который они танцевали на Майском Фестивале.

– Роберт, у вас весьма талантливая труппа, но боюсь, ваш ведущий актер нарушил традицию! – шаловливо улыбнулась герцогиня танцующей паре.

– Традицию? Не совсем понимаю, какую, – ответил директор.

– Я говорю о давней традиции, когда исполнитель главной роли, Ромео, влюбляется в свою партнершу, Джульетту. Разве не так вы сошлись с женой, как и другие ведущие пары, до вас и после вас?

– В самом деле, мы с женой попали под романтическое влияние пьесы, – согласно усмехнулся он. – Однако, Терри, похоже, не из тех, кто следует подобным традициям. Этот Ромео влюбился в Джульетту, которую выбрал сам.

– Очевидно, – кивнула заинтригованная леди Уитни. – Но интересно, не ждет ли их любовную историю такая же трагическая судьба?

– Не вижу, с чего бы. Они кажутся счастливой парой.

– До поры до времени... – согласилась герцогиня, окидывая вопросительным взглядом танцующих.

Под сияющими огнями люстры Кенди и Терри наслаждались вальсом, увлеченные друг другом, предпочитая не замечать окружающие их взгляды украдкой и шепотки.

– Наконец-то ты вся моя, – с облегчением вздохнул Терри.

– Тогда, может, нам лучше продолжать танец, пока не закончится вечеринка? – шутливо предложила Кенди.

– Как бы приятно это ни было, я бы предпочел танцевать с тобой наедине у меня... – сказал он и привлек ее ближе, крепко обхватив рукой за талию, пока они не соприкоснулись телами. Это был смелый и возмутительный жест, отчего дамы, танцевавшие со своими кавалерами, вытаращили глаза и приглушенно заахали.

– Я все время думаю о прошлой ночи, – тихо шептал Терри. Когда она чуть задела его, его глаза сверкнули желанием.

– Я тоже... – застенчиво призналась Кенди.

Тот вечер был полон эмоций и впечатлений, и она его никогда не забудет. Воодушевленная, она вернулась к себе в гостиницу, и едва смогла уснуть. Волнующий трепет от их страстного воссоединения не выходил у нее из головы, как чудесная мечта, ставшая явью. Она не знала, как у них хватило силы воли отпустить друг друга...

– Я хочу тебя поцеловать, – вдруг сказал он тихим серьезным голосом.

– Терри! – покраснела она, смущенная, его нахальным заявлением. Он усмехнулся.

– Разве ты не хочешь поцеловать меня, моя Любовь с веснушками?

– Конечно, но не здесь же... – урезонила она и робко оглянулась.

– А если бы я нашел удобное место, ты бы поцеловала меня? – озорно улыбнулся он.

Кенди вопросительно глянула на него, задаваясь вопросом, шутит ли он или серьезно. Когда его манящие синие глаза хищно замерли на ее губах, ее пульс участился. Она затаила дыхание.

– Да...

Тихого острого желания в ее голосе ему вполне хватило для стимула. Продолжая вальсировать, Терри сразу увлек ее через зал к открытой веранде, ведущей в сад. Быстро осмотрел зал, чтобы убедиться, что в их сторону никто не смотрит, а потом потянул ее за плотные колыхающиеся портьеры, достаточно широкие, чтобы скрыть их.

– Я весь вечер этого ждал! – простонал он, овладевая ее губами, в ту же секунду проникая в ее рот языком и напиваясь ее ответной медовой сладостью. Он обнял ее, прижимая к себе мягкое податливое тело, а она обвила руками его шею. От ее губ его нетерпеливый рот проложил дорожку по чувствительной шее, мягко посасывая и прихватывая губами.

Кенди, ловя воздух, вся дрожа, изогнулась, стоя спиной к стене.

– Терри... мы должны это делать? – слабо возразила она.

– Боже, да!

Он вновь захватил ее губы в долгий ненасытный поцелуй, и их рты алчно впились друг в друга, насыщаясь взаимной страстью. У Кенди подкосились ноги, и она вцепилась в него еще крепче, как в спасательный плот во время океанского шторма. Они растворились друг в друге, и мир с бальными танцами и болтающими гостями был предан забвению.

Охваченный требующей удовлетворения страстью, Терри оторвался от ее губ, рвано и тяжело дыша.

– Веснушчатая, давай выбираться отсюда, – прохрипел он.

Кенди ошеломленно кивнула, затаив дыхание. Ее розовые губы чуть припухли от его страстных поцелуев.

– Иди за мной, – сказал он и сжал ее руку.

Когда они появились из-за портьер, Кенди почувствовала, будто ее тайно ведут по вражескому лагерю. Она избегала встречаться взглядами с гостями, стыдясь того, что кто-то мог заметить их рандеву за портьерами.

– Терри! Я так рада, что нашла вас!

– Тысяча проклятий, только не она... – пробормотал Терри себе под нос.

Когда Сюзанна перекрыла им дорогу, им пришлось остановиться посреди переполненной комнаты. Она схватила Терри за локоть; вид у нее был нездорово бледный.

– Пожалуйста, отвези меня домой... еле слышно взмолилась она. – Мне нехорошо...

– Сюзанна! Что случилось? – забеспокоилась Кенди. – Ты выглядишь больной...

– Я... Я не знаю... – слабым голосом проговорила она и упала на руки Терри.

 

...

Страница
фанфиков