Король Дроздобород

(по мотивам одноименной сказки)

Автор: Анюта

Бета: Candice

Пэйринг: Альберт/Элиза

Рейтинг: PG

Жанр: Romance

Размер: Миди

Разрешение на размещение: получено

Предупреждение: отредактирован для сайта «Кухня Кенди». Для размещения на иных ресурсах просьба испрашивать разрешение у автора.

 

 

 

Я развлечь вас постараюсь
Старомодной пасторалью.
От немецкой сказки в детской
Пахнет пылью и теплом.
Кто-то их опять читает
И страницы не считает.
И незримо братья Гримы
Проплывают за стеклом.

 

"Если ты меня не покинешь,
То и я тебя не оставлю" -
К этой песенке старинной
Я ни слова не прибавлю.
(Вероника Долина)

 

 

 

 

В главных ролях: Уильям Альберт Эндри и Элиза Леганс.

Предисловие:

История эта основана на событиях, описанных автором в фанфике "Такая нелепая судьба". Странно, я хотела написать окончание для аниме, так чтобы дальше уж некуда было продолжить, но, тем не менее, все продолжаю и продолжаю. Увлеклась…

 

Глава 1. Новая любовь Элизы.

Элиза обратила внимание на мистера Уильяма еще на том приеме, когда его представили как главу семьи Эндри. Она сразу же заметила, что он хорош собой, молод, богат и холост.

В то время как Нил убивался по Кенди, Элиза старалась не упустить возможности пообщаться с двоюродным дядей. И каждый его, пусть и ледяной, взгляд в ее сторону, воспринимала как знак внимания.

Но Кенди! Эта невыносимая девчонка опять стояла на ее пути, девчонка, которую когда-то отец навязал ей в компаньонки, чтобы дочь якобы познала трудности жизни. Да уж, трудности возникли сразу, как только она появилась. Никакие ухищрения не помогали избавиться от нее. Наоборот, чем больше усилий прилагали они с братом, чтобы навсегда изгнать чужачку из своей жизни, тем больше проблем возникало у них самих. "Спасибо, папа, тебе за компаньонку". Элиза ничуть не сомневалась, что именно с появлением Кенди Энтони перестал смотреть в ее сторону, а потом в колледже Кенди увела у нее Терри. Воистину, воплощение хитрости и лицемерия. Она околдовала их, а затем и Нила, и мистера Уильяма. И она оказалась членом семьи Эндри, их некстати потерянной дочерью, ее, Элизы, двоюродной сестрой! Да, для Элизы она была настоящим проклятием.

"Была", - как сладко звучит это слово. Теперь ее нет. Нет! Больше никаких препятствий к счастью. Наконец-то, свободна! По собственной глупости эта девчонка не вернулась с войны живой, исключительно по собственной глупости. Элиза взглянула на стоящий перед ней крест и улыбнулась: "Спи спокойно, Кенди, больше ты не сможешь мне помешать". Она подняла взгляд на мистера Уильяма, тот стоял рядом с Арчи, положив руку ему на плечо. Он был бледен.

- Пойдем домой, Элиза, - миссис Леганс потянула ее за локоть. - Нил уже на ногах не стоит.

Нилу действительно стало нехорошо, и он опустился на траву. Подоспевший дворецкий помог ему подняться, и семья Легансов направилась к машине. Пробираясь на заднее сидение, Элиза еще раз оглянулась на Альберта: Брайтоны забрали у него Арчи, и он стоял теперь в полном одиночестве и глубокой задумчивости.

- Мама, подожди минутку, - Элиза быстро спрыгнула на землю и почти побежала в его сторону. Но как раз в этот момент мистер Уильям (видимо, угадав ее намерения), сдвинулся с места, и, шепнув что-то на ходу мадам Элрой, скрылся в особняке.

- Элиза! - возглас матери прервал ее намерение отправиться туда же, - Поехали скорее, Нилу совсем плохо.

Элиза вернулась в машину, где на заднем сиденье, откинувшись на спинку, весь в испарине, тяжело дышал ее брат.

Альберт быстрым шагом вошел к себе в кабинет, закрыл за собой дверь на ключ, и, прислонившись к ней спиной, перевел дух. Потом подошел к окну и долго смотрел на сад. Наконец опустился на колени, опершись локтями в подоконник, сжал кулаками пряди волос, опустил голову. У него дрожали плечи.

На подоконник запрыгнул черно-белый скунс и ткнулся носом ему в лицо.

- Пуппи! - мужчина взял зверька на руки и благодарно прижал к груди. - Почему же мне так одиноко среди этих людей?

Нила лихорадило несколько дней. Сара, боясь, как бы болезнь не оказалась сгубившим Кенди тифом, переполошила всех врачей. Но это была нервная лихорадка, которая через несколько дней прошла сама, несмотря на старания любящих родственников. Как только Нилу стало легче, Элиза отправилась в особняк Эндри вроде как навестить и поддержать тетю Элрой.

Мадам Элрой с радостью приняла ее у себя, поблагодарила за внимание и заботу, и в очередной раз отметила, какая хорошая у нее внучатая племянница.

- А мистер Уильям? - спросила Элиза, - где он? Я могу с ним поговорить?

Тетушка вздохнула:

- Боюсь, что нет, дорогая моя. Уильям уехал в Европу по срочному делу и не сказал, когда вернется.

 

 

candykitchen.ru

 

Глава 2. Жили-были.

Через несколько месяцев Нил при поддержке отца поступил в медицинский институт. Элизе без него было скучно, поэтому она старалась развлекаться, как могла. Устраивала вечеринки, ходила на приемы, даже решилась на турне по Европе, несмотря на сложную политическую ситуацию, навестила Лондонские владения Эндри, но безрезультатно.

Тем временем, мадам Элрой сильно сдала и постепенно превращалась в обыкновенную старуху, из тех, что плохо слышат и покряхтывают на каждом шагу, и при этом ненавидят всех и вся, а особенно прислугу за то, что та не может поделиться с ними своей молодостью и жизненной силой. Улыбалась она теперь исключительно маленькому правнуку, который только учился ходить. Кудрявый и сероглазый Алистер Корнуэл был гордостью своих родителей, и наполнял радостью огромный дом. Его отец Арчибальд Корнуэл был весьма уважаемым в обществе молодым человеком, которому прочили неплохое будущее.

Да, с окончания войны прошло уже несколько лет. Нил оканчивал второй курс, когда однажды отец собрал их всех в своем кабинете.

- У меня для вас плохие новости, - начал он, нервно теребя галстук, и не решаясь продолжить сразу.

- Что случилось, дорогой? - забеспокоилась Сара.

- Нам отказали инвесторы, - грустно констатировал мистер Леганс, - а Duffas Limited Liability Company подали иск на очень немаленькую сумму и выиграли дело.

- Это значит? - Сара расширила глаза от ужаса.

- Да, это значит, что я банкрот, - выпалил глава семьи.

- Мы что, теперь нищие? - испугалась Элиза.

- Нет, ммм, мы теперь, как бы это сказать, - задумался отец, - как все. Прости, Нил, я больше не смогу оплачивать твою учебу в институте.

- Ничего, я как-нибудь сам справлюсь, - неожиданно спокойно ответил Нил, - решай свои проблемы, институт подождет.

- А Эндри? - спросила Элиза

- А что Эндри?

- Неужели они не помогут своим родственникам?

- Мадам Элрой уже давно не вникает в финансовые дела семьи, Арчи еще сам нетвердо стоит на ногах, а Уильям Эндри пропал где-то в Европе. Ты о нем что-нибудь слышала?

- Нет, папа, не слышала, к сожалению, - опустила голову дочь.

- И что ты планируешь делать? - спросила мужа Сара.

- Думаю поехать в Европу, поискать инвесторов, или хотя бы мистера Уильяма.

На том и порешили. Через несколько дней мистер и миссис Леганс отправились в добрую родную Англию, надеясь найти в ней поддержку и старые связи, а Нил и Элиза остались в Чикаго одни.

Нил устроился работать медбратом в какую-то больницу, снял себе комнату поближе к работе и исчез из поля зрения сестры.

Элизе пришлось гораздо хуже. Несмотря на то, что жила она теперь в Чикагском особняке Эндри и продолжала пользоваться почти всеми правами богатой наследницы, слух о банкротстве ее семьи уже обошел весь высший свет. К кому бы она ни пошла, нигде ее больше не принимали. Светская элита повернулась спиной к несчастной молодой леди.

 

 

 

Глава 3. Неприятная история.

Однажды, шатаясь с горя и от нечего делать по разным развлекательно-питейным заведениям, слегка подвыпившая Элиза забрела в игорный дом, которых немало развелось в последние годы в Чикаго. Села у стола и стала наблюдать за тем, как несколько раскрасневшихся от азарта мужчин играют в покер.

- 4 шестерки, - радостно кричал один.

- А у меня стрит - язвительно улыбался другой, открывая карты и сгребая себе денежки.

- Эй, леди, не хотите ли присоединиться? - обратился один из них к Элизе.

- Нет, спасибо, - отказалась она, - я не играю в карты.

- Да ладно, крошка, не ломайся, небось, просто ставить нечего? Папочка денег не дает?

- Да я… - Элиза покраснела, но фразу "леди из высшего общества" закончить не успела, поскольку один из парней успел хватануть ее рукой чуть ниже спины:

- Таким крошкам всегда есть, чем заплатить.

Красная как помидор девушка вырвалась из его "объятий" и пулей выскочила на улицу под свист и хохот собравшихся в зале мужчин.

Некоторое время она неслась, не разбирая дороги, кипя праведным гневом:

- Да как они посмели меня трогать? Да кто они такие? Все папе расскажу!

Потом села, пожалуй, впервые в жизни, прямо на бордюр газона и разрыдалась:

- Никто мне теперь не поможет, никто не защитит. Какая же я несчастная!

- Почему такая милая девушка плачет? - раздался рядом тихий приятный голос.

Элиза повернула голову и увидела рядом очень красивого молодого человека. Черные длинные локоны падали на лицо, оттеняя его и придавая таинственности тонким чертам.

- У вас какое-то горе? - продолжал он, ласково заглядывая ей в лицо, - Вас обидели? Скажите кто, и я обязательно с ними поговорю.

- Там, в казино, - заикаясь, проговорила Элиза.

- А, понятно, - протянул парень, как будто сразу понял, в чем дело, - пойдемте со мной. Вам надо согреться и успокоиться.

Сама не понимая почему, Элиза пошла с ним. Вероятно потому, что говорил он ласково и вежливо, или потому, что пожалел ее, что она сразу почувствовала себя окруженной вниманием и заботой. А может, она ему понравилась? Он ведь назвал ее милой.

Молодой человек привел ее в какой-то бар и усадил за столик, а сам направился к стойке и скоро вернулся с двумя бокалами пунша. Потом он достал из кармана какую-то таблетку и протянул девушке:

- Вот, выпейте, это поможет Вам успокоиться, а потом мы пойдем разбираться с Вашими обидчиками.

Элиза послушно приняла таблетку и запила ее пуншем. По телу мгновенно разлилось приятное тепло, и она с наслаждением откинулась на спинку кресла. Но вдруг… лицо ее собеседника исказилось и расплылось, как в кривом зеркале. Элиза потерла глаза и посмотрела еще раз: теперь не только лицо молодого человека, но и предметы вокруг стали менять свои очертания: стол шевельнулся, по стене пошли волны.

- Что происходит? - еле выговорила испуганная девушка заплетающимся языком.

- Расслабься, - весело отозвался странный парень и протянул к ней странную руку, - поначалу всегда бывает страшно.

Что было потом, Элиза плохо понимала и плохо запомнила. Появились еще какие-то ребята, они куда-то ехали на машине, а потом пустота и разноцветные круги.

Очнулась она на диване в незнакомой квартире. Ужасно болела голова, мутило и очень хотелось пить.

- Эй, кто-нибудь, - простонала она, - дайте мне воды.- Никто не отозвался.

Охая, Элиза поднялась с дивана и пошла искать воду сама. Графина нигде не было, зато на кухонном столе в изобилии стояли чашки и бокалы самых разнообразных форм и размеров. Впрочем, стояли они не только на столе и не только на кухне, а повсюду, так же, как и пустые емкости из-под самых различных напитков, в основном, банки из-под пива. Элиза проверила все емкости, но не нашла в них ни капли. Тогда, пренебрегая всеми привычными правилами гигиены, она взяла со стола первый попавшийся стакан и налила себе воды из водопроводного крана. Какой она показалась вкусной! Девушка сразу почувствовала себя гораздо лучше, и как следует поразмыслив, решила, что пора ей отсюда выбираться.

Воровато поглядывая по сторонам, прокралась она к входной двери и потянула за ручку. Дверь была не заперта. Элиза выглянула на площадку - никого. Тогда все также осторожно она стала спускаться вниз по заплеванной лестнице.

Наконец, на улице. От свежего воздуха вновь закружилась голова, и девушка на минуту прислонилась к стене, чтобы не потерять равновесие, и закрыла глаза.

- Быстро ты очухалась, - раздался знакомый уже голос, - крепкая баба.

Элиза открыла глаза и увидела перед собой четырех парней с кривыми ухмылками.

- Ты мне задолжала, - продолжал "красавчик", который теперь уже не казался таким уж красивым, - платить будешь? - он провел рукой по ее волосам.

- Не трогай меня, - возмутилась Лиза, смахивая с себя его руку.

- Ишь ты, как заговорила, - удивился "красавчик", - а вчера посговорчивее была. Давайте, ребята, объясним ей, куда она попала.

И к великому ужасу Элизы все четверо окружили ее довольно плотным кольцом со вполне явными намерениями. Она закричала.

- Тихо, успокойся, - прижал ее к стенке "красавчик", - сильно портить мы тебя не будем. Думаю, за тебя дадут неплохую цену. Так, развлечемся немного. Тебе понравится

 

 

candykitchen.ru

 

Глава 4. Необычный спаситель.

- Так-так, я смотрю, тут что-то не поделили, - за спинами ребят неизвестно откуда возник высокий бородатый мужчина в темных очках, кирзовых сапогах и с рюкзаком на левом плече.

- Не твое дело, дядя, - отозвался "красавчик", - иди, куда шел.

- А девушка тоже так считает? - мужчина удивленно посмотрел на Элизу.

- Не-е-ет! - завопила та. - Спасите меня! - и тут же получила увесистую оплеуху от одного из своих мучителей.

- Нехорошо бить леди, - покачал головой человек в очках, - настоящие мужчины так не поступают.

- Тебя забыли спросить, - огрызнулся "красавчик". - Расскажи-ка нам, как поступают настоящие мужчины.

И все четверо повернулись к нему.

Буквально через несколько минут - Элиза даже не успела сообразить, что собственно произошло, - парни сделали ноги, оставив девушку наедине с отряхивающим и без того грязную куртку незнакомцем.

- С Вами все в порядке, леди? - спросил он, подавая ей руку.

- Нет, мне очень плохо, - пожаловалась "леди", инстинктивно вытирая руку о платье, и прислонилась к стене, - думаю, я сейчас упаду в обморок.

- Тогда нам лучше убраться отсюда, пока они не вернулись с оружием, - почесал голову незнакомец, бесцеремонно подхватил девушку на руки и понес прочь, как куклу.

Когда городские постройки остались позади, Элиза забеспокоилась:

- Куда ты меня несешь? Пусти немедленно!

- Пожалуйста, - отозвался мужчина и поставил ее на землю, - и что Вы теперь собираетесь делать, леди?

"Почему он все время называет меня леди?" - подумала проницательная Элиза.

- А ты, собственно, кто такой? - спросила она вместо ответа.

- А Вы не узнали меня? - удивился он и снял очки.

- Да я в первый раз тебя вижу! - возмутилась леди, окинув его презрительным взором, - я, вообще, таких как ты, до сих пор не встречала.

- Хм, - еще раз удивился мужчина, - значит, это я обознался. - И он пошел прочь, к возвышающимся прямо перед ними горам.

- Эй, бродяга, подожди, - Элиза затрусила за ним следом. - Куда мне идти?

- Смотря, куда ты хочешь попасть, - изрек мужчина, не поворачиваясь и не замедляя шага.

- Я домой хочу! - заскулила Элиза. - Проводи меня.

- А где твой дом? - спросил мужчина.

Элиза назвала адрес. Незнакомец присвистнул и повернулся к ней:

- До Чикаго не меньше трехсот миль, ты предлагаешь пройти этот путь пешком?

- 300 миль? - девушка пыталась вдуматься в эту цифру, даже остановилась. Огляделась по сторонам:

- А где же я?

- Мидлсборо, Штат Кентукки тебе что-нибудь говорит?

Девушка покачала головой:

- Эти горы ужасны, как же мне попасть домой? - захныкала она.

- Лучше всего поездом, - посоветовал незнакомец, продолжая свой путь.

Элиза снова засеменила за ним:

- А куда ты идешь?

- Домой.

- А где твой дом?

Незнакомец остановился и показал пальцем на гору прямо перед ними:

- Там.

- Прямо в горах?

- Да.

- Но я не хочу в горы, - снова заскулила Элиза.

- А я тебя и не зову, - пожал плечами мужчина и повернулся к ней спиной.

- Мог бы и позвать, - обиженно пробурчала себе под нос злосчастная леди, еле поспевая за своим спасителем, - Интересно, он когда-нибудь моется? - она смерила незнакомца критическим взглядом.

- От Вас тоже сейчас не духами пахнет, - язвительно заметил он.

Они стали подниматься по крутой петляющей тропинке.

- Я больше не могу, - взмолилась Элиза и опустилась на камень. - Я не могу больше идти. Я хочу пить, и есть, и принять ванну.

Незнакомец остановился, достал из своего рюкзака хлеб и флягу и протянул ей:

- Ешь.

- Не буду я это есть, - обиделась Элиза, - и фляжка грязная, - она брезгливо поморщилась.

- Как хочешь, - мужчина снова пожал плечами и стал убирать еду обратно в рюкзак.

- Нет, дай сюда, - завопила девушка и выхватила у него из рук и хлеб и флягу. Быстро отвинтила крышку и стала жадно пить прохладную воду. Потом так же разделалась и с хлебом.

- Ты, и впрямь голодная, леди… - рассмеялся бородач, присаживаясь рядом.

- Меня зовут Элиза, - представилась невольная спутница, - Элиза Леганс. Я, между прочим, из очень хорошей, известной и богатой семьи.

- Я и не сомневался, - усмехнулся мужчина, - по Вам сразу видно, что Вы - настоящая леди, даже в таком виде, - он окинул ее взглядом и снова усмехнулся, - угораздило же Вас попасть в наш захолустный район.

- Меня украли, - уточнила "настоящая леди", дожевывая хлеб.

- Я так и подумал.

- А тебя как звать, бородатый бродяга? - спросила уставшая, сытая и оттого подобревшая Элиза.

- Да зови, как хочешь, - махнул рукой тот, - хоть Дроздобород.

 

 

 

Глава 5. Король Дроздобород и долгий путь наверх.

- Дроздобород, - рассмеялась Элиза, отчего заметно похорошела, - надо же, придумал! И как тебе такое в голову пришло!

- Ну, ты сказала "бородатый бродяга", а я и вспомнил про Дроздоборода. Это сказка Братьев Гримм, слышала о таких? Так и называется "Король Дроздобород", - он развел руками. - Я, правда, не король, но… всякое случается.

- Нет, я не читаю сказок, - вздернула носик Элиза.

- А зря. Сказки - очень полезная вещь, а главное - интересная. Вот, например, в этой молодого и доброго короля Дроздобородом обозвала очень красивая, остроумная, но гордая принцесса. Ей, видите ли, не понравилась его бородка, и она сравнила ее с клювом дрозда, исключительно, чтобы не выходить за него замуж. А над бедным королем потом все подданные смеялись. Жестоко, правда? - он посмотрел на молчащую девушку и улыбнулся. - Ладно, я потом расскажу тебе эту сказку, а сейчас мне пора двигаться дальше. Ты со мной?

Спутница кивнула и нехотя поднялась со своего камня.

"Совсем чокнутый, - думала Элиза, с трудом поспевая за человеком, который, как ей казалось, забыл, что идет не ровной мостовой, а по щебнистой крутой тропинке, - сказки рассказывает. А что я здесь делаю?"

Девушка попробовала восстановить в памяти предшествовавшие события, но в голове у нее все перемешалось и ее снова стало мутить. Бар, казино, "красавчик", полосатый диван, Кентукки, король Дроздобород - все казалось равно нереальным. Она застонала, пытаясь совместить одно с другим, и пришла к выводу, что так бывает только во сне. Вчера она выпила лишку, вот и сниться всякая муть.

Тропинка между тем вывела их на берег небольшой речки.

- Ну, вот и ванная, - радостно заявил "Дроздобород". - Сейчас смоем с себя всю эту городскую пыль, - он окинул взглядом прибрежную траву и склонился над небольшим цветочком, вроде гвоздики. Достал нож, аккуратно выкопал растение с корнем, отмыл корень в речке и мелко настрогал его в большой лист, - мыло, - пояснил он, - растение-сапонинонос.

Элиза подошла к речке и, едва дотронувшись до воды, тут же отдернула руку:

- Она же ледяная!

- Что, не будешь мыться?

- Нет, что-то не хочется. Я лучше здесь посижу, - она села на бережок и попыталась проснуться.

Мужчина между тем разделся - Элиза отметила красивое мускулистое сложение этого странного человека и длинный шрам на левом плече, - и с явным наслаждением полез в воду. Пока он мылся, девушка заснула.

Сладкий миг забвения.

- Вставайте, мисс, а то простудитесь, - ее бесцеремонно трясли.

Нехотя она открыла глаза и сквозь сонный туман увидела перед собой это волосатое лицо.

- Нет, не надо, я не хочу тебя больше видеть, - плаксиво пробормотала она, сворачиваясь на траве калачиком, - я хочу, чтобы ничего этого не было, хочу домой! - но на сырой земле сон долго не живет, он слишком быстро покинул бедняжку, оставив после себя колотящий озноб. К тому же по руке ползло какое-то насекомое.

- Ма-аа-ама! - Элиза моментально вскочила и несколько минут нервно отряхивалась.

Мужчина накинул на нее свою куртку:

- Пойдем.

- Никуда я не пойду, - стуча зубами, запротестовала леди, - не пойду, не хочу, не могу! Ни шагу больше! - она топнула ножкой, на глазах выступили слезы, - у меня все болит. Как ты смеешь меня так мучить!

- Пойдем, недалеко осталось, - он обнял ее за плечи, помогая двигаться вперед, - ты молодец.

Она прижалась к теплому боку, желая только одного: чтобы все это, наконец, закончилось.

Впрочем, так оно и вышло. Не успела Элиза как следует согреться, как тропинка вывела их на небольшую поляну, где под тенью утеса притулилась маленькая хижина. Деревянная, с односкатной крышей, выложенной потемневшими досками, она выглядела довольно неказисто, однако неплохо вписывалась в пейзаж.

- Ну вот, пришли, - констатировал бродяга.

- Что это? - отвисла челюсть у Элизы.

- Это - мой дом. Я сам его построил. От начала до конца, - похвастал "Дроздобород", - тебе не нравится?

Она даже не смогла ответить. И это сюда она с таким трудом шла? Здесь же даже сесть некуда.

 

 

candykitchen.ru

 

Глава 6. Хижина в горах.

Однако внутри оказалось не так уж и плохо. Довольно светло и чисто. В центре единственной комнаты была сложена каменная печь. С одной стороны от нее стоял стол с двумя стульями. А с другой, в углу, уютно устроилась кровать. Элиза села на стул и вытянула ноющие ноги.

- Дай-ка я посмотрю, - хозяин присел на корточки и снял с нее туфли. Девушка скорчилась от боли: она натерла немаленькие мозоли.

- Такая обувь никуда не годится, - он швырнул их под печку, - придется подыскать тебе другую. Отдыхай пока.

"Дроздобород" вышел на улицу. Летнее солнце двигалось к закату, окрашивая раскинувшуюся внизу долину в желто-бордовые тона.

- Может, я зря затеял все это? - спросил он сам себя, глядя на горизонт, - Ладно, поживем - увидим.

Оставшись в доме одна, Элиза внимательно его изучила. Здесь не было ничего лишнего, то есть, на ее взгляд, вообще ничего не было. Убедив себя, что это просто сон, и так и надо к этому относиться, она несколько раз обошла вокруг печки, прикидывая, что и как следовало бы, на ее вкус, изменить:

- Вот здесь надо бы поставить большое зеркало. Что за дом без зеркала? А вот тут комод. Нет, комод сюда не влезет, пусть будет хотя бы саше. Еще не помешала бы уборная.

Ходить босиком по шершавым доскам было неприятно, но лучше, чем в натирающих туфлях, поэтому Элиза не спешила их обувать. На столе она нашла свечку и спички и, так как на улице начинало темнеть, успешно ими воспользовалась.

Потом она полежала немного на кровати, пытаясь заснуть, но, несмотря на усталость, сон не шел. Вместо него опять появился голод. Она вышла на улицу и поежилась. Неподалеку горел небольшой костер, бросая оранжевые блики на лицо сидящего рядом человека, отчего оно выглядело немного зловеще. Человек заметил ее и махнул рукой в сторону большого валуна:

- Уборная за углом.

С трудом натянула Элиза свои туфли, взяла с собой свечку и осторожно двинулась вдоль каменной стены.

- Мамочки! - от страха девушка уронила свечу. В сгустившихся сумерках ей померещились какие-то звери, сверкнули красноватые глаза. - Помогите! - она бросилась к костру, но споткнулась обо что-то в темноте и упала.

- Что ж ты свечку бросила, глупая? Где ее теперь искать? - упрекнул ее подоспевший мужчина, помогая подняться.

- Я… там… - она не могла толком объяснить.

- Тебя, наверное, напугали мои друзья, - догадался хозяин. - Ладно, пойдем, провожу.

Они сидели у костра и ели что-то темное и густое. Элизе такого пробовать не доводилось.

- Так как же все-таки тебя зовут, бродяга? - спросила она. - "Дроздобород" слишком громоздко, и неудобно произносить.

- Можешь называть меня просто бродяга, у тебя это так мило получается, - усмехнулся мужчина.

Потом подумал и негромко добавил:

- Друзья зовут меня Альбертом, только вот не знаю, друзья ли мы с тобой.

- Конечно, нет! - возмутилась Элиза. - У меня не может быть таких друзей, как ты.

- Да, - грустно улыбнулся Альберт, - у тебя не может быть друзей.

Он встал:

- Пошли спать.

Они вошли в дом, и тут Элиза опомнилась:

- Так тут же всего одна комната!

- Да, - кивнул ее спутник, - одна. Но если мисс пожелает, могу сегодня уступить ее Вам. В такую теплую ночь можно поспать и на улице. Однако, надеюсь, совсем выгонять меня из дома Вы не будете?

Девушка растерянно помотала головой.

- Спокойной ночи, - он протянул ей свечу и скрылся за дверью.

Элиза долго не могла заснуть.

"Альберт… Почему он сказал, что у меня не может быть друзей, ведь у меня есть друзья. Или нет?.. Где они?.. Они все предали меня, бросили, отвернулись от меня, никого не осталось", - она заплакала от злости на людей и жалости к самой себе.

 

 

 

Глава 7. Нехитрое хозяйство.

Утром Альберт разбудил ее:

- Я ухожу.

- Куда? - продирая глаза, спросила Элиза.

- Попробую заработать немного денег, надо же тебя переодеть.

- А мне что делать?

- Что хочешь. За водой надо идти на речку, помнишь, где это?

Девушка кивнула.

- Вот и хорошо. Овощи найдешь в огороде. Рядом с домом есть корыто, можешь нагреть воды и помыться-постираться в нем - тебе не помешает. Ведро там же. Вся посуда в печке. Удачи! - он отсалютовал и закрыл за собой дверь.

Элиза поспала еще немножко, потом нехотя выбралась из постели и потянулась:

- Кофейку бы…

Она залезла в печку и извлекла оттуда закоптелый котелок и такой же чайник, пару алюминиевых кружек, две деревянные плошки, две ложки, сковороду и нож.

- Кухонная утварь, - усмехнулась она. - Интересно, почему всего по два, если он один живет? Ух, какая же она грязная, - она посмотрела на свои руки, перепачканные сажей, - а вода только в речке. Весело.

На самом деле, ей совсем не было весело. Она спустилась к реке и стала отмывать руки; вода была холодная, а сажа вовсе не спешила отмываться. Девушка посмотрела на свое отражение в воде и испугалась: лицо по цвету мало чем отличалось от рук, а на голове красовалось гнездо спутанных рыжих волос.

- Что он тут говорил вчера про мыло? - вспомнила она. - Выкопал какой-то цветок… - она стала дергать с корнем по очереди все прибрежные цветы, но ни у одного не нашла под землей куска туалетного мыла. - Вот зараза!

Молодая леди вернулась к хижине и обошла ее кругом. У боковой стены, как и было обещано, стояло деревянное корытце, рядом с ним - перевернутое ведро. Под корытом, к своей радости, Элиза нашла большой кусок хозяйственного мыла. Только вот воды не было. Пришлось снова идти на речку. На сей раз девушка предусмотрительно взяла с собой ведро и мыло. Она отмыла лицо и руки и набрала полное ведро воды. Потом разделась и решилась было зайти в речку, но тут же выскочила обратно: такой холодной показалась ей эта "ванна".

- Лучше я нагрею воду и помоюсь в корыте, - решила она и поволокла ведро вверх.

Это оказалось не таким простым занятием. Несколько раз она останавливалась отдохнуть. А когда донесла, ей стало жалко выливать эту воду в корыто, потому что хотелось есть, и она решила приготовить из нее завтрак.

Она вылила воду в котелок и повесила его на перекладину над кострищем. Так вчера делал Альберт. Потом взяла лежащие рядом дрова и насовала под котелок. Притащила из дома спички и попыталась все это дело поджечь. Но не тут-то было. Дрова, вчера так весело потрескивавшие в костре, сегодня совсем не хотели загораться. Элиза пробовала снова и снова, пока не перевела все спички.

- Ну и ладно, пойду, поищу овощи, - оптимистично решила она, оглядываясь по сторонам.

Огород она распознала по ровным посадкам и мягкой вскопанной земле; ограды на нем не было. Овощей тоже. Незадачливая гостья нашла только траву и немного бобов.

- Он обманул меня, - она грустно жевала зеленые стручки, - а может, вообще бросил здесь умирать? Надо выбираться отсюда, пока не поздно.

Она снова спустилась к речке и огляделась. Вниз сбегали сразу три тропинки. Одна шла вдоль берега, другая огибала каменистый уступ, третья исчезала в кустах.

- Куда же дальше? - Элиза растерялась. Она вспомнила вчерашние глаза в темноте, и ей стало страшно.

"Нет, подожду еще немного", - решила леди, возвращаясь в дом.

Придя домой, она заметила, что вода в котелке нагрелась на солнце.

- А это мысль, - сообразила девушка, взяла ведро и пару раз сходила с ним на речку. Теперь ей казалось, что идти совсем не далеко. Через пару часов она с удовлетворением окинула взглядом полное корыто с чуть прохладной водицей.

Мыться в корыте было неудобно, но она справилась. В качестве полотенца Элиза, не найдя ничего лучше, использовала постельное белье. Она завернулась в простыню и откинула на спину мокрые волосы.

- Молодец! Соображаешь! - похвалил ее вернувшийся Альберт.

Элиза покраснела:

- Да как ты смеешь! - возмутилась она. - Появляться в самый неподходящий момент. Да еще с комментариями, - она замахнулась на него рукой.

- Извини, - увернулся мужчина, - я не нарочно. Я тебе кое-что принес.

Он извлек из рюкзака сверток и пару ботинок:

- Вот. Получите.

Элиза развернула сверток. Это оказалась плотная бежевая рубаха и льняные брюки.

- Ты ничего не перепутал, бродяга? Я не мальчик, я - леди.

- Я думаю, в платье тебе здесь будет не очень удобно, - заметил Альберт. - Может, когда-нибудь спасибо скажешь.

- Ни за что! - вздернула носик Элиза и скрылась в доме, чтобы переодеться.

Когда она вышла, под котелком уже горел огонь, а хозяина можно было разглядеть со спины в огороде.

Элиза подбежала к нему, стараясь запомнить в деталях все, что он делает. Желудок свело при мысли о еде. А он не делал ничего сверхъестественного. Просто выдергивал из земли одну за другой морковку, лук, редис. Потом взял стоящую тут же лопату и выкопал пару кустиков картофеля. Отнес все это к костру, отмыл в миске с водой и, ловко орудуя ножом, вскоре отправил почищенные и нарезанные овощи в закипающую в котелке воду. Потом извлек откуда-то банку с мукой, замесил тесто, снял с костра уже готовый овощной суп, разворошил угли и поставил на них сковороду с тестом. Через несколько минут были готовы и лепешки.

Такой обед показался Элизе очень вкусным. После стручков-то.

- Научи меня разводить огонь, - попросила она.

Альберт улыбнулся:

- С удовольствием.

Вечером они сидели у разведенного Элизой костра. Альберт смотрел в огонь, девушка на него. Что-то в его профиле казалось ей знакомым.

"Где я могла видеть его раньше? Альберт… Уж не тот ли это бродяга Альберт, с которым в детстве водила дружбу Кенди? Но что тогда он делает здесь? Нет, вряд ли. Альберт - слишком распространенное имя для таких совпадений".

- Давно ты здесь живешь? - спросила она.

- Несколько лет.

- А тебе не одиноко?

Он улыбнулся:

- Одиночество не пугает меня. Я так же одинок, как тот цветок на берегу реки, или как птица, поющая по утрам на этом дереве.

- Но здесь же скучно.

- Скучно? - он поднял на нее удивленный взгляд. - Как может быть скучно там, где кипит жизнь?

- Да какая здесь жизнь, - возразила Элиза, - одни только камни да деревья.

- А ты прислушайся, - посоветовал мужчина. - Закрой глаза и слушай… Что ты слышишь?

Девушка закрыла глаза:

- Ничего не слышу. Тихо, как на кладбище.

- Ну что ты, - огорчился Альберт, - послушай внимательнее. Слышишь журчание воды?

- Да.

- А шелест ветра?

- Да.

- А пение птиц?

- Да, ну и что?

- Так это и есть жизнь. Немного потренируешься и научишься ее понимать, и тогда она расскажет тебе столько всего интересного, что тебе уже никогда не будет скучно. И слово такое забудешь.

Элиза покрутила пальцем у виска:

- Странный ты, бродяга.

Он согласился:

- Да, меня многие считают странным. Но у меня для тебя есть еще один подарок.

- Какой? - заинтересовалась девушка.

- Сейчас, - он достал из кармана куртки маленькое зеркальце и деревянный гребешок. - Нравится?

- Да! - выпалила Элиза, сгребла подарки и убежала в дом приводить себя в порядок.

 

 

candykitchen.ru

 

Глава 8. Всего понемногу.

Они прожили в горах до конца лета. Месяц или чуть больше. Альберт часто уходил куда-нибудь один, а Элиза оставалась дома практиковаться в ведении хозяйства. И чем лучше у нее получалось, тем больше ей это дело нравилось.

Через несколько дней Альберт представил гостье часть своей звериной семьи. Среди них была небезызвестная Пуппи и дикая коза с семейством.

- Козлята подросли, и она хочет угостить нас своим молоком, - сказал он девушке, поглаживая ласкающееся к нему животное. - Принеси какой-нибудь кувшин или банку.

Элиза послушно приволокла котелок, хотя ни вид козы, ни ее деток не внушал ей ни капли доверия.

- Погладь ее, - предложил Альберт.

- Не-е-ет, - протянула Элиза и отступила на пару шагов, - не хочу.

Мужчина весело рассмеялся:

- Ничего, привыкнешь.

Привыкнуть было очень сложно. Каждый день у дверей деревянной хижины появлялись самые разные звери и птицы, со двора доносилось громкое блеяние, свист, топанье, щебет и хлопанье крыльев. И Элиза уже давно умерла бы от страха, если бы Альберт не общался с ними так легко и непринужденно. К счастью, без него они не появлялись.

Как-то Альберт взял с собой Элизу в горы. Он обвязал ее веревкой и объяснил, как действовать и куда можно, а куда нельзя наступать. Они взбирались долго и не без приключений, пока, наконец, не оказались на плоской прямоугольной вершине среди валунов разных форм и размеров. Здесь дул сильный ветер и открывался вид на все четыре стороны. Видны были и город, и речка, и железная дорога, а с другой стороны склоны гор, местами покрытые белыми снежными заплатами, озерца в ложбинах и тонкие ниточки стекающихся к ним ручейков, поблескивающие на солнце. Альберт подошел к краю, раскинул руки навстречу ветру и закричал. Что чувствовала на вершине Элиза? Она не очень понимала, ради чего они проделали этот маршрут, и к тому же мерзла, но все ж гордилась собой.

- У местных индейцев существует легенда, - рассказывал ей потом у костра хозяин, - что где-то здесь в Аппалачах, за Голубым хребтом, где начинаются реки, живут души умерших людей. И когда кто-то на земле оплакивает их, горы поливает соленый дождь, и вода в реке становится соленой.

Ходили они и в ближайший поселок, где Альберт был любимцем местных босоногих мальчишек. Они всегда окружали его, требуя гостинцев или историю.

Бывало, что и в хижину в горах приходили люди. Некоторые забредали сюда случайно, в поисках уединенного места, но были и такие, кто проделывал этот путь специально, чтобы поговорить с хозяином или поглазеть на необычное хозяйство и симпатичную, но строптивую девушку, поселившуюся там.

Альберт брал с собой Элизу на рыбалку и за грибами. Днем он знакомил ее с травами и ягодами, а по вечерам учил слушать птиц. Элиза оказалась на редкость способной ученицей. Она быстро схватывала необходимые навыки, окрепла и загорела, при всем при этом постоянно кляла свое пребывание в "этой дыре" и мечтала вернуться домой.

 

 

 

Глава 9. Разоблачение.

В тот вечер они гуляли по окрестностям, собирая чернику, которая росла здесь в изобилии. Кто никогда сам не собирал чернику, понятия не имеет о том, какая это вкусная ягода. Сорванная с ветки, она за несколько минут теряет больше половины оттенков своего вкуса. Ничего удивительного, что наши герои с ног до головы перепачкались черничным соком.

Малочисленные деревья не скрывали вида на город, равнину и дорогу. Альберт застыл на месте, любуясь пейзажем в свете заходящего солнца. Элиза подошла и встала рядом:

- Как красиво, - выдохнула она.

Альберт возликовал: "Наконец-то! Наконец, она заметила, что здесь красиво!"

- Смотри, там внизу какая-то машина, - Элиза показала пальцем на дорогу, по которой полз черный автомобиль.

Мужчина нахмурился.

- Наверное, за тобой приехали, - пробормотал он, приглядываясь.

- За мной! - девушка радостно запрыгала, хлопая в ладоши. - За мной приехали! Идем скорее, - она схватила его за руку и потянула за собой вниз, к машине.

Навстречу им поднимался запыхавшийся Джордж.

- Мисс Элиза? - он очень удивился, когда увидел радостно бегущую к нему девушку с рыжими волосами, заплетенными в две тугие косички.

- Джордж?!? - она остановилась. - Но почему Вы?

- Простите, мисс Элиза, я не ожидал Вас здесь увидеть, мне надо поговорить с… э-э-э... - он отвел Альберта в сторону и что-то быстро зашептал ему в ухо.

- Это так необходимо? - спросил тот.

Джордж кивнул. Альберт вздохнул:

- Ну что ж, поехали.

При виде этой сцены у Элизы словно пелена с глаз спала:

- Да это же… мистер Уильям?

Альберт поймал ее взгляд. Минуту они молча смотрели друг на друга, потом Альберт взял ее за локоть:

- Думаю, мне стоит тебе кое-что объяснить.

Она дернула локтем, сбрасывая его руку. Ее глаза сверкали:

- Как ты мог? Почему не сказал раньше? Зачем весь этот спектакль с переодеванием, если ты мог сразу же отвести меня домой?

Альберт опустил голову:

- Прости меня. Мы поспорили с Арчи... И потом, ты была такой несчастной и озлобленной… В общем, я попросил этих парней выкрасть тебя и привезти сюда. Мне хотелось научить тебя радоваться. Радоваться простым вещам, радоваться жизни. Светское общество занято собой, и люди забыли, что значит жить. Я хотел вырвать тебя из этой элиты хоть ненадолго и посмотреть, что из этого получится.

- Как это низко, - фыркнула Элиза, залепила ему пощечину и залилась слезами. - Не хочу тебя больше видеть!.. Джордж, отвезите меня домой.

Весь долгий путь в Чикаго они молчали, забившись по разным углам заднего сиденья автомобиля, и смотрели каждый в свое окно.

Элиза была страшно разочарована. Подумать только, ее любимый Уильям Эндри шляется по горам, как простой бродяга. А она еще мечтала выйти за него замуж! Да что толку от его миллионов, если жить в старой кривой хибаре где-то в далеких Аппалачах? Вот идиотская семейка, эти Эндри, под стать Кенди. Поэтому они так легко и спелись.

Альберт тоже был недоволен. Он сердился на Джорджа, который совершенно не вовремя прервал так замечательно протекающий эксперимент. Да и не хотелось ему в Чикаго. А присутствие Элизы мешало обсудить детали дела по дороге.

Однако, ночь берет свое, и скоро Элиза задремала.

 

 

candykitchen.ru

 

Глава 10. Снова леди.

Но от этой сказки мудрой
Тонко веет старой пудрой.
Ветер треплет Гретель кудри,
Носит новые слова.
Я сниму остатки грима.
Что ж вы натворили, Гримы?
Вы-то там неуязвимы.
Я-то здесь едва жива.

 

К этой песенке старинной
Я свои слова прибавлю:
"Если ты меня вдруг покинешь,
То я это так не оставлю".
(Вероника Долина)

 

Проснулась путешественница только, когда машина остановилась у ворот лейквудского особняка Легансов. Альберта уже рядом не было. Ее встречали родители.

Поездка в Лондон прошла успешно. Им удалось найти нужные связи и деньги, достаточные, чтобы продолжить дело.

Сара с облегчением обняла свою блудную дочь, немало удивляясь ее внешнему виду. Элизу отмыли, одели и причесали, как подобает леди. И вскоре жизнь вошла в свою колею.

Она снова блистала на светских приемах, ее приглашали на вечеринки. Подруги опять были готовы все дни напролет обсуждать с ней моду, события и нравы. Только все это уже не доставляло ей былой радости. Разговоры казались скучными и пустыми, улыбки натянутыми, а комплименты лживыми. Она не могла простить подругам того, что никого из них не было рядом, когда ей было грустно.

Октябрь подходил к концу. Элиза сидела у окна и смотрела на желтеющие листья. Ей не хотелось в этом признаваться, но она скучала по вечерним беседам у костра, по приключениям в горах и дурачествам в холодной речной воде. Она позвонила в колокольчик.

Вошел дворецкий.

- Стюард, - спросила его молодая хозяйка, - у нас есть сказки братьев Гримм?

- Да, мисс, - вытянулся тот. - Прикажете принести?

- Нет, спасибо, я сама…

Она пошла в библиотеку, нашла на полке новый нечитанный томик немецких сказок с красивыми лакированными картинками, пролистала содержание, открыла нужную страницу и прочла буквально следующее:

Братья Гримм "Король Дроздобород"

Элиза прижала книгу к груди и радостно рассмеялась.

- Стюард! - выпорхнула она из библиотеки.

- Да, мисс?

- Отвезите меня к Эндри немедленно.

Всю дорогу Элиза нетерпеливо ерзала на сиденье. Промчалась по лестнице и сразу устремилась в кабинет к Альберту.

В кабинете сидел Джордж.

- Джордж, где мистер Уильям? - спросила Элиза упавшим голосом.

- Мистер Уильям уехал в Европу по срочному делу и не сказал, когда вернется, - ответил тот и почему-то подмигнул ей.

 

 

 

Я развлечь вас постаралась
Старомодной пасторалью.
От немецкой сказки в детской
Пахнет пылью и теплом.
Это я ее читаю
Я их очень почитаю.
И незримо братья Гриммы
Проплывают за стеклом.
(Вероника Долина)

Заключение.

- Мистер Уильям уехал в Европу по срочному делу, - ответил Джордж и почему-то подмигнул ей.

- В Европу? - переспросила Элиза.

- Мидлсборо, штат Кентукки Вам что-нибудь говорит?

- Да! - она просияла и выбежала из кабинета.

Альберт сидел на берегу реки, окруженный своими животными и думал о... Кенди.

Он вспоминал, как привел маленькую девочку в свой дом, и как она удивилась и обрадовалась, встретившись с его семейством.

Никто не умел так грустить и радоваться, как этот ребенок. Никто не умел так сопереживать и заботиться, как эта девушка.

Нет больше никого на свете с таким открытым сердцем, как у Кенди. Он мог сделать для нее больше, но не сделал, и совсем ничего не успел сделать для Энтони.

Возвращаться поздно, надо делать что-то сейчас, пока их образ не померк в его душе.

Ход его мыслей был прерван беспокойством животных. Зайчата разбежались, олененок настороженно поднял уши.

- Привет, - поприветствовала его рыжеволосая красавица. - Я тут проходила мимо, решила заглянуть в гости, не возражаешь?

Альберт рассмеялся:

- Нет, не возражаю, я всегда рад гостям, - он встал и с поклоном подал Элизе локоть: - Разрешите проводить Вас, леди.

На мгновение Элиза покраснела, легкое прикосновение вызвало дрожь во всем теле. Тут же захотелось большего, и она обняла его руку, прижалась щекой к плечу:

- Альберт!

- Да?

- Хочешь, я останусь с тобой?

- Не знаю.

"Как это не знаю?" Элиза подняла на него полный недоумения взгляд. Ведь он же любит ее? Иначе не стал бы выкрадывать. Ведь сказка закончилась свадьбой?

Его глаза смеялись.

- Пожалуй, я не возражаю против твоей компании, - лукаво заметил он, - но с одним условием.

- Каким?

Он посерьезнел:

- Ты никогда не будешь плохо отзываться о Кенди.

Элиза нахмурилась. Напоминание о Кенди, да еще из его уст вызвало целую гамму недобрых чувств. Она отстранилась и сжала кулаки. Даже теперь Кенди стоит между ними, мерзавка.

- Ну что? - поторопил ее Альберт. - Ты согласна?

Девушка укоризненно посмотрела на него. В ней шла борьба. Она не могла полюбить Кенди, но, кажется, любила его. В конце концов, он ведь просит только не говорить ничего плохого:

- Согласна, - наконец, проговорила она.

- Ну и славно, - улыбнулся ей мужчина. И Элиза почувствовала, что за эту улыбку можно простить даже Кенди.

Конец

 

 

 

© Анюта июль 2008

 

Страница фанфиков